WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

Pages:     | 1 ||

«ИНЬ И ЯН Борис АКУНИН Анонс Инь и ян - это театральный эксперимент. Один и тот же сюжет изложен в двух версиях, внешне похожих одна на другую, но ...»

-- [ Страница 2 ] --

Он совершит великие открытия, а я всё время буду рядом с ним. Это, наверное, и есть

счастье!

ФАНДОРИН: Вы п-полагаете?

ИНГА: Конечно. Знать, что ты кому-то очень-очень нужен, что этот человек без тебя

не может жить. Да ещё какой человек! Он поступил в университет пятнадцати лет.

Отучился три курса и бросил - говорит, жалко зря время тратить. Многим он кажется

несносным. У него и правда ужасный характер. Сейчас иду к вам - слышу крик, стук. Это

Ян ломится в комнату к маме. Вбил себе в голову, что веер у неё. Еле успокоила.

Господин Фандорин, Эраст Петрович, помогите найти пропажу! Для Яна это так важно!

Он гордый, он не хочет, чтобы наш брак был мезальянсом. Если веер и в самом деле стоит

так дорого, никто не скажет, что Ян женился на мне из-за денег.

ФАНДОРИН: Если веер найдётся, Ян Казимирович...

ИНГА: Что? Почему вы замолчали?

ФАНДОРИН: Нет, ничего. Вы, должно быть, очень любите своего жениха.

ИНГА: Не знаю. Я чувствую, что это мой долг... Как вам объяснить? В раннем детстве

мы с Яном были неразлучны. Мне семь, ему шесть. Толстый, неуклюжий мальчик,

которого всё время нужно было выручать из беды. То упадёт в колодец, то разворошит

пчелиный улей... Потом наши родители поссорились, мы расстались на много лет. Но

когда я увидела Яна вновь, я сразу почувствовала: это моя судьба. Я должна его оберегать,

заботиться о нём. Он остался таким же недотёпой, даже хуже!



ФАНДОРИН: Ваши родители много лет были в ссоре? Из-за чего?

ИНГА: Я точно не знаю. Когда я была маленькой, дядя Казик часто у нас бывал.

Ужасно, что из-за этого веера все как-то о нём забыли. Конечно, в последние годы он

сильно опустился, стал нехорош. Но если б вы знали его прежде! Как заливисто он

смеялся! Какие чудесные приносил подарки! Один раз принёс сиамского котенка...

(Всхлипывает.) Как здесь душно...

ФАНДОРИН: Это из-за грозы. Хотите, я открою окно?

Делает попытку двинуться с места.

ИНГА: Нет, что вы. Я сама. (Распахивает окно. Шум дождя слышнее. Отдалённый

раскат грома.) Как хорошо! Как свежо!...О чём я говорила? Ах да, дядя Казик. Я не знаю,

из-за чего они с папой поссорились. Снова стали видеться совсем недавно. Я дядю еле

узнала. Облезлый, вечно пьяненький... Одной мне, наверное, только его и жалко...

(Спохватывается.) Это не оттого, что Ян жесток. Просто он гений, у гения не хватает

времени на обычные человеческие чувства. Великая цель слепит ему глаза.

ФАНДОРИН: И какая же эта цель?

ИНГА: Победить столбнячную бациллу. Бациллу Николайера. Я теперь всё-всё про неё

знаю. Хотите, расскажу?

ФАНДОРИН: Расскажите.

Звучит музыка, левая часть занавеса закрывается, правая открывается. Доносится смех

Глаши.

7. Русско-японская война

Маса, Аркаша и Глаша.

ГЛАША (звонко смеясь и хлопая в ладоши): Ой! А ещё! Ещё! Масаил Иванович, ну

пожалуйста!

Маса показывает фокусы. Снимает канотье, из-под шляпы вылетает облачко цветного

дыма. Глаша восторженно визжит. Маса с невозмутимым видом показывает ей ладони,

переворачивает их, снова показывает. В каждой руке по цветку.

ГЛАША: Лютики! Мерси!

Маса делает руками пассы и достаёт у Глаши из уха конфету. Церемонно

поклонившись, вручает девушке.

ГЛАША: Шоколадная! Обожаю!

АРКАША (ревниво): Я вам, Глафира Родионовна, могу таких цельную коробку





преподнесть.

ГЛАША (хихикая): Коробка у меня в ухе не поместится.

АРКАША (Масе): А я вот в газете читал, будто японцы на деревьях проживают,

навроде макак.

Маса вежливо кланяется.

АРКАША (показывает): Деревья. Ветки. Прыг-скок. (Смеётся.)

МАСА: Деревья, ветки - да. "Прыг-скок" - нет.

АРКАША: Сваливаетесь, что ли? Так хвостом цепляться надо. У вас косорылых

непременно должон хвост быть. (Смеётся.)

ГЛАША: Аркадий Фомич, зачем вы их дразните?

МАСА: Нани-о иттеру ка на... Господин Аркася, давать вопрос.

АРКАША: Чево?

МАСА: Давать вопрос.

ГЛАША: Аркадий Фомич, вроде они вас спросить хотят.

АРКАША: Я по-мартышьи понимать не обучен.

МАСА (вежливо поклонившись): Господин Аркася, вы готовить дрозьки?

АРКАША: Чево?

ГЛАША: Это он спросил, вы ли дрожки готовили. (Масе.) Которые? На которых ваш

барин расшибся? (Показывает ногу в гипсе.)

МАСА: Да, барин. Дрозьки дрянь.

ГЛАША: Аркадий Фомич дрожки снаряжали. Они у нас по лошадям самые главные.

Митяй-то одно прозвание что кучер. Дурачок совсем. И запрячь толком не может.

АРКАША: Что вы врёте, Глафира Родионовна? Сам Митяй дрожки готовил, мне

недосуг было! Если б я, то всенепременно бы ось проверил!

ГЛАША: Да как же... (Умолкает, напуганная выражением лица Аркаши.)

МАСА (кивнув): Дрозьки готовить господин Аркася.

АРКАША: Я тебя, макаку, сейчас назад на ветку загоню.

Засучивая рукава, идёт на Масу.

ГЛАША: Аркадий Фомич, грех вам! Вы ихнего вдвое здоровее!

Аркаша с размаху бьёт кулаком, Маса легко уходит от удара. Происходит короткая

драка, в которой маленький японец при помощи джиуджицу одерживает над верзилой-

лакеем полную викторию. Драка сопровождается Глашиными взвизгами - вначале

испуганными, потом восторженными. Посрамлённый Аркаша, вскочив, убегает. Под

звуки японского императорского гимна занавес справа закрывается, слева открывается.

8. Семейная сцена

Фандорин и Лидия Анатольевна. В одном из открытых окон появилась тень - её видно,

когда вспыхивает очередная зарница. Зрители эту тень или не заметят вовсе, или через

некоторое время перестанут обращать на неё внимание, поскольку она неподвижна.

ФАНДОРИН: Лидия Анатольевна, и всё же: как вы относились к покойному Казимиру

Бобрецкому?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Какое это имеет значение? Несносный, полусумасшедший

был человек. И сын весь в него. Вы не представляете, какую он только что устроил мне

сцену! Ну да ладно. Казимир умер, пускай теперь Бог будет ему судьёй.

ФАНДОРИН: Умер ли?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Простите?

ФАНДОРИН: Я хочу сказать: умер или убит?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Да что вы такое говорите?!

ФАНДОРИН: Согласитесь, обстоятельства его кончины необычны. Скоропостижная

смерть сразу после оглашения завещания всегда выглядит подозрительно. Особенно, если

учитывать последующую кражу веера.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Да он умер у нас на глазах! Выпил коньяку, или что там у

него было, сказал какую-то очередную пошлость и упал! Его не зарезали, не застрелили!

ФАНДОРИН: Быть может, отравили?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Какая нелепость! Зачем? Кому нужно убивать жалкого,

спившегося голодранца?

ФАНДОРИН: Г-голодранца? А кучер, который так неудачно вёз меня со станции,

рассказывал, что Казимир Борецкий прикатил первым классом и в вагоне его

сопровождал цыганский хор.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Старый кутила! Он, кажется, говорил, что занял пять тысяч.

ФАНДОРИН: Да кто бы одолжил такому человеку целых пять тысяч без верных

гарантий?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА (смешавшись): Откуда же... откуда же мне знать!

ФАНДОРИН: Разумеется. Тогда позвольте о другом. Мне известно, что много лет назад

между вашим мужем и Казимиром Борецким произошёл разрыв. Из-за чего?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Я... Право, не помню... Это было так давно...

ФАНДОРИН: Правда ли, что ваш деверь в своё время был привлекательным

мужчиной?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Не в моём вкусе... Слишком вульгарен.

ФАНДОРИН: Да? У него из кармана выпала записка. (Достаёт записку, читает.) "Вот

твои пять тысяч. Больше ты от меня ничего не получишь. Если не оставишь меня в покое,

клянусь, я убью тебя!" Подписи нет. Почерк женский. Он вам не з-знаком? (Показывает

ей записку.)

Лидия Анатольевна вскрикивает, закрывает лицо руками.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Я дура! Дура! Я была не в себе! Нужно было просто

отправить деньги, и всё!

ФАНДОРИН: Чем он вас шантажировал? Прежней связью?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Да! Станислав чудовищно ревнив. Он когда-то отказал брату

от дома, ему померещилось, будто Казимир за мной ухаживает. О, если бы он узнал, что

дело не ограничилось одними ухаживаниями... С годами гордость развилась в нём до

астрономических размеров. Во всяком пустяке он видит ущемление своей чести! И

Казимир отлично этим воспользовался. Этот негодяй был по-своему очень даже неглуп. И

ещё эта злосчастная записка! Хотела припугнуть, а вместо этого дала ему в руки ужасную

улику. (Падает на колени, кричит.) Господин Фандорин, заклинаю вас! Не говорите

Станиславу! Для него это будет страшным ударом. Он так презирал своего брата!

Вбегает Станислав Иосифович.

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Лидия! Что такое? Почему ты кричишь? Почему стоишь

на коленях? (Поражённый, пятится и машет рукой.) Нет! Нет! Неужели... Это ты? Ты

его..? Коньяком, да? Коньяком?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА (вскочив): Как ты... как ты можешь? Эраст Петрович, я не...

ФАНДОРИН (остановив ее жестом, быстро): Почему вы допускаете, что ваша жена

могла отравить Казимира Борецкого?

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ (не слушая Фандорина): Лида, я восхищаюсь тобой!

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Так ты обо всём знал? Все эти годы?

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Нет, я узнал недавно. Месяц назад обнаружил в твоём

ридикюле записку, в которой он напоминал тебе о "прошлом безумии" и просил о

встрече. Я был сражён! Я... столько вынес! Моя жена! С этим гнусным сатиром! С этим

ничтожеством! Какого труда мне стоило не подать вида! Я знал, что расквитаюсь с вами

обоими, но не мог придумать, как именно. Но теперь я всё, всё тебе прощу! Ты искупила

свою вину!

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Мерзавец! Я боялась, я давала ему деньги! Только бы

уберечь тебя от удара! А ты в это время думал, как бы мне отомстить!

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Как деньги? Какие деньги ты ему давала?

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Негодяй! Ты и теперь хочешь меня погубить! Не слушайте

его! Эраст Петрович, клянусь, я не убивала Казимира!

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Ты давала ему мои деньги? Ах, впрочем, какое это

теперь имеет значение! Милая, не отпирайся. Это произведёт плохое впечатление на

присяжных. Я найму лучшего адвоката! Спасовича или самого Плевако! У нас теперь

довольно для этого средств! Весь зал будет рыдать, тебе вынесут самый мягкий приговор!

Или вовсе оправдают.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: А ты со мной разведёшься на законном основании, как с

неверной супругой? Оставишь меня без копейки, обдуришь Ингу и будешь проживать

наследство один? Ах! Я всё поняла! Господин Фандорин! Я поняла! Этот человек

чудовище! Казимир был в тысячу раз лучше тебя! По крайней мере он был живой, а ты

мумия, засушенная мумия! И притом мумия подлая! Это он, он отравил Казимира, а не я!

Месяц думал, как отомстить, и придумал! Брата убить, а вину свалить на меня! Одним

ударом двух зайцев!

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Ну уж... Ну уж это я не знаю, что такое! Эраст Петрович,

вот уж воистину с больной головы на здоровую!

Занавес начинает закрываться и свет меркнуть ещё на предыдущей реплике Лидии

Анатольевны. Завершается сцена под истерический хохот Борец-кой, повторяющей

"Мерзавец! Мерзавец! Мерзавец!"

9. От "А" до "Д"

Маса и Глаша сидят на скамейке.

ГЛАША: Масаил Иванович, а у вас в Японии девушки красивые?

МАСА: Абсорютно. (Придвигается ближе.)

ГЛАША (отодвигаясь, но совсем чуть-чуть): А больше чернявых или светленьких? Ну,

блондинок или брюнеток?

МАСА: Брюнетки борьсе. (Снова придвигается. Наклоняется к Глашиным волосам,

шумно втягивает носом воздух.) Бозественный аромат.

ГЛАША (смущаясь): Как вы красиво говорите. Ещё красивше, чем Аркаша...

МАСА: Горова гореть. (Показывает на голову.) Грудь бореть. (Кладёт руку на сердце.)

ГЛАША: Правда?

МАСА (заглядывает ей в лицо): Граз горубой. (Целует.) Губы горячий.

ГЛАША: Быстрый какой! (Слегка отталкивает его рукой, но тут же гладит по

стриженной ёжиком голове.) Это у вас такие куафюры носят? Щекотная!

МАСА: Бобрик.

Наклонив голову, щекочет Глаше нос. Она хохочет. Воспользовавшись этим, Маса

обнимает её.

Входит Фаддей. Глаша, ойкнув, вскакивает и убегает.

ФАДДЕЙ: Шалапутка.

МАСА (нисколько не смутившись, встаёт и степенно кланяется): Фаддэй-сан. Добрый

вечер.

ФАДДЕЙ: И вам того же. (Садится на скамейку. Некоторое время оба молчат.) Охо-хо.

МАСА (со вздохом): Нэ.

ФАДДЕЙ: Вот и я говорю. Один брат помер, за ним второй. Я их обоих годков на

двадцать постарее буду, а всё живу, не призывает Господь. У вас-то в Азии как? Если

господин помер?

МАСА (показывает, будто крест-накрест взрезает себе живот): Сэппуку. Харакири.

ФАДДЕЙ: Во-во. Без ножа зарезали. Вся имущества ныне Инге Станиславовне

отписана. Ладно. А я-то как? Мне-то куда? Оставят тут жительствовать или попросят со

двора?

МАСА (качает головой): Беда.

ФАДДЕЙ: То-то что беда.

Молчат, вздыхая.

МАСА: Доктор Диксон давно?

ФАДДЕЙ: Что давно?

МАСА (показывая вокруг): Дома давно?

ФАДДЕЙ: У нас, что ли? Месяца три. (Показывает три пальца.) Барин как стал болеть,

пожелал доктора, и чтоб непременно англичанина, к нашим доверия не имел. Дал

объявление в газету, ну этот и явился. Понимаете?

МАСА (кивает): Да. Ангричанин, газета. (Немного подумав.) Добрый доктор?

ФАДДЕЙ: Кто его знает. Чужая душа потёмки.

МАСА (недовольно тряхнув головой): Доктор - дока? Доктор - дрянь?

ФАДДЕЙ: А, хороший ли он доктор? Да чего ж хорошего, если барин помер. С

евоными английскими лекарствами совсем расхворался, да и помер.

Маса достаёт свой свиток, смотрит в него.

МАСА (резюмируя): Доктор дусегуб. (Встаёт, кланяется.) До свидания, Фаддэй-сан.

Говорить господин.

Поворачивается, входит в левую половину сцены, свет за ним медленно гаснет. Фаддей

таращится японцу вслед.

10. Окно

Открывается левая часть сцены. У стола Фандорин и Диксон. Справа входит Маса,

видит доктора, замирает в нерешительности, потом достаёт свой свиток, тушечницу,

кисть и быстро пишет сверху вниз, постепенно разматывая свиток.

ДИКСОН (он то ли нетрезв, то ли не в себе, то ли и то, и другое):...Я сделал autopsy. It's

a real mystery! Пилил rib cage (Что не может объяснить по-русски, показывает жестами.)

Не инфарктус! Пилил cranium. He инсультус! Причина смерти не обнаружена! Он просто

упал и умер! Совершенно здоровый человек!

ФАНДОРИН: Я просил также исследовать содержимое фляги. На п-предмет яда.

Исследовали?

ДИКСОН (икнув): Какой яд? Нет там никакой яд!

ФАНДОРИН: Вы провели анализ или нет?

ДИКСОН: Да-да, провёл. Обыкновенный бренди. Не очень хороший, но крепкий.

ФАНДОРИН: Крепкий? Откуда вы знаете?

ДИКСОН: Попробовал. Когда увидел, что яда нет.

Маса отрывает часть свитка, с поклоном подаёт Фандорину, тот читает.

ФАНДОРИН: А, соо ка... (Кивает Масе, тот выходит.) Значит, яда нет? Верните-ка

флягу. (Доктор не реагирует, он в прострации). Что смотрите? Или вы её по случайности

разбили?

ДИКСОН: Что? А, фляга... Нет, вот она. (Достаёт из кармана флягу. Она наполовину

пуста.) Но яда там нет. Хотите докажу? (Запрокинув голову, выпивает коньяк,

переворачивает флягу, показывая, что она пуста.) Вот. Как видите, я жив.

Фандорин приподнялся было, чтобы помешать доктору, но не дотянулся и,

поморщившись от боли, сел обратно в каталку.

ФАНДОРИН: Остроумно избавились от улики. Б-браво. Вылили содержимое,

промыли, налили обыкновенного коньяку. Только это вам не поможет. Полицейский врач

изучит содержимое желудка покойного, и если найдёт яд, вам не отвертеться.

ДИКСОН (он пьянеет на глазах): Зачем мне вертеться? Я не буду вертеться. Желудок у

покойника тоже здоровый, I am absolutely sure... (Вдруг всхлипывает.) Oh my God! Oh my

God! (Хватается за голову.) ФАНДОРИН (подкатываясь ближе): А ещё я велю произвести

эксгумацию тела вашего покойного пациента. Мы п-проверим, что вы прописывали

больному, как его лечили, совпадает ли истинная причина смерти с той, которую вы

указали в заключении.

ДИКСОН (пятясь): Совпадает, не совпадает - теперь это всё равно. Как вы не

понимаете? Человек просто упал и умер! Without any reason! Это... Это... Дважды два не

четыре. Земля не круглая. Понимаете? О, вы ничего не понимаете! И я раньше не

понимал. (Его начинает бить дрожь, клацают зубы.) Мне страшно! Я ухожу с ума!

(Бросается к Фандорину.) Я всё вам расскажу! Всю правду! Не надо эксгумация, я и так

расскажу...

ФАНДОРИН: Рассказывайте. С самого начала. Итак (заглядывает в бумагу), три месяца

назад вы прочитали в газете объявление, что требуется доктор-англичанин...

ДИКСОН: Нет! Я не читал. В яме нет газет!

ФАНДОРИН: Г-где?

ДИКСОН: Яма. Долговой яма. Я там сидел... Да-да, с самого начала. (Он пытается

взять себя в руки: распрямляется, делает несколько шагов назад, оказавшись перед самым

окном. Откашливается.) Понимаете, я не очень хороший врач. В Англия у меня была одна

история... Мой пациент умер. И я уехал в Россию. Но здесь тоже... Во время operation

случилось несчастье. Моя ошибка. Я виноват. Вдова подала суд. Был большой штраф. Я

брал долг у рос-тов-щик. Не мог отдавать, и тогда сидел долговая яма... Жизнь кончена.

Нет денег, no reputation, no future... И вдруг...

ФАНДОРИН: Что?

ДИКСОН: Говорят: "К вам пришли".

ФАНДОРИН: Кто? Кто пришёл?

В окне яркая вспышка молнии, гром. Диксон оборачивается и вскрикивает. В ярко

освещенном прямоугольнике окна виден силуэт - человек в остроконечном капюшоне.

Ещё одна вспышка, снова грохот - это выстрел почти в упор. Диксон падает. Силуэт

исчезает.

ФАНДОРИН: Стой!

Вскакивает с кресла, делает шаг. Наступив на сломанную ногу, со стоном падает.

Разряд грома, яркая молния. Свет гаснет.

Занавес.

Конец первого действия.

Второе действие

1. Все мокрые

Сначала слышен шум дождя и перекаты грома, потом открывается занавес.

В гостиной Фандорин и Фаддей. Первый сидит в каталке, второй поправляет

простыню, которой накрыт лежащий у окна труп.

Входит нотариус. Он в халате и шлёпанцах.

СЛЮНЬКОВ: В чём дело? Зачем ваш японец меня поднял с постели? Я спал!

ФАНДОРИН: Разве вы не слышали выстрел?

СЛЮНЬКОВ: Я слышал раскаты грома. А что, кто-то стрелял?

Входит Инга. Она в пеньюаре. Волосы замотаны полотенцем.

ИНГА: Господи, что ещё стряслось?

ФАНДОРИН: Чрезвычайное событие. У вас... м-мокрые волосы?

ИНГА: Да, помыла перед сном.

Входит Ян в блестящей от воды крылатке.

ЯН: Какого чёрта! Ваш японец оторвал меня от важного эксперимента! Хоть ночью-то

можно спокойно поработать!

ФАНДОРИН: Под дождём?

ЯН: Почему под дождём? А, вы про плащ. Я устроил лабораторию во флигеле. Это там,

через двор.

Входят супруги Борецкие. За ними Маса, встаёт у дверей, сложив руки на груди.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Это совершенно невыносимо! Когда закончится этот

кошмар? Инга, что это такое? Немедленно иди в свою комнату и не возвращайся, пока не

приведёшь себя в надлежащий вид!

ФАНДОРИН: У вас обоих мокрые туфли. Могу я узнать, почему?

Супруги переглядываются, молчат.

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ (отведя Фандорина в сторону, вполголоса): Эраст

Петрович, у Лидочки была истерика. Она выбежала в сад, под дождь. Я за ней, с зонтом.

Насилу уговорил вернуться... Только начала успокаиваться, и тут ваш азиат. "Давай

гостиная, быстро!" Ей-богу, можно бы и поделикатней...

Ян и Инга тоже отходят в сторону.

ИНГА: Мама права... Слуга Эраста Петровича чуть не выволок меня из комнаты. Не

смотри на меня. Я в таком виде.

ЯН (рассеянно): В каком виде?

ИНГА (показывая на полотенце): Ну вот это...

ЯН: Ах, ради Бога, что за ерунда! У меня вакцина разложилась! Три кролика исдохли.

Осталась одна крольчиха, последняя!

ИНГА: Господи, ты хоть что-нибудь замечаешь кроме своих кроликов?

ЯН (застыв, глядит поверх её плеча и показывает на лежащее тело): Да... Например, вот

это.

Инга оборачивается и вскрикивает.

Слюньков, стоящий ближе всех к телу, тоже оборачивается и шарахается в сторону.

Лидия Анатольевна ахает.

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Зачем вы велели снова перенести сюда Казимира?

ФАНДОРИН: Это не Казимир Иосифович. Это мистер Д-Диксон.

ЯН: Англичанин?!

Всеобщее замешательство.

ФАНДОРИН: Да. Кто-то выстрелил в него вот из этого окна. Сломанная нога не

позволила мне преследовать убийцу.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Боже, Станислав, увези меня отсюда! В усадьбе убийца!

ФАНДОРИН: Я бы выразился точнее.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Как?

ФАНДОРИН: Убийца в этой к-комнате.

Полная тишина.

Присутствующие пугливо оглядываются, будто в комнате может прятаться кто-то ещё.

Потом смысл сказанного до них доходит, и они с ужасом смотрят друг на друга.

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Позвольте, но кроме нас в доме есть и слуги!

Из-за левой кулисы высовывается голова Аркаши - оказывается, он подслушивает.

ФАНДОРИН: Разумеется. Это только в британских уголовных романах слуга не может

быть убийцей, поскольку он не д-джентльмен. Мы же, слава Богу, в России живём, у нас

слуги тоже люди.... Прислугой занимается мой помощник.

ИНГА: Зачем...этому человеку понадобилось убивать доктора? Кому мог помешать

мистер Диксон?

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Что за глупый вопрос! Среди нас опасный безумец,

маньяк! (Косится на Яна, который сосредоточенно возится со шприцем.) Лидочка, ты

права. Мы немедленно уезжаем.

СЛЮНЬКОВ (подойдя к Яну, вполголоса): Ян Казимирович, прошу извинить, что в

такую минуту... Но мне тоже хотелось бы поскорее отсюда уехать. Вы вступаете в права

наследства. Не желаете ли воспользоваться услугами нашей фирмы?

ЯН: У меня ничего нет кроме этого чёртова веера, да и тот теперь ищи-свищи!

СЛЮНЬКОВ: Фирма "Слюньков и Слюньков" ведёт самые запутанные дела, в том

числе и по розыску утраченного наследства... Искать буду не по-казённому (кивает в

сторону Фандорина), а со всем пылом души. Как лицо неравнодушное и рассчитывающее

на справедливое вознаграждение. Вам только нужно подписать поручение, что я

уполномочен вами на розыск. Я и бумажечку подготовил... (Достаёт из кармана халата

листок. Обмакивает ручку в стоящую на столе чернильницу.) Не угодно ли?

ЯН: Отстаньте. Не до вас!

СЛЮНЬКОВ: При розыске имущества берём комиссионные, но самые умеренные...

ЯН: Иммунитет, как создать иммунитет? (Слюнькову.) Что? А, веер... Ладно, давайте.

Какая разница? (Подписывает поручение, едва в него заглянув.) СЛЮНЬКОВ: Благодарю.

Не пожалеете. А веер я вам всенепременно разыщу.

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Инга, мы уезжаем.

ИНГА: Да как же я уеду? Это теперь мой дом! Это у меня в доме случилось две смерти.

Это у меня в доме обокрали Яна, похитили веер ценою в миллион!

ФАНДОРИН: Миллион вору не достанется. Коллекционеров, готовых выложить за веер

такие деньги, в мире по пальцам пересчитать, и каждый будет предупреждён полицией.

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Я уверена, что веер украли не для продажи. Зачем его

продавать, если он волшебный? Махнёшь восемь раз, пропоёшь "Наммё" (достаёт

бумажку, читает): "Нам-мёхо-рэнгекё", и будет у тебя не миллион, а все сокровища земли.

ФАНДОРИН: Про волшебство - разумеется, чушь, сказки. Это раз. Если же похититель

верит в мистику, ему следует помнить, что веер выполняет лишь волю законного

владельца. Это два. А ещё есть три - некое д-дополнительное условие...

СЛЮНЬКОВ: Какое ещё "три"?

СТАНИСЛАВ ИОСИФОВИЧ: Что за условие? Вы про него прежде не говорили.

ФАНДОРИН: Я не сказал про Шлем Дао? Что-то отвлекло... Это средневековый шлем

особенной формы, предмет редкий, но всё же его можно увидеть в некоторых музеях и

частных коллекциях. Считается, что шлем защищает от обоих начал - и от чрезмерного

жара Ян, и от чрезмерного холода Инь. Любые волшебные м-манипуляции, согласно

китайским поверьям, полагается совершать, защитив голову Шлемом Дао. Я говорил об

этом покойному Сигизмунду Иосифовичу во время нашей японской встречи.

ЯН: О чём мы говорим? Какой-то бред!

ЛИДИЯ АНАТОЛЬЕВНА: Шлем, защищающий и от Зла, и от Добра! Как это тонко,

как это по-китайски!

ФАДДЕЙ: Прощения просим. Это часом не такой железный горшок с рогами, навроде

как у жука?

ФАНДОРИН: Да. И с маленьким зеркалом вот здесь. (Показывает на лоб.) А почему вы

спрашиваете?

ФАДДЕЙ: Так есть такой. В ермитаже, в стеклянном коробе прибратый. Барин

завсегда сам с его пыль протирали, слуг ни-ни, не подпушали.

Возгласы удивления.

ФАНДОРИН: Эрмитаж? Что это?

ИНГА: Павильон. В саду. Там хранится дядина коллекция.

ФАНДОРИН: Значит, Шлем Дао у Борецкого уже был... Вот почему он не проявил

интереса к моему рассказу. Хм, любопытно, что завещание разъединяет веер и шлем,

отдавая их двум разным наследникам. Сдаётся мне, что Сигизмунд Иосифович не очень-

то хотел, чтобы веер явил свои чары...

ИНГА (берёт Яна за руку, вполголоса): Завещание разъединяет, а мы объединим,

правда?

ЯН: Дребедень. Белиберда. А ты всерьёз слушаешь... У меня беда, я в тупике. Неужели

мне не одолеть проклятого Николайера? Возбуждённо. Разве что попробовать капроновой

кислотой? Да-да, непременно капроновой!

Порывисто бежит к двери, Маса преграждает ему путь.

ФАНДОРИН: Ян Казимирович, господа! В связи с произошедшим здесь убийством я

вынужден поместить всех и каждого под д-домашний арест. Никто никуда не уйдёт и не

уедет. Все должны находиться у себя в комнате вплоть до приезда полиции. За

исправником уже послано.

ЯН: Лаборатория - это и есть моя комната.

Супруги Борецкие и Слюньков возмущённо шумят ("По какому, собственно праву!" "Я

не останусь в этом ужасном доме ни на одну минуту!" "Но у меня срочные дела в

городе!"). Инга молча смотрит на Фандорина.

ФАНДОРИН (веско): Никто - никуда - не уедет.

Занавес закрывается.

2. Возвращенная молодость

В Эрмитаже. Большая неосвещённая комната, в которой размещена коллекция

покойного хозяина усадьбы: восточные изваяния, огромный позолоченный Будда,

самурайские доспехи и прочее. Посередине комнаты, на столике, стеклянный куб, в

котором на подставке рогатый шлем. Раскаты грома стали глуше, но по-прежнему шумит

дождь, а за большими окнами то и дело, с интервалом в несколько секунд, вспыхивают

яркие зарницы - они-то и позволяют разглядеть интерьер.

Скрип двери. Появляется фигура в длинном плаще с капюшоном - тот же силуэт, что

зрители видели за окном гостиной. Неизвестный зажигает большой фонарь, шарит по

комнате лучом, который выхватывает из темноты те или иные предметы, причём

некоторые довольно зловещего вида. Наконец, луч утыкается в шлем и больше с него уже

не сходит.

Неизвестный снимает стеклянный колпак, берёт шлем (должно быть видно руки, но не

голову: для этого фонарь ставится на стол так, чтобы шлем был в луче), снимает капюшон,

осторожно надевает на себя. Потом достаёт из кармана что-то узкое, длинное.

Разворачивает. Это веер.

Вспыхивает свет. Из-за Будды выезжает Фандорин. С двух сторон выходят Маса и

Фаддей.

ФАНДОРИН (выставив вперёд палец наподобие пистолета): Ни с места! Обернётесь -

стреляю!

Человек в шлеме стоит спиной к Фандорину и к залу. Веер он выронил, руки поднял.

ФАНДОРИН: Маса, дзю-о тоттэ кои.

Маса подходит, обшаривает неизвестного. Достаёт и показывает Фандорину платок,

потом какой-то футляр, потом сложенный листок.

МАСА: Корэ дакэ дэс.

ФАНДОРИН: А теперь повернитесь.

Человек медленно оборачивается. Это Слюньков в рогатом шлеме. Он изумлённо

смотрит на выставленный палец Фандорина.

ФАНДОРИН: Ба-а, господин нотариус! Что смотрите? Да, оружия у меня нет.

Ничего удивительного. Вот уж не думал, что поездка за город окажется опасной.

Удивительно другое. Где ваш-то п-пистолет?

СЛЮНЬКОВ (дрожащим голосом и тоже заикаясь): Какой п-пистолет?

ФАНДОРИН: Тот, из которого вы стреляли в мистера Диксона.

СЛЮНЬКОВ: Я ни в кого не стрелял! Я вообще стрелять не умею!

ФАНДОРИН: Отпираться бессмысленно. Вы взяты с п-поличным. Да и капюшон я

узнал.

СЛЮНЬКОВ: Я взял этот п-плащ в п-прихожей! Во дворе такой ливень!

ФАНДОРИН: Может быть, веер вы тоже взяли в прихожей? Благодарю вас, Фаддей

Поликарпович, вы превосходно сыграли свою роль. Бедный доверчивый г-господин

Слюньков. Про шлем я выдумал, чтоб поймать преступника на живца. Видели бы вы себя

со стороны.

Маса подаёт Фандорину вещи, изъятые у нотариуса. Фандорин открывает футляр, в

нём очки. Листок разворачивает, читает.

ФАНДОРИН: Очень интересно. "Я, Ян Казимирович Борецкий, доверяю поверенному

Степану Степановичу Слюнькову вести дело о наследстве, причитающемся мне по смерти

моего отца, а в вознаграждение передаю вышеуказанному С.С.Слюнькову веер, ранее

принадлежавший моему дяде Сигизмунду Иосифовичу Борецкому и отныне становящийся

законной собственностью С.С.Слюнькова. Подпись: Ян Борецкий". Тут и число есть.

Сегодняшнее. Какой щедрый подарок. В награду за ведение дела о наследстве отдать

нотариусу всё наследство ц-целиком...

СЛЮНЬКОВ: Умоляю вас, не нужно иронии! Я вор, но не убийца. Клянусь вам! Да и

вором стал только сегодня. Всю жизнь честно... тридцать лет поверенным... Бес попутал...

Не погубите, господин Фандорин! Если откроется, это позор, суд, разорение! Только

останется, что в петлю! У меня жена молодая! Я так её люблю! И дети, от прежнего брака.

Четверо! Бесовское наваждение! Не устоял!

Простирает к Фандорину руки.

ФАНДОРИН: Зачем вы украли веер? Захотели богатства и славы?

СЛЮНЬКОВ: И молодости! Главное - молодости! Моей Сонечке ещё нет тридцати, я

стар для неё. У меня радикулит, я еле хожу, а она красива, полна сил. Ну что вы так на

меня смотрите? Я ведь тоже человек, а не параграф. Мне хочется счастья... Я всегда был

практиком, в облаках не витал, но как трудно, как трудно жить в мире, где не бывает

чудес! Твердишь себе год за годом: нет никаких чудес, есть только завещания, векселя,

выкупные обязательства. И вдруг - веер. Ведь жизнь уходит. Вы молодой, вам не понять.

Однажды очнёшься, а тебе пятьдесят. И думаешь: что - это всё? Дальше только сахарная

болезнь, поездки на воды, старость и смерть? Когда вы рассказали про Инь и Ян, у меня

будто лопнуло что-то в голове... какая-то струна оборвалась. Потом вдруг молния,

кромешная тьма. Клянусь, руки сами схватили веер и сунули под сюртук. Я так испугался!

А когда зажёгся свет, отдавать веер было уже поздно...

ФАНДОРИН: Ну да. Оставалось только под шумок подсунуть Яну Казимировичу

фальшивую дарственную. Дарственная-то вам зачем?

СЛЮНЬКОВ: Ну как же! Вы сами говорили - веер исполняет желания только

законного владельца.

ФАНДОРИН: Думали бумажкой Будду обмануть? Сразу видно нотариуса. Маса, сэнсу-

о. (Маса поднимает веер, протягивает.) Ну что ж, попробуйте, помашите. Слова молитвы

помните?

СЛЮНЬКОВ: Всё время их твержу... Вы... вы в самом деле... позволите?

Фандорин жалостливо кивает. Они с Масой, переглянувшись, наблюдают.

Слюньков роняет веер на пол - так дрожат руки. Быстро поднимает, раскрывает.

СЛЮНЬКОВ: Голова кружится... В глазах темно... Господи Иисусе... (Испуганно.) Нет-

нет, не "Иисусе"! (Разворачивает веер сначала белой стороной наружу.) Для мира хорошо

- вот так. (Переворачивает). Для себя хорошо - вот этак. Не смотрите на меня так, я не

святой, а самый обычный человек... Мир большой, если ему станет немножко хуже, он и

не заметит... Хочу стать молодым, здоровым, красивым. И ещё богатым. И чтоб Сонечка

меня обожала! (Крестится. Поёт, качая в такт веером.) "Нам-мёхо рэнгэ-кё. Нам-мёхо

рэнгэ-кё. Нам-мёхо рэнгэ-кё. Нам-мёхо рэнгэ-кё.

Нам-мёхо рэнгэ-кё. Нам-мёхо рэнгэ-кё. Нам-мёхо рэнгэ-кё. Нам-мёхо рэнгэ-кё".

Пауза. Слюньков уперевшись рукой в поясницу, потягивается. Вскрикивает от боли.

СЛЮНЬКОВ: Ничего! Ничего! Всё, как было! Тот же старый хрыч...

ФАНДОРИН: Стыдно, право. Девятнадцатый век на исходе, а вы в сказки верите... Что

же мне с вами делать? Ладно. (Рвёт листок в клочки.) Отнесите веер наследнику.

Скажите, что нашли. А от вознаграждения отказывайтесь. Наплетите что-нибудь. Да Ян

Казимирович и не будет приставать с расспросами, не того сорта человек.

СЛЮНЬКОВ (понуро): Благодарю... Вы великодушный человек. Господи, в самом деле,

как стыдно...

ФАНДОРИН: Маса, каэро.

Маса укатывает Фандорина, остаются Фаддей и нотариус.

ФАДДЕЙ (подбирая клочки): Ох, сударь, всё зло от бабья. Что на молодой-то

жениться? Седина в бороду, а бес в ребро.

СЛЮНЬКОВ (разглядывая веер): Позор, позор... На старости лет такой срам...

Воровство, подложное поручение... Погодите, погодите! Как ты думаешь, Фаддей, может,

из-за этого и не вышло, а?

ФАДДЕЙ: Из-за чегой-то из-за этого?

СЛЮНЬКОВ: Да из-за того, что я нечестным образом веер присвоил, без ведома и

согласия владельца. Будде это не понравилось.

ФАДДЕЙ: Такое кому ж понравится.

СЛЮНЬКОВ: Хорошо, большого чуда нельзя, но, может, получится маленькое. Если

наполовину развернуть, да белой стороной стукнуть, может, хоть радикулит пройдёт?

ФАДДЕЙ: Навряд ли. Хотя, конечно, всяко бывает.

СЛЮНЬКОВ (вертит веер): Чёрной нельзя, от этого помереть можно. Фаддей, я

стукну, а?

ФАДДЕЙ: Да стучите, коли вам охота, только не со всей силы. Вещь ветхая, и так вон

изорвали всю, роняючи.

Нотариус полуразворачивает веер, бьёт себя по шлему, потом ещё и ещё.

ФАДДЕЙ: Ну чего?

Нотариус прислушивается к себе. Осторожно разгибается. Потом вдруг резко

наклоняется вперёд.

СЛЮНЬКОВ: Что-то странное... Совсем не больно! И тело какое-то... Словно звенит.

Или это в ушах, от ударов?

Сдёргивает шлем. Под ним оказывается густая чёрная шевелюра.

ФАДДЕЙ: Матушки-светы!

СЛЮНЬКОВ: Ты что? (Хватается за голову. Вскрикивает.) Помолодел! Помолодел! Ай

да веер!

Скачет по сцене, выделывая невероятные антраша. Бросается к Фаддею, обнимает,

целует.

СЛЮНЬКОВ: Фаддеюшка, милый! Есть чудеса, есть! Вот вам и сказки, господин

Фандорин! На, постучи себя. Ты ведь моего старей. И здоровье, поди, неважное.

ФАДДЕЙ: Какое уж ныне здоровье.

СЛЮНЬКОВ: На! Хлопни! Тоже помолодеешь!

ФАДДЕЙ (разглядывая веер): Ишь, истрепался как. И порван вот тутова... Не буду я

хлопаться. Барин уж как болел, а тоже не стал. Говорит, как на роду написано, так пускай

и будет... И мне тож чужого не надо. На кой мне ваша молодость, чего в ней хорошего?

Всего хочется, а ничего не дают. Бабьё опять же жизню портит. Нет уж, дожить и на

покой... А вы, сударь, идите себе, веер я Ян Казимирычу доставлю.

СЛЮНЬКОВ: Соня! Сонечка!

Вприпрыжку убегает. Фаддей, ворча, уходит следом.

3. Два гения

Перед закрытым занавесом. Маса катит кресло, в котором сидит Фандорин, от одной

кулисы к другой.

МАСА (сварливым голосом): Доосите анохито-о тайхосимасэн дэсита? Анохито-но иу

кото-о доосите синдзимасита ка? Мудзай-но сёко га накатта нони...

ФАНДОРИН: Юдзай но сёко мо накатта. (Задумчиво.) Да и пистолета у него не было.

МАСА: Э?

ФАНДОРИН: Стой-ка. Томарэ. (Маса останавливается.) Дзю-о сагасун да. (Делает

жест, из которого ясно, что речь идёт о пистолете.) Дарэ кара хадзимэё?

МАСА: Арукася.

ФАНДОРИН (подумав): Ёси. Икэ.

Маса поклонившись разворачивается и быстро уходит.

Фандорин крутит колеса, двигаясь в противоположном направлении. Чертыхается от

сотрясения.

Навстречу ему из-за кулисы выходит Инга с лампой в руке. Увидев каталку,

вскрикивает.

ИНГА: Вы? Как я испугалась! Что вы здесь делаете в темноте?

ФАНДОРИН (мрачно): К-катаюсь. Почему вы не у себя? Разве вы не понимаете, как

это опасно? В доме убийца.

ИНГА: Я знаю... Но не могу поверить. Может быть, это всё-таки кто-то чужой? Кто-то,

пришедший оттуда, снаружи? (Показывает рукой в сторону - оттуда как раз донёсся

очередной раскат грома.)

ФАНДОРИН: Нет, это кто-то отсюда, изнутри.

ИНГА (передернувшись): Я ведь и слуг хорошо знаю. Они мне почти как родные. Я

часто бывала у покойного дяди Сигизмунда. Он меня очень любил... Ужасно, как это всё

ужасно...

ФАНДОРИН: Ужасно, что я прикован к этому чёртову креслу. Мой слуга действует, а я

только д-дедуктирую. Да и то не слишком эффективно... Инга Станиславовна, ради Бога,

вернитесь к себе и запритесь. Если с вами что-то случится, я себе не прощу.

ИНГА: Да что я? Кому я нужна, кому опасна? Вот вы... Преступник знает, что вы идёте

по его следу. А вы со сломанной ногой, беспомощный, и совсем один. Знаете, вы очень

храбрый. И ещё... Вы настоящий джентльмен. Даже не спросили, куда я иду с лампой,

среди ночи.

ФАНДОРИН: Угадать нетрудно. К вашему жениху.

ИНГА: Да. Дедукция, в самом деле, не из сложных... Ян, конечно, у себя во флигеле.

Добывает вакцину, колет ею кроликов. Вокруг убивают, похищен веер, единственное его

достояние, а Ян помнит только о своей науке. Я боюсь за него.

ФАНДОРИН: Пожалуй, в самом деле лучше, если вы с ним будете держаться вместе.

Что же до веера, то передайте Яну Казимировичу, что он нашёлся. Это была не кража, а

так, недоразумение.

ИНГА: Правда? Эраст Петрович, милый! (Порывисто нагибается и целует Фандорина)

Как я вам благодарна! Не знаю, как вам это удалось, но вы настоящий гений!

ФАНДОРИН (смущённо): У вас все гении...

ИНГА: Не все. Только вы и Ян. И, знаете... Мне жаль, что я не встретила первым вас.

Убегает. Фандорин смотрит ей вслед. Уезжает.

4. Тикусё!

Открывается занавес с левой стороны. Это кухня. Глаша неистово колотит большим

деревянным молотком - отбивает мясо. Сзади появляется Аркаша, бесшумно подходит.

Встаёт, грозно сложив руки на груди. Оглушительно кашляет.

Глаша с визгом отскакивает, замахиваясь своим молотом.

АРКАША: Чтой-то вы, Глафира Родионовна, в ночь-полночь вздумали кухарничать?

ГЛАША: Ох, напугалась как! Боязно в комнате сидеть. Когда дело делаешь, меньше

страх берёт.

АРКАША: А коли сюда злодей зайдёт, да станет в вас из револьвера палить?

ГЛАША: Я его тогда вот этим. (Показывает молот.) А что ж вы-то не почиваете?

АРКАША (горько): Страдаю-с. Ранили вы меня изменнической стрелой в самое

сердце. Эх, Глафира Родионовна! На кого променяли-с? На идолище поганое, на

язычника! А это грех-с, перед отечеством и Господом Богом! За это вас черти на том

свете на сковороду посадят! Голым профилем-с!

ГЛАША: Довольно совестно вам, Аркадий Фомич, про мой профиль такое выражать!

Не ваша забота. И руку пустите, больно!

АРКАША: Не моя забота? Эх вы, Евины дочки. Глядите, после не пожалейте. Это я

сегодня никто, лакей-с, а завтра, может быть, стану всё. Захочете ко мне подсластиться, а

я на вас и не гляну-с. Не пара вы мне будете.

ГЛАША: Что это вы так загордились-то? С каких барышей?

АРКАША: Об том вам знать незачем-с. А только упускаете вы, Глафира Родионовна,

своё счастье. (Наступает на неё.) Говорите правду, как на святой исповеди: тискались с

косорылым?

ГЛАША: У самого у вас рыло накось! И дух изо рта! А Масаил Иваныч мужчина

чистенький, гладкий!

АРКАША: Вот ты как? Гулящая! Истреблю!

Отбирает у неё молот, замахивается. Глаша пронзительно визжит.

Из-за кулис выскакивает Маса, воинственно шипя и выставив вперёд руки.

Аркаша отбегает. Глаша прячется Масе за спину.

АРКАША (размахивая молотом): Не моги драться! Нет такого закона, чтоб басурманы

русского человека ногами по харе мордовали!

МАСА: Давать вопрос.

АРКАША: Вопрос можно, только руки прибери. И коленками не приседай.

МАСА: Арукася и докутор Диксон друзья?

АРКАША: Чево? Какой они нам друг! Они сами по себе, мы сами по себе.

ГЛАША (всхлипывая): Брешет он! Чуть не каждый вечер к англичанину ходил.

Сколько раз мне хвастался! Масаил Иваныч, он меня за плечо! Больно! (Плачет.)

МАСА (наступая на Аркашу): Дрозьки - это радз. Докутор друг - это два. Дедукция.

Давай-давай. Вести господин. Дерать допрос.

ГЛАША: Так его, Масаил Иваныч! Он дрожки сломал, и с доктором-покойником всё

шушукался, и ещё вокруг барышни всё крутился, шпионничал! Он убивец, больше некому!

И меня истребить грозился! Чуть жизни не лишил!

Громко плачет.

Маса, достаёт свой свиток, отрывает клочок, вытирает ей слезы. Жалостно цокает.

Аркаша, воспользовавшись этим, сбивает молотом со стола лампу. Звон стекла. Свет на

сцене гаснет. Топот ног.

КРИК МАСЫ: Томарэ!

КРИК ГЛАШИ: Масушка! Не пущу! Убьёт он тебя!

ГОЛОС МАСЫ: Грася-сан, догонять, догонять! А, тикусё!

5. Разбитое сердце

Занавес слева закрылся, открылся справа. Там лаборатория: стол с колбами и

ретортами, на столе лежит чёрный кролик. Ян в фартуке склонился над кроликом. Рядом

Инга, она держит в руках веер.

ИНГА: Как я рада! Не расстраивайся из-за кролика. Мы купим тебе тысячу других. Мы

построим настоящую лабораторию, у тебя будут квалифицированные ассистенты. Ты

непременно своего добьёшься. И мы с тобой будем очень, очень счастливы.

Кладёт ему руку на плечо.

ЯН (раздражённо дёрнув плечом): Подыхает! Мышцы одеревенели! Что я делаю не так?

Что?

ИНГА (трогает его за воротник): Несвежий... А у меня ты будешь окружён заботой, у

тебя всегда будут чистые, накрахмаленные рубашки. По вечерам мы будем пить чай, и ты

будешь рассказывать мне о своей работе. Ты увидишь, какое это счастье - семья.

ЯН (оглядывается на неё): Лаборатория, животные, ассистенты - да-да. Слушай, этот

веер, говорят, стоит миллион. Ты теперь богата. Купи его у меня, а? За полцены уступлю,

мне хватит.

ИНГА: Купи? Купи?!

ЯН: Ну да. А что такого? Я, конечно, могу продать его кому-нибудь из этих, из

коллекционеров, но это время, хлопоты. Работать нужно. Ты ведь желаешь мне добра, ты

моя кузина. Дай хоть двести тысяч. Даже сто. Мне хватит. У меня будет лаборатория, а ты

восстановишь дядину коллекцию, вернёшь в неё самый ценный экспонат.

ИНГА: Да я и так куплю тебе лабораторию! Мы устроим её прямо здесь, в Эрмитаже,

хочешь?

ЯН: Хм... Понимаешь... Вообще-то настоящему учёному не следует жениться. Пойдут

пеленки, няньки. Чаепития, и жена всё расспрашивает, и нужно ей объяснять... Давай

лучше ты купишь у меня веер. Пятьдесят тысяч, и он твой.

Инга резко отворачивается и стоит так, спиной, некоторое время. Потом вновь

оборачивается к нему.

ИНГА: Я не нужна тебе... Хотела подарить тебе свою жизнь, а ты в этом подарке не

нуждаешься... Что ж, пусть так. Будь по-твоему.

ЯН: Ты только не обижайся, ладно? Ну какой из меня муж, сама посуди.

ИНГА: Я не буду обижаться.

.ЯН (встревоженно): А веер купишь?

ИНГА: Куплю.

ЯН: За пятьдесят тысяч?

ИНГА: Почему за пятьдесят? Ты говорил миллион - значит, миллион. Нынче же отдам

распоряжение в банк. У тебя будет всё, что ты хочешь...

Ян хочет обнять её, вместо этого начинает жать руку, соображает, что она в резиновой

перчатке, стягивает её зубами. Рукопожатие.

ЯН: Всё, уговор. Веер твой. А миллион мой. Ты не передумаешь?

ИНГА: Уговор...

ЯН: Ура! Сделка века совершилась! (Склоняется над кроликом, напевая из "Оды к

радости".) "Freude, schdne Gotterfunken, Tochter aus Elysium..."

Инга печально за ним наблюдает. Оба повёрнуты спиной или вполоборота к залу.

В это время из-за кулисы появляется Аркаша с молотом в руке. Ступая на цыпочках,

проникает в лабораторию и закрывает за собой занавес.

6. Удар ногой

Перед занавесом. Маса толкает кресло с Фандориным, держит над ним зонт. Рядом

семенит Фаддей.

МАСА (возбуждённо):...Нигэтэ симаимасита! Утагаи-мо наку, Арукася га короситан

дэс!

ФАНДОРИН: Аркаша?

МАСА: Хай!

ФАНДОРИН (Фаддею): Вы уверены, что это был он?

ФАДДЕЙ: А кто ж. Глаза ещё, слава Богу, видют. Он через двор к хлигелю

прошмыгнул, я признал.

ФАНДОРИН: Ну что ж, дело близится к финалу.

Останавливаются перед той частью занавеса, за которой лаборатория.

Маса пытается открыть - заперто.

МАСА: Симаттэмас!

ФАНДОРИН (подъезжает, громко стучит): Ян Казимирович! Инга Станиславовна!

Откройте! Это я, Фандорин!

Изнутри доносятся крики.

АРКАША: Сколопендра! Иуда! Убью!

Шум, грохот.

ИНГА: Стреляй, Ян, стреляй!

Три выстрела.

Маса с визгом подскакивает, вышибает ногой "дверь".

7. В лаборатории

Занавес открывается полностью.

Аркаша лежит, чуть в стороне на полу сидит Ян с револьвером в руке. Инга тоже на

полу, близ столика, её лицо в крови.

ФАНДОРИН (вкатываясь в лабораторию): Инга! Вы ранены?

ИНГА: Ударилась о ножку... Он толкнул... Ничего...

Ян встаёт, пошатнулся, схватился за голову.

ЯН: Чёрт... Что за чёрт... Стоял... Вдруг лежу... И рядом - это. (Показывает револьвер.)

Я убил его? Убил?

МАСА (он сидит на корточках над Аркашей): Готов. Дырки. (Показывает три пальца.)

Горова, грудь, хара.

ЯН: Хара?

ФАНДОРИН: Это по-японски "живот"... Инга, Инга Станиславовна, вы можете встать?

(Помогает ей подняться.)

ИНГА: Всё хорошо... Только голова немножко кружится.

ФАНДОРИН: Лоб разбит. А пол пыльный, грязный. Воды!

Фаддей уже несёт кувшин с водой, смачивает платок Фандорина.

ИНГА: Вы себе не представляете... Это был кошмар!

ФАНДОРИН: Потом расскажете. Сначала нужно п-промыть ссадину. (Осторожно

обрабатывает рану.)

Ян подходит, смотрит с профессиональным интересом.

ЯН: Классический случай. Питательнейшая среда для бацилл Николайера. Эх, сейчас

бы инъекцию сыворотки - если б была...

ИНГА: А ты? Как ты? Он тебя так сильно ударил.

ЯН (щупает голову): Шишка. Но сотрясения вроде бы нет.

ФАНДОРИН: Ну вот. Так лучше. А теперь рассказывайте.

ЯН: Пускай Инга. Мне, собственно, нечего рассказывать... (Трогает шишку.)

ИНГА: Да, Ян ничего не видел... Мы стояли - вот здесь, спиной к двери. Разговаривали.

Вдруг сзади шорох. Не успела оглянуться...

ЯН: Я тоже не успел.

ИНГА: Удар, Ян падает! Оборачиваюсь - этот человек. Замахивается, хочет снова

ударить. Я его за руки, на пол со стуком что-то железное. Смотрю - пистолет!

Отшвырнула ногой! А он меня как толкнёт! Я отлетела туда, ударилась!

ЯН: Я как сквозь сон... Слышу: "Стреляй, Ян! Стреляй!" Смотрю - на полу вот эта

штука. Сам не помню, как поднял руку, нажал несколько раз...

ФАНДОРИН: И все три раза попали. В голову, в грудь и в живот. Уложили н-наповал.

Недурно для новичка.

ЯН: Что это он на нас накинулся? С молотком, с револьвером. Что мы ему сделали? С

ума, что ли, сошёл? Ничего не понимаю.

ФАНДОРИН: Что ж тут не понять? Картина более или менее ясная. Наступают

времена, когда в спектакле под названием "Россия" поменяются роли. Такому вот Аркаше

будет мало реплики: "Кушать подано", он захочет стать главным действующим лицом д-

драмы. Лакей Аркадий в этом преуспел. Он придумал пьесу, ловко разыграл её, а господ

сделал статистами. Вытащил из долговой ямы Диксона. Поставил условие: хозяин должен

умереть. И Диксон то ли отравил, то ли, как говорится, залечил до смерти - так или иначе,

Сигизмунд Борецкий переселился в мир иной.

ИНГА: Бедный дядя... Это всё из-за наследства, да?

ФАНДОРИН: Из-за веера. Чтоб поверить в могущество этого куска бумаги (кивает на

веер, лежащий на столе), нужен особый склад личности. Бог знает, какие б-бредовые

фантазии витали в голове этого лакея. Действовал он дерзко и изобретательно. Доктору за

соучастие, очевидно, посулил деньги. Во всяком случае, о волшебных свойствах веера

Диксону известно не было. Аркадию было очень важно, чтобы о к-колдовской силе веера

никто не узнал, особенно наследники. Именно поэтому он подпилил ось на дрожках,

чтобы я не приехал и не испортил ему всю игру.

ИНГА: Но как бы он заполучил веер?

ФАНДОРИН: Очень просто. Зная, как нуждаются Ян Казимирович и его отец, он

выкупил бы у них эту безделицу за какую-нибудь скромную сумму. Но план рухнул.

Неожиданное коварство проявил доктор Диксон. Он, очевидно, догадался, что веер имеет

какую-то особенную ценность. Слугам в присутствии господ рот раскрывать не

позволяется, и англичанин на глазах у своего сообщника стал выманивать веер. Аркадия

выручила предусмотрительность. Казимир Иосифович был человеком непредсказуемым,

поэтому лакей заранее подсыпал ему в коньяк яду. Если опекун заупрямится, от него

можно будет избавиться и договориться с Яном Казимировичем. Вышло удачно: Казимир

Иосифович получил отраву из рук собственного сына. А доктор потом ещё и уничтожил

улики - ему вмешательство полиции было ни к чему. Но на этом везение Аркадия

закончилось. Во-первых, появился я, хоть и со сломанной ногой. О волшебной силе веера

узнали все. Во-вторых, исчез веер.

ИНГА: Куда он всё-таки делся? Как вы его нашли?

ФАНДОРИН: Это не имеет отношения к нашему главному сюжету. Важно то, что

Аркадий затаился у окна гостиной и подслушивал, как я беседую по очереди со всеми

вами. Когда доктор собрался рассказать мне всю правду, лакей заткнул ему рот. Пулей.

ЯН: А зачем он ворвался ко мне в лабораторию? Накинулся, ударил по голове. Что я-то

ему сделал?

ФАНДОРИН: Ничего. Просто Аркадию стало известно, что веер найден и находится

здесь. А ещё он знал, что Маса его раскусил, и что с минуты на минуту прибудет полиция.

Он не мог терять времени.

ЯН: Да, всё логично.

ИНГА (вполголоса Фандорину): Я же говорила: вы гений.

ЯН: Ну, всё хорошо, что хорошо кончается. Нелепица разрешилась. Я свободен, у меня

есть средства. Можно заняться делом.

ФАНДОРИН (протягивая руку): Вы позволите?

ЯН (передавая ему револьвер): Да-да, заберите эту гадость.

Подходит к столу, приставляет стетоскоп к неподвижному кролику.

ФАНДОРИН: Угу. Револьвер тот самый, вне всякого сомнения. Шестизарядный

барабан, осталось два патрона. Один выстрел был сделан в гостиной, вот из этого г-

гнезда. И три гильзы, только что отстрелянные...

ИНГА (вполголоса): Я вижу, что-то не даёт вам покоя.

ФАНДОРИН (подносит палец к губам): Скажите-ка, Ян Казимирович, вы ведь

навещали покойного дядю незадолго до его смерти?

ЯН: Еле дышит... Что? Да, он вызывал меня. Мы говорили о медицине.

ФАНДОРИН: И после этого Сигизмунд Иосифович решил оставить веер вам?

ЯН: Ну да. Старик верил в эти китайские бредни. Должно быть, полагал, что махалка

поможет мне сделать открытие. А она и поможет, только не так, как он думал. Благодаря

ей у меня будут деньги. Много!

ФАНДОРИН: Инга Станиславовна, я слышал, как Аркадий кричал что-то про

сколопендру и, кажется, иуду. В каком смысле "иуда"? Может быть, он кричал что-то

ещё?

ИНГА (после паузы): Не помню. Я так испугалась... Хотя нет, постойте! Когда он

ударил Яна по голове, то крикнул: "Получи, Иуда!"

ЯН (не оборачиваясь): В самом деле? Я не слышал. Почему "Иуда"?

ФАНДОРИН: Потому что вы предали своего сообщника.

ЯН (обернувшись): Что-о?!

Фандорин направляет на него револьвер.

ФАНДОРИН: Ни с места. Револьвер теперь у меня. Стройную я вам изобразил версию?

Вы успокоились, отдали оружие. А успокоились, между п-прочим, зря.

ЯН: Что-о?!

ФАНДОРИН: Теперь я расскажу, как всё было на самом деле. Вам были очень нужны

деньги - для ваших ч-честолюбивых экспериментов. Что такое жизнь родственника по

сравнению с благом человечества? Особенно если это и ваше личное благо. Слава,

богатство, весь мир у ваших ног. Вы постарались понравиться дяде, чтобы он не забыл про

вас в завещании.

ЯН: Э, э, чиновник особых поручений, вы это бросьте! Конечно, деньги мне нужны,

но...

ФАНДОРИН: Вы человек методического мышления. У вас был приготовлен и запасной

вариант. Если бы дядя всё-таки обошёл вас в завещании, то разве что в пользу Инги

Станиславовны. И тогда вы на ней уж непременно женились бы. Так?

ЯН: Ну, так. Да что с того?

Инга со стоном закрывает лицо руками.

ФАНДОРИН: Деньги вам нужны были срочно. Вы ведь человек нетерпеливый. Тут-то

вам и пригодился мистер Диксон. За обещанное вознаграждение он согласился свести

пациента в могилу. Пришлось взять в сообщники лакея. Парень он был ловкий, - барину

лекарство подменить, да и в истории с дрожками вон как п-пригодился. Вы не верили в

волшебные чары веера, но отлично знали, каких денег стоит эта реликвия.

ЯН: Понятия не имел! Клянусь вам!

ФАНДОРИН: Зачем же вы тогда принесли отцу флягу с отравленным коньяком? Разве

не для того, чтобы помешать Диксону перекупить веер? И у окна подслушивали тоже вы.

Стреляете вы превосходно - вот доказательство. (Кивает на труп.) Казалось, вы своего

добились. Опасный свидетель, доктор Диксон, уничтожен, веер к вам вернулся. Но тут

появляется лакей. Он догадался, что доктора убили вы, и боится, что его постигнет та же

участь. Потому и набросился на вас. Если б не Инга Станиславовна, вы не успели бы

прийти в себя и выстрелить.

ЯН: Да ну вас к чёрту! Несёте чушь, а я должен оправдываться! Если я стрелял в

Диксона, если револьвер мой, то почему он вдруг оказался у Аркадия?

ИНГА: А может быть, у Аркадия и не было револьвера?.. Я же говорила: мы стояли

лицом туда, вдруг сзади шорох, удар, крик, Ян падает, я оборачиваюсь, этот человек

замахивается снова, я хватаю его за руки, на пол падает что-то железное, я смотрю -

оружие, отшвырнула ногой... Но откуда выпал револьвер, я не видела.

ФАНДОРИН: Разумеется, у лакея не было револьвера. Иначе он пристрелил бы "иуду".

Револьвер выпал из кармана Яна Казимировича. (Ян хочет возразить, но Фандорин

повышает голос.) Всё, дальнейшее предоставим полиции. Пока же я вынужден поместить

вас под замок. (Фаддею.) Что за той дверью?

ФАДДЕЙ: Чуланчик.

ФАНДОРИН: Вот и отлично. Господин Борец-кий, милости п-прошу в чуланчик. Маса,

асоко дэ карэ-о тодзикомэтэ окэ.

МАСА: Хай. (Подходит к Яну, берёт его за рукав, хочет вести в чулан.)

ЯН: Отстань! Пусть ваш азиат оставит меня в покое! Дайте хоть мою крольчиху! И

вакцину! Я не могу сидеть без дела! Инга, что они со мной делают?!

ИНГА: Господи, да отдайте вы ему крольчиху! Разве вы не видите, он болен!

Ян берёт под мышку кролика, шприц, успевает цапнуть со стола ещё какую-то склянку

и лишь после этого позволяет запереть себя в чулане.

ИНГА: Он не в своём уме... Господи, сколько несчастий! (Всхлипывает. Пятится от

чулана, спотыкается о лежащий труп, вскрикивает.) Ради Бога, уберите его!

ФАНДОРИН: Фаддей Поликарпович, Маса, унесите тело к тем двум... Сейчас, Инга

Станиславовна, сейчас.

Фаддей и Маса выносят мертвеца. Инга всхлипывает. Фандорин держит её за руку.

ИНГА: Ужасно, ужасно, ужасно... Если бы не вы... Я не знаю, что мной, со всеми

нами...

ФАНДОРИН (протягивая ей платок): Не нужно плакать. Ведь кроме меня здесь никого

нет, все ушли.

ИНГА: Что?

ФАНДОРИН: Теперь, когда мы остались вдвоём, позвольте задать вам один-

единственный вопрос. Всё это из-за несчастного веера?

ИНГА: Что "это"?

ФАНДОРИН: Все эти убийства, интриги, вероломство. Вы совершили все эти

гнусности лишь для того, чтоб завладеть веером?

ИНГА: Эраст Петрович, я... я не понимаю!

ФАНДОРИН: Чего вы не понимаете? Зачем мне понадобилось обвинять бедного Яна?

Чтобы окончательно убедиться в вашей вине. Я дал вам понять, что подозреваю не

Аркадия, а Яна. И вы, что называется, схватили на лету. Тут же подкинули недостающие

улики: и револьвера-то у Аркадия не было, а ещё он, оказывается, крикнул Яну: "Получи,

иуда". Последнее было с вашей стороны уж вовсе неосторожно. Там, за дверью, я был не

один, а с двумя свидетелями. Когда мы подбежали к двери, здесь было тихо. После того,

как я закричал "Откройте!" и стал стучать, после, а не до, раздался шум, Аркадий

закричал про сколопендру, и грянули выстрелы. Из этого следует, что к моменту нашего

появления Ян Казимирович уже лежал на полу, оглушённый, а вы с Аркадием выясняли

отношения. Он требовал, чтоб вы его спасли? Или просто хотел денег?

ИНГА: Господи, тоже гений и тоже сумасшедший...

ФАНДОРИН: Услышав мой голос, вы попытались застрелить соучастника, но он выбил

револьвер. Вы успели отшвырнуть оружие, криком привели Яна Казимировича в чувство.

Он открыл огонь, и вам удалось выйти сухой из воды. Почти удалось.

ИНГА: Да зачем, с какой стати стала бы я нагромождать все эти злодейства?

Сигизмунд любил меня. Вы даже не представляете, как он меня любил! Мне достаточно

было попросить, и он отдал бы мне этот веер!

Берёт со стола веер.

ФАНДОРИН: Я знаю, что он вас любил. И судя по всему, сильнее, чем предписывают

родственные чувства. Но Сигизмунд Борецкий был человеком по-своему нравственным.

Он свято верил в силу веера и относился к своей реликвии ответственно. Сам ею так и не

воспользовался, даже ради собственного исцеления. Да если бы и воспользовался, его

ждало бы тяжкое разочарование. А вас он, хоть и любил, но, похоже, знал вам цену и не

желал, чтобы это "мощное" средство (кивает на веер) попало в ваши руки. Состояние,

деньги - пожалуйста, но только не Веер Добра и Зла. Незадолго до кончины он вызывает

п-племянника, убеждается, что тот искренне увлечён наукой, и решает оставить веер ему.

Вы догадывались, что такой исход возможен, для того и стали невестой Яна

Казимировича. Вы не остановились ни перед чем, лишь бы достичь своей цели. И

несомненно достигли бы её. Ян отдал бы вам веер - ведь ему для исследований нужны

деньги, а в мистику он не верит.

ИНГА: Уже.

ФАНДОРИН: Что "уже"?

ИНГА: Уже достигла. Обменяла веер на дядюшкины капиталы. Теперь он мой.

Нотариального акта нет, но ведь для Будды это неважно, правда? Главное, что владелец

веера передал мне его добровольно. Вы умный человек, господин Фандорин. Ещё умней,

чем я думала. И продедуктировали всё очень логично. Только вот...

ФАНДОРИН (изумлённо): Вы сознаётесь?

ИНГА: Да. Знаете, надоело препираться. К тому же это не имеет ни малейшего

значения. Вы человек умный и логичный, только с одним недостатком.

ФАНДОРИН: Интересно, каким же?

ИНГА (приближается к нему, наполовину раскрывает веер, обмахивается): Слишком

логичны. А потому за деревьями не увидели леса. Знаете, чего вы не учли?

Фандорин рывком встаёт. Вскрикнул, покачнулся, но удержался на ногах.

ФАНДОРИН: Руки держать на виду! У вас второй револьвер?

ИНГА (смеётся): Ах, умные мужчины, до чего же вы глупы. Второго револьвера у меня

нет. Но у меня есть веер. И он действительно волшебный!

С этими словами она бьёт Фандорина чёрной стороной веера по лбу. Тот падает в

кресло, как подкошенный. Смотрит на неё снизу вверх широко раскрытыми глазами, не в

силах пошевелиться.

ИНГА: Оп-ля! Не ждали, господин рационалист? Коньяк у него отравленный! Нет,

Эраст Петрович. Точно так же я шлёпнула пьяненького дядю Казика - чтоб проверить. И

проверила! Милый дядюшка упал и умер. И только тогда, только тогда я по-настоящему

поверила! Зачем мне револьвер? Вот самое мощное оружие на свете. И оно теперь

принадлежит мне! Сейчас я произнесу заклинание. Мир сделается немножко похуже (ну и

чёрт с ним), зато я стану самой великой, самой прекрасной, самой могущественной...

(Раскрывает веер, поворачивает его чёрной стороной наружу и нараспев читает молитву.)

"Нам-мёхо-рэнгэ-кё, Нам-мёхо-рэнгэ-кё, Нам-мёхо-рэнгэ-кё, Нам-мёхо-рэнгэ-кё, Нам-

мёхо-рэнгэ-кё, Нам-мёхо-рэнгэ-кё, Нам-мёхо-рэнгэ-кё, Нам-мёхо-рэнгэ-кё".

Удар грома, вспышка молнии, свет гаснет, зажигается вновь - одним словом,

происходит Чудо.

Инга пошатнулась, выронила веер, с криком упала навзничь. Её бьют судороги. Она

запрокидывает голову, вытягивается дугой. Это должно быть натуралистично и страшно.

Потом застывает прямая, как палка.

Из запертого чулана доносятся крики.

ГОЛОС ЯНА: Она жива! Она жива! Честное слово, жива!

Вбегают Фаддей и Маса.

ФАДДЕЙ: Господи, барышня! (Бросается к Инге.)

МАСА: Данна! Дооситан дэс ка?! (Бросается к Фандорину. Помогает ему подняться на

ноги.)

ФАНДОРИН (изумлённо): Нога... Я не чувствую боли. (Топает загипсованной ногой.

Делает шаг, другой. Подпрыгивает.) Перелома нет! Что за ч-чертовщина?

ГОЛОС ЯНА: Да откройте же! Эврика! Эврика!

Дверь чуланчика с треском распахивается, вылетает Ян.

ЯН: Смотрите, она жива! Она выздоровела! (Спускает на пол крольчиху, и та резво

бежит за кулису.) Вакцина есть! (Поднимает руку со шприцом.) Получилась! Я сам не

понял, как! Добавил десять миллиграмм эссенции, и сработало! Это настоящее чудо!

(Наконец, замечает лежащую Ингу, осекается.) Что... что случилось?

ФАНДОРИН (слабым голосом): По всем симптомам - столбняк... Возможно, из-за той

ссадины на лбу. Но как-то уж очень быстро. Разве так бывает? (Покачнулся, схватился

рукой за лоб. Маса подлетает к нему с каталкой, Фандорин обессиленно садится.) Что за...

Нет, невозможно!

ЯН: Бывает. Если в кровь попадает сильная бацильная культура. Столбняк? Но это же

отлично! Просто превосходно! Какое везение! Можно проверить действие вакцины на

человеке! Немедленно, сейчас.

Опускается на корточки, делает Инге укол.

ФАНДОРИН (Масе, указывая на лежащий веер): Сэнсу-о... Боку ни...

Маса подаёт ему веер, Фандорин осторожно, будто заряженную мину, его

рассматривает.

ФАНДОРИН: Что за ч-чёрт! На бумажной части иероглиф "солнце", а на деревянной

"луна"! И откуда тут полоска папиросной бумаги?

ФАДДЕЙ: Это я давеча подклеил. Снял бумажку с деревяшки, залатал, снова приклеил.

Клей самолучший, намертво схватил. Вон как аккуратненько стало, не стыдно людям

показать.

ФАНДОРИН: Боже мой, вы приклеили шиворот-навыворот... (Смотрит на Ингу.) Я

сплю! Это сон! Она думала, что сделает миру хуже, а себе лучше, но вышло наоборот...

Мир стал лучше - столбняк побеждён... И моя нога срослась - от удара... Это что, чудо?

Инга издаёт громкий стон. Ян помогает ей сесть. Она хочет что-то сказать, но лишь

мычит.

ЯН: Жизнь спасена, но поражение бациллами Николайера слишком сильное. Боюсь,

бедная кузина останется парализованной. Но всё равно, вакцина работает!

Фандорин встаёт с кресла.

ФАДДЕЙ: Куда вы, батюшка? Сидите, на вас лица нет.

ФАНДОРИН: Уступлю место д-даме.

Ян и Фаддей переносят Ингу в кресло, она мычит.

ФАНДОРИН (бормочет): Есть много в небесах и на земле такого, что нашей мудрости,

Гораций, и не снилось... (Поворачивает веер то так, то этак.) Ах, Фаддей Поликарпович,

что вы натворили! Добро перепутали со Злом, да ещё прихватили самолучшим клеем,

намертво. Как же теперь разобраться-то?

ФАДДЕЙ: Уж как-нито разберёмся. Верно, Масаил Иваныч?

МАСА: Борьшое деро.

ЗАНАВЕС.

Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«Что скрывают слова-паразиты? Существует множество интересных фактов про мимику людей, язык жестов. Чтобы правильно пользоваться этими знаниями, нужно посвятить годы, изучая все досконально. Намного проще сделать выводы о человеке, слушая, что он говорит. Многие из нас грешат словами-паразитами, которые...»

«Зарегистрировано в Минюсте России 30 августа 2013 г. N 29854МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИПРИКАЗ от 20 августа 2013 г. N 144ОБ УТВЕРЖДЕНИИ РАЗЪЯСНЕНИЙПО ПРИМЕНЕНИЮ ПОЛОЖЕНИЯ О ПОРЯДКЕ ВЕДЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГОРЕГИСТРА НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Список изменяющих докуме...»

«УТВЕРЖДАЮ "_"201 г. Положение о пожарной части Раздел 1. Основные положения Пожарная часть. является структурным подразделением. и создана в целях обеспечения мероприятий в области организации тушения пожаро...»

«МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТЕНИСЕЙСКАЯ ЕПАРХИЯЧАСТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ“ЕНИСЕЙСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ГИМНАЗИЯ” тел./факс (39 195) 2-50-63, 2-20-13 663180 ул. Кирова, 97, г.Енисейск, Красноярский край Сайт: http://www.eppg.clan.su E-mail: eppg@mail.ruИНН 2447002241; КПП 244701001; ОКПО...»

«Уважаемые руководители малых (микро) и средних предприятий! Уважаемые предприниматели!   В соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 г. № 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской...»

«ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ЭКЗАМЕНУ ПО МДК Огневая подготовка для обучающихся 3 курса по специальности 40.02.02 Правоохранительная деятельность 2016-2017 учебный год Воробьев В.И. Раздел 1. Введение в огневую подготовку Определение оружия, огнестрельного оружия, холодного оружия, метательного оружия, бо...»

«(2FMПоездом до Бреста) Варшава – Берлин – Цюрих – Люцерн – Берн – Женева – Анси – Шамони* – Монблан* – Авиньон – Экс-ан-Прованс – Лазурный берег (5 ночей) – Ницца – Антиб – Канны – Монако* – Милан – Верона – В...»

«Список политических партий, региональных отделений и иных общественных объединений, имеющих право в соответствии с Федеральным законом "О политических партиях", иными федеральными зак...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный лингвистический университет" (ФГБОУ ВО МГЛУ) Аннотация к выпускной квалификационной работе Алиева Олега Сергеевича...»

«Информацияоб итогах работы Архангельского областного Собрания депутатовс обращениями граждан за 2015 год В 2015 году, как и в предыдущие годы, работа с избирателями, с их обращениями являлась приоритетным направлен...»

«(11) (24) (месяц) (номер)ВЕСТНИК муниципальных правовых актов Меловатского сельского поселения Калачеевского муниципального района Воронежской области 30.11.2015 г.Учредитель: Совет народных депутатов Меловатского сельского поселения К...»

«РАЗЪЯСНЕНИЕ положений конкурсной документации № 2/2017 открытого конкурса на право осуществления перевозок по муниципальным маршрутам регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным тран...»

«В ПАО "Промсвязьбанк" Заявление на регистрацию Владельцев Сертификатов ключа проверки электронной подписиНастоящим _ ПАО "Клиент"_ (наименование организации) (далее – Клиент) просит на основании Договора...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.