WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

Pages:     | 1 ||

«Значение вины, случая и непреодолимой силы в гражданском праве. Часть вторая Пирвиц Э.Э.Вестник гражданского права, 2010. Ключевые слова: вина, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Таким образом перевозчик казенного груза отвечает за случайную утрату или повреждение груза потому, что по Положению о каз. подр. и пост. перевозчик, вопреки общим началам обязательственного права, не вправе ссылаться на соблюдение им осторожности (ст. 647 т. X ч. 1) и на стечение каких-либо иных непредотвратимых обстоятельств (ст. 684 т. X ч. 1), кроме перечисленных в ст. 216 Полож. каз. подр.

Гражданский кассационный департамент Правительствующего Сената (1887 г. N 69 по делу Языкова) определяет понятие непреодолимой силы косвенным путем, объясняя, что "в силу ст. 683 т. X ч. 1 изд. 1857 г. и той же статьи по прод. 1879 г. (в последней упоминается о непреодолимой силе) владельцы казенных дорог (казна, общество, частное лицо) подлежат ответственности за всякое совершившееся на железной дороге несчастие и освобождаются от ответственности за ущерб и вред какому-либо лицу или имуществу только тогда, когда случившееся несчастие произошло от таких причин, которых нельзя было предотвратить никакими мерами предусмотрительности или осторожности". Из этого разъяснения видно, что Правительствующий Сенат для понятия "непреодолимая сила" требует лишь непредотвратимости причины вреда и не придает значения тому обстоятельству, могла ли причина вреда быть предвидена или нет, так как последнее условие составляет существенный признак "случая" (случайного события или случайного вреда).

По вопросу о значении выражения "непреодолимая сила" (vis major), принятого в вышеприведенных Законах Германской империи, образовались две теории: субъективная и объективная.



Сторонниками субъективной теории являются Гольдшмит, Тель, Ган, Виндшейд, Дернбург, Вейнрих, Губер, Стуки и др. (Эгер, т. I, с. 258, 259; Герт, с. 105 - 108; Стуки, с. 11 - 16; Виндшейд, т. 11, § 384, примеч. 6, с. 469). Главный представитель этой теории Гольдшмит исходит из мнения, что выражение vis major, составляя противоположность выражению "вина", служит для обозначения невменяемых событий, происшедших от сил природы или от человека. Мнение свое о значении непреодолимой силы в применении к перевозчику по правилам римского права (receptum) Гольдшмит высказывает в следующих двух положениях: 1) что перевозчик отвечает безусловно за утрату или повреждение груза, причиненные не только по его собственной вине (а следовательно, и от недостатков перевозочных средств), но и по вине своей прислуги или пассажиров (так называемый внутренний случай), и 2) что перевозчик не отвечает за такие явления природы и деяния посторонних лиц (кроме вышеупомянутых), которые нельзя было ни устранить, ни предотвратить и вредные последствия которых не могли быть избегнуты, несмотря на соблюдение всевозможной или требуемой при данных обстоятельствах осторожности - так называемый внешний непредотвратимый случай (Эгер, т. II, с. 212, 258).

Мнение Гольдшмита и других представителей субъективной теории о значении непреодолимой силы сводится к тому, что непредотвратимость события соразмеряется со степенью требуемой от данного перевозчика осмотрительности (diligentia diligentis или diligentissimi pater familias) и таким образом ставится в неразрывную связь с вопросом о вине перевозчика, так что по этой теории, господствующей поныне и принятой практикою Германского имперского суда, непреодолимая сила составляет неопределенный вид случая, т.е. в сущности совпадает с понятием случая (Герт, с. 110, 115, 153, 157, 194, 208, 210; Эгер, т. I, ст. 259, 263; Стуки, с. 12, 13; Экснер, с. 18, 24, 30).

В противоположность субъективной теории Вейс, Бринц, Пернице, Экснер, Брукнер, Гафнер и др. (см. Герт, с. 119 - 152; Экснер, с. 14, примеч. 14) стремятся определить понятие непреодолимой силы по ее объективным (внешним) признакам. Главным представителем этой (объективной) теории, поколебавшей отчасти практику Германского имперского суда (Герт, с. 201; Осецкий, с. 246), считается Экснер, мнение которого состоит в следующем.





Существующие у разных народов однородные выражения (vis major, casus major, damnum fatale, vis divina, Gottes und Feindes Gewalt, hoehere Gewalt, force majeure, acts of God and the kings ennemies) указывают на то, что события, подводимые под означенные понятия, по самому свойству своему (объективно) заключают в себе признаки, устраняющие всякие вопросы о вине человека. На такое значение понятия vis major обращали внимание отчасти уже глоссаторы римского права и некоторые из более старинных юристов-практиков (в особенности Лейзер и Глюк). Римский юрист Лабеон, по совету которого было изменено правило преторского эдикта об ответственности судохозяев и содержателей гостиниц и постоялых дворов, не желал вовсе превратить безусловную (страховую) ответственность по договору receptum в обыкновенную, т.е. предоставить означенным лицам оправдываться вообще отсутствием вины и, следовательно, ссылаться на всякого рода случайности, но имел в виду только смягчить слишком строгое преторское постановление дозволением оправдываться ссылкою на непреодолимую силу. Несомненно, что перевозчик является как бы страховщиком (с. 35 и 53) груза и отвечает за утрату или повреждение груза, независимо от вопроса, произошел ли вред по вине или без вины его, перевозчика. Так смотрит на перевозчиков и англо-американское право ("Ву Anglo-American law common carriers are insurers of goods" (Wharton, Law of negligence, 1874, § 552)), которое возлагает на перевозчиков ответственность "for any event, except the act of God or the Queens ennemies" (Smith, A treatise on the law of negligence, 1880, с. 104).

Ссылаясь на вышеприведенные законодательные соображения, которые имелись в виду при установлении редакции ст. 395 Германского торгового уложения, Экснер приходит к заключению, что и Германское торговое уложение возлагает на перевозчика в известных пределах ответственность страховщика и что поэтому господствующая ныне (в Германии и во Франции) субъективная теория, рассматривающая ответственность перевозчика с точки зрения его вины, не соответствует действительной цели закона и законодательным соображениям, которыми была положительно отвергнута смягченная форма ответственности перевозчиков. То обстоятельство, что при рассмотрении первоначальной редакции ст. 395 Герм. торг. улож. было исключено слово "unabwendbare" ("непредотвратимая") перед выражением "hoehere Gewalt", не может служить доводом в пользу субъективной теории, но доказывает лишь совершенно правильный взгляд законодательной Комиссии на vis major как на такое событие, сущность которого не заключается в безусловной непредотвратимости.

Основание, почему закон возлагает на некоторые разряды предприятий ответственность или страх за случай, заключается, по мнению Экснера, в желании охранить права потерпевших, которые часто неосуществимы только вследствие фактических затруднений, сопряженных с собиранием доказательств в подтверждение событий, причинивших вред, и вообще обстоятельств, дающих право на вознаграждение. Хотя невозможность добыть доказательства должна вообще считаться для данного лица несчастным случаем, которому он обязан подчиниться, но законы издавна стараются помочь в этом отношении некоторым разрядам лиц, особенно нуждающихся в такой поддержке. Так, например, гражданские законы установляют известные предположения, признавая, что обстоятельство более или менее вероятное должно считаться достоверным. Но затруднения заключаются часто не только в невозможности доказать указываемое обстоятельство, но и в невозможности указать самое обстоятельство, например лицо или событие, причинившее вред. Например, карета, в которой едет пассажир, вдруг получает удар и разрушается вдребезги, сам пассажир оказывается лежащим на мостовой, а его багаж - поврежденным. Кучер объясняет, что военный отряд неожиданно показался из-за угла улицы в ближайшем расстоянии от лошадей кареты, причем в то же время начался барабанный бой, так что лошади испугались и опрокинули карету. Все эти объяснения кучера соответствуют истине и вполне доказаны, а потому суд не может не признать происшедший вред случайным и должен освободить хозяина экипажа от ответственности. Тем не менее объяснения кучера могли заключать в себе неполную правду в том отношении, что он скрыл какие-либо обстоятельства, бывшие действительною причиною вреда, например, что кучер в минуту появления военного отряда без всякой надобности оглядывался и разговаривал с другим кучером, ехавшим позади, или что возжи вследствие ветхости разорвались в тот самый момент, когда необходимо было внезапно остановить лошадей, и т.п. Очевидно, что пассажир, сидевший в карете, не в состоянии даже указать на подобные обстоятельства, хотя они были бы вполне достаточны для присуждения ему вознаграждения.

В таком же безвыходном положении находятся все лица, вверившие свои вещи гостиницам, пароходам, железным дорогам и т.п. предприятиям. В особенности же при многочисленности служащих и сложном устройстве некоторых предприятий потерпевшему редко возможно раскрыть все обстоятельства, бывшие причиною происшедшего вреда, между тем как привлеченный к ответственности владелец подобного предприятия, равно как и его служащие имеют интерес скрывать свою вину, а весьма часто, несмотря на свою полнейшую добросовестность, сами не в состоянии объяснить истинные причины понесенного потерпевшим вреда.

Для предупреждения такого неравенства сторон и для обеспечения большей безопасности в деловом обороте закон переносит страх за случайную гибель или повреждение вещи (periculum rei) на перевозчика и других лиц, принявших вещь на хранение, и таким путем лишая ответчика права доказывать отсутствие вины, совершенно устраняет и самый вопрос о его вине.

Но так как это строгое правило о безусловной ответственности перевозчика основано на предположении законодателя о вероятной вине перевозчика и потому при более или менее очевидной невероятности вины могло бы иногда оказаться несправедливым, то закон допускает исключение из означенного правила, дозволяя ответчику оправдываться ссылкою на непреодолимую силу.

Это исключение основано, по мнению Экснера, на том соображении, что бывают такие события, причиняющие вред, которые с первого взгляда (prima facie) устраняют вероятность вины перевозчика и установляют предположение в его пользу (Liquiditat des Sachverhalts zu Gunsten des Recipienten). При доказанности подобного события перевозчик должен быть освобожден от ответственности без всякого обсуждения вопроса о его вине и подробностей события, т.е. принятых перевозчиком мер предосторожности.

Обращаясь затем к установлению отличительных признаков непреодолимой силы, Экснер находит, что для этого понятия необходимо, чтобы событие, причинившее вред, было внешним, т.е. исходило извне, а не происходило внутри предприятия, так как события последнего рода обыкновенно неизвестны потерпевшему и почти никогда не могут быть ими доказаны. Дозволение хозяину предприятия ссылаться на такие внутренние причины происшедшего вреда не соответствовало бы вышеозначенной цели закона, направленной к устранению затруднений по предмету представления доказательств. Поэтому перевозчик отвечает безусловно за исправность своих служащих (например, болезнь, стачка) и перевозочных средств и вообще за всякие вреднодействующие события (например, пожар, взрыв), возникшие в пределах предприятия, например внутри склада, корабля, повозки. Затем для признания события непреодолимою силою, т.е. устраняющим всякое предположение о вине перевозчика, необходимо, по мнению Экснера, чтобы событие было непредотвратимо при данных обстоятельствах, а для того, чтобы непредотвратимость события была с первого взгляда достоверна, самое событие должно быть общеизвестным (например, бомбардирование гавани, землетрясение, удар молнии). Непредотвратимость события не соразмеряется с силою сопротивления, которую мог проявить перевозчик, но заключается в его чрезвычайности сравнительно с другими вреднодействующими событиями, более или менее часто повторяющимися в обыденной жизни.

Перевозчик, доказавший наличность непреодолимой силы, должен быть освобожден от ответственности, но не безусловно, так как непреодолимая сила установляет лишь предположение о невиновности перевозчика, который остается ответственным по общим правилам, если потерпевший в состоянии доказать, что перевозчик все-таки допустил какую-либо вину. Само собою разумеется, что против подобных доказательств потерпевшего перевозчик может представлять возражения в подтверждение своей невиновности.

В заключение Экснер определяет "непреодолимую силу" в смысле такого события, которое: 1) возникло вне круга деятельности (Betribskreis) данного перевозочного предприятия и своим вторжением в этот круг деятельности причинило личный или имущественный вред и 2) по свойству и силе своего проявления очевидно превосходит случайности, встречающиеся в обыденной жизни (Экснер, с. 4, 6, 9, 33, 36 - 41, 54, 55, 68, 70, 79, 81, 86).

Из числа русских юристов, занимавшихся разрешением вопроса о значении непреодолимой силы, А.О. Гордон (прив. соч., с. 49, 53, 54), по-видимому, придерживается господствующей в Германии субъективной теории, признавая "случай" родовым понятием и отличая vis major от случая в тесном смысле (casus). По мнению А.О. Гордона, "под понятием vis major - force majeure, hohere Gewalt, unabwendbarer ausserer Zufall, непреодолимая сила - разумеются такие чрезвычайные, непредвиденные, внешние события, наступление и вредные последствия которых не могли быть предотвращены самыми крайними мерами предосторожности, обусловливаемыми данными обстоятельствами".

Вслед за этим определением, основанным на мнениях Эндемана, Теля, Гана, Эгера и Сурда, А.О. Гордон поясняет сущность непреодолимой силы в более ясных выражениях: "Vis major - случайность высшей категории, чистой крови, без всякой посторонней примеси. Это такое случайное явление, или событие, относительно которого не может быть ни малейшего сомнения в том, что оно не вызывалось и не было сопровождаемо неосторожностью, неаккуратностью, оплошностью. Предотвратить наступление или вредные последствия этого события не в силах человеческих: casus, cui humana infirmitas resistere non potest". "Выражение major (majeure, hohere, высшее) имеет лишь в виду обозначить соотношение между силою вредоносного явления и силою противопоставляемого ему сопротивления".

Ф.И. Осецкий (прив. соч., с. 228, 234, 240, 242, 248 - 262) высказывается против смешения понятий случая и непреодолимой силы. Не совсем соглашаясь с Экснером и находя вполне безукоризненным взгляд Дернбурга, Ф.И. Осецкий находит, что "случай (casus) есть такое причиняющее личный или имущественный вред событие, которое не может быть предотвращено субъективно, а непреодолимая сила - это объективно непредотвратимое, чрезвычайное и причиняющее личный или имущественный вред событие". При этом под чрезвычайным событием здесь понимается "событие quod extra consuetudinem accidit по отношению времени, места и данных обстоятельств".

И.М. Рабинович (прив. соч., с. 97, 98, 100, 101) находит, что под непреодолимою силою законодательство (в том числе и немецкое) понимало всегда лишь особый разряд явлений. В особенности же, по мнению И.М. Рабиновича, нельзя согласиться с толкованием немецкой судебной практики, которая под невозможностью предотвращения вреда понимает невозможность не только абсолютную, но и относительную, экономическую, т.е. считает вред происшедшим от непреодолимой силы, если для предотвращения его нужны были такие расходы, каких предприятие данного типа вынести не может. Перевозчик, отвечая за случаи, является страховщиком груза; возможность же или невозможность предупреждения убытка, очевидно, не имеет и не может иметь никакого значения для разрешения вопроса о том, должен ли предмет считаться застрахованным от данной опасности или нет, т.е. должно ли или не должно данное явление считаться "непреодолимою силою". Исходя из предположения о верности взгляда на железную дорогу как на обязательного страховщика, И.М. Рабинович полагает, что под "непреодолимою силою, от которой груз не застрахован, согласно ст. 102 Общ. уст. жел. дор. следовало бы понимать только: а) некоторые исключительные стихийные явления природы, исключительные в том смысле, что их нельзя принять в расчет при установлении размера провозной платы; б) распоряжения правительства и в) действия неприятельских сил (ср. ст. 216 т. X ч. 1 Пол. каз. подр.), т.е. такие явления, при которых отпадает также и ответственность транспортно-страховых обществ".

Н. Земцов (vis major, приложение к кн. IV, апрель 1891 г., Журн. гражд. и угол. права, с. 7, 9, 12, 15, 23) понимает под непреодолимою силою причиняющее вред событие, которое должно быть: а) внешнее, т.е. такое событие, причина которого возникла вне района эксплуатации предприятия. Под районом эксплуатации разумеются все места, непосредственно служащие эксплуатации, и все предметы и лица, как входящие в состав предприятия, так и непосредственно пользующиеся его услугами; б) чрезвычайное, т.е. такое событие, которое до своего совершения не находилось в связи могущего быть влияния с ходом предприятия и потому не могло быть ожидаемо, и в) событие объективно непредотвратимое. По мнению г. Земцова, "означенные три признака имеют исчерпывающее значение и в то же время каждый из них настолько необходим, что при отсутствии одного отпадает предположение о наличности непреодолимой силы". Под событием, объективно непредотвратимым, г. Земцов понимает событие, которое "превосходит всякие человеческие силы".

Объективная теория Экснера и его последователей в значительной степени послужила к выяснению нового понятия непреодолимой силы в том отношении, что теория эта, в отличие от субъективной теории, стремится выделить и совершенно устранить из означенного понятия вопрос о вине, т.е. о психическом состоянии лица, причинившего вред.

Но нельзя сказать, чтобы отдельные признаки, вводимые объективною теориею в определение непреодолимой силы, представлялись ясными.

Находя, что предприниматель (перевозчик, содержатель гостиницы) обязан отвечать безусловно (без всяких оправданий) за вред, причиненный его служащими или вещами или происшедший вообще внутри предприятия, на том основании, что при таких обстоятельствах потерпевший лишен возможности доказать причину вреда, Экснер выводит из этого положения, что непреодолимая сила составляет событие, возникающее вне круга деятельности предприятия (прив. соч., с. 59).

О безусловной ответственности перевозчиков за своих служащих имеется особое правило в Германском торговом уложении (ст.

400), но положение Экснера об ответственности предпринимателей за пригодность их орудий производства и вообще за вред, происшедший внутри предприятия, представляется лишь его собственным выводом из цели закона освободить потерпевшего от представления доказательств. Что касается Германского закона от 7 июня 1871 г., то в нем не упоминается о безусловной ответственности железных дорог за действия своих служащих, которая выводится теориею и практикою косвенным путем из понятия непреодолимой силы по началам римского права о receptum (Вейнрих, с. 157; Якоби, с. 29). Ввиду того, что вопрос об ответственности хозяев за своих служащих, а также за недостатки строений и орудий производства относится ко всякого рода недозволенным деяниям и ко всем договорам и потому должен быть разрешен совершенно самостоятельно, вопрос этот может лишь отчасти служить к разъяснению понятия непреодолимой силы, применяемого в законе в виде исключения из общих правил об ответственности за причинение вреда. Даже при существовании положительно выраженного в законе правила о безусловной ответственности должников или хозяев известных предприятий за вред, происшедший от их служащих или орудий производства, можно только заключить, что означенные причины вреда не признаются равносильными непреодолимой силе, но нельзя сделать вывода, что все другие "внутренние" причины вреда также не составляют непреодолимой силы и что, следовательно, под последним понятием имеются в виду лишь внешние события. Независимо от трудности установить пределы или "круг деятельности" предприятия самое понятие о "внешнем" или "внутреннем" происхождении причины вреда представляется весьма неопределенным, на что указывают, например, Герт (с. 137) и Осецкий (с. 249 - 253). Трудно решить, будет ли, например, адская машина, тайно спрятанная посторонним лицом внутри корабля, внутреннею или внешнею причиною взрыва корабля. Удар, который приключится с перевозчиком, лично исполняющим принятую на себя перевозку, несомненно составляет для него непреодолимую силу, но не может быть назван "внешним" событием.

Другой указываемый Экснером признак непреодолимой силы, именно "общеизвестность" события, представляется также не безусловно верным. Кораблекрушение в открытом море или нападение шайки разбойников в необитаемой степи не могут быть признаны событиями общеизвестными.

Совершенно неопределенным является признак "чрезвычайности", требуемый для понятия непреодолимой силы. Событие может быть само по себе непреодолимою силою (например, молния, мелководье, дождь, гололедица, мороз), хотя бы оно было явлением совершенно обыденным, и наоборот, бывают весьма редкие события, например причинение смерти ребенком, которые не составляют непреодолимой силы для ответственного лица (в данном примере - для родителей или опекуна). Но независимо от сего с понятием о "чрезвычайности" события неразрывно связан вопрос о том, было ли событие настолько чрезвычайным, что оно не могло быть предвидено данным лицом, между тем как вопрос о вине (осмотрительности, осторожности) согласно объективной теории не должен иметь значения при применении понятия непреодолимой силы.

"Объективная непредотвратимость события", если под этим выражением понимать невозможность предотвращения события никакими человеческими силами, вообще не может быть требуема для понятия непреодолимой силы, так как многие естественные явления природы, хотя и непредотвратимы (например, дождь, жара, холод, буря), тем не менее не считаются непреодолимою силою ввиду возможности предупредить могущий произойти от них вред (например, предохранением груза от влияния дождя, бури и т.д.).

Точное определение понятия непреодолимой силы до того трудно, что, например, Герт (прив. соч., с. 211 - 213), опровергающий как субъективную, так и объективную теорию, возбуждает вопрос, не следует ли означенное понятие совершенно устранить из законодательства. Герт предлагает не включать выражение "непреодолимая сила" и в проект Германского гражданского уложения, но установить в законе для известных предприятий те виды причинения вреда, за которые возлагается на них безусловная ответственность, например за вину и за невменяемые действия служащих, за доброкачественность и исправное действие орудий производства "и так далее".

Выражение "непреодолимая сила" в смысле исключительного основания к освобождению лица от возложенной на него по закону или договору безусловной ответственности за причиненный вред уже укоренилось в германском и швейцарском законодательствах и в Австрийском и Венгерском торговых уложениях и введено в некоторые из наших законов.

Для усиления выражения "непреодолимая сила" пришлось бы прибегнуть к неудобному и отвергнутому наукою и новейшею законодательною практикою способу перечисления или примерного указания специальных событий (например, кораблекрушение, землетрясение, молния, наводнение, нашествие неприятеля), исключающих ответственность за причинение вреда или вообще за неисполнение каких-либо обязанностей, или следовало бы употреблять более общие, но еще более темные выражения вроде "несчастный случай" (ст. 633, 1689, 2106 т. X ч. I), "несчастные происшествия или обстоятельства" (ст. 489 т. X ч. I), "неизбежный случай" (ст. 450, 462, 509 т. XI Уст. торг.), "неизбежные последствия обстоятельств" (ст. 477 т. XI Уст. торг.), "гибельный случай" (ст. 47 т. XI Уст. кред., разд. III), "нечаянный случай" (ст. 394 т. XI Уст. торг.), "непредвиденный случай" (ст. 233, 349 т. XI Уст. торг.), "непредвиденные обстоятельства" (ст. 295 т. XI Уст. торг.), "причины, не зависящие от лица" (ст. 476 т. XI Уст. торг.), "чрезвычайные обстоятельства" (ст. 2112 т. X ч. I, ст. 30 русск. текста Бернской конвенции о междунар. перевозке грузов), "чрезвычайное приключение" (ст. 2105 т. X ч. I), "чрезвычайный случай" (ст. 329 т. XII ч. I Уст. пут. сообщ., изд. 1857 г.), "непреодолимое препятствие" (ст. 1689 т. X ч. I, ст. 388 п. 2 Уст. угол. суд.), "неустранимый случай", "причины неотвратимые и непредвиденные" (ст. 1483, 1549, 3863 Св. узак. губ. Приб.).

Потребность в общем техническом выражении для обозначения оснований, по которым в видах справедливости смягчается даже самая строгая ответственность за причинение вреда, постоянно увеличивается потому, что новейшие законодательства все более и более расширяют круг лиц, подлежащих в силу закона или договора так называемой безусловной ответственности, т.е. несущих риск за (случайное) причинение вреда при наличности только внешней причинной связи между вредом и каким-либо действием или упущением данного лица.

Понятие "непреодолимая сила" может быть выяснено только по установлении понятия "случай", которое употребляется в законах и литературе то в смысле случайного события как причины вреда, то в смысле случайного (невменяемого) вреда как последствия случайного события.

Случай в смысле фактического события (действия или бездействия человека или проявления сил природы), наступление которого не может быть предвидено, имеет весьма разнообразное юридическое значение, независимо от того, соединяются ли с таким событием выгодные и невыгодные последствия для данного лица. Случай как фактическое событие признается законом одним из способов приобретения и прекращения прав (например, рождение и смерть лица), служит предметом рисковых договоров (например, страхования, лотереи, игры и пари) и составляет обыкновенное содержание отлагательных и отменительных условий.

Но главное значение случай имеет в гражданском праве для выражения понятия невменяемости недозволенных, в особенности же вредных, деяний. Если непосредственною причиною вреда было случайное событие, то одно это обстоятельство хотя и может при несложных обстоятельствах служить основанием для признания случайными и вредных последствий события и, следовательно, для невменения самого вреда, но из этого не следует, чтобы под случаем, т.е. невменяемым причинением вреда, можно было понимать исключительно случайное событие в смысле фактической причины вреда.

Как уже было объяснено в статье "Случай в гражданском праве", под случаем следует понимать не одно случайное событие, бывшее причиною вреда, но и случайный вред или вообще случайное правонарушение, в отличие от умышленного или неосторожного правонарушения, так что лицо, ссылающееся на свою невиновность, обязано доказать случайность (невозможность предвидения и предотвращения) не только события, причинившего вред, но и самого вреда. Каждое дееспособное лицо, причинившее вред недозволенным деянием или неисполнением обязательства, при наличности внешней причинной связи между вредом и действием или упущением лица предполагается виновным, пока не докажет случайность вреда, т.е. отсутствие вины. В виде исключения из этого правила владельцы опасных для жизни и здоровья промышленных предприятий (железных дорог, пароходов, фабрик и т.п.), а также должники по некоторым договорам (перевозки, поклажи) обязаны к безусловной ответственности за причиненный ими вред в том смысле, что они лишаются права доказывать отсутствие вины в причинении вреда, следовательно, могут подлежать ответственности даже за действительно случайный вред и освобождаются от ответственности лишь по точно указанным основаниям, а именно если вред произошел от непреодолимой силы или по вине самого потерпевшего. Лицо, подлежащее безусловной ответственности при наличности только внешней причинной связи между ним и вредом, по мысли законов, устанавливающих такую ответственность (ср. вышеприведенные законодательные соображения к ст. 1646 Цюр. гражд. улож. и к ст. 395 Герм. торг. улож.), не вправе указывать на отсутствие вины, т.е. внутренней причинной связи, а потому такому лицу может и должно быть предоставлено лишь одно средство оправдания, заключающееся в том, что внешняя причинная связь, установленная между данным лицом и происшедшим вредом, есть мнимая и что действительною или главною причиною вреда является не это лицо, а сам потерпевший или постороннее лицо либо явление природы.

Только действия: 1) самого потерпевшего и 2) посторонних лиц и 3) явления природы могут при известных условиях устранить причинную связь между вредом и лицом, являющимся мнимою причиною вреда, потому что рабочие и вообще служащие, а также орудия производства (строения, машины и вообще движимые вещи) находятся в зависимости от хозяина предприятия и действуют по его воле. Вследствие сего хозяин всегда является причиною вреда, происшедшего от действия или упущения его служащих при исполнении порученного им дела или от недостатков орудий производства. Этим обстоятельством объясняется безусловная ответственность хозяев за своих служащих и орудия производства при всех видах причинения вреда, которые допускают оправдание лишь непреодолимою силою и сопровождаются ответственностью при наличности только внешней причинной связи между вредом и данным лицом.

Что касается 1) потерпевшего лица, участвовавшего в причинении ему вреда, то одно то обстоятельство, что потерпевший сам совершил какое-либо действие, без которого он не понес бы вреда (например, попал под поезд железной дороги, упал с фабричной лестницы, передал ломкий груз к перевозке), не может служить оправданием для лица, являющегося внешнею причиною вреда, так как потерпевший предполагается невиновным. Поэтому потерпевший только тогда может считаться действительною причиною понесенного им вреда, если его действие сопровождалось какою-либо виною с его стороны, например при неуказании перевозчику на особую ломкость упакованного груза, при несоблюдении потерпевшим мер предосторожности, ограждающих личную безопасность. Подобно сему и по уголовному праву причинная связь между преступным деянием и вредом прерывается присоединяющеюся деятельностью самого пострадавшего только тогда, когда последний был во вменяемом состоянии и предвидел или должен был предвидеть понесенный им вред (Н.Д. Сергеевский, О причинной связи, с. 80 - 89, 142, 146, 147). Если лицо, причинившее вред, доказало вину самого потерпевшего, то оно является лишь простым орудием в руках самого потерпевшего, т.е. лишь косвенною, но не действительною причиною вреда, и потому должно быть свободным от ответственности, если потерпевший не докажет совместной вины и этого лица (кас. реш. 1876 г. N 575 по делу Шприка; Вейнрих, § 4, 16, 50).

2) Действия посторонних лиц и 3) явления природы, повлиявшие на причинение вреда или содействовавшие тому, вообще не освобождают от ответственности лицо, являющееся совместною причиною такого вреда.

Не только должник в силу договора (например, ссуды, имущественного найма, поклажи, перевозки) обязан к предохранению вверенного ему чужого имущества от вредного действия посторонних лиц или природы, но каждое другое лицо, отвечая за вред, происшедший от его умышленных или неосторожных действий или упущений, обязано заботиться о том, чтобы его деятельность не вызвала вредного влияния посторонних лиц или природы или не сопровождалась таким влиянием (ст. 1484 Сакс. гражд. улож.; Биндинг, т. I, с. 118).

При обыкновенной ответственности за недозволенные деяния или неисполнение обязательства лицо, являющееся фактическою причиною вреда, вправе доказывать случайность, т.е. невозможность своевременного предвидения и, следовательно, предотвращения вредных действий посторонних лиц или влияния природы.

При усиленной же ответственности, возлагаемой на владельцев опасных промышленных предприятий, а также на перевозчиков и общественных поклажепринимателей, эти лица отвечают за действия посторонних лиц и природных сил безусловно, т.е. не вправе ссылаться на невозможность предвидения и предотвращения означенных действий и происшедшего от них вреда, если только эти действия находятся в причинной связи с предприятием или принятым по договору обязательством (например, постороннее лицо повредило путь железной дороги, вследствие чего произошло крушение поезда).

Исключение из такой безусловной ответственности за действия посторонних лиц или природы может быть допущено только тогда, когда владелец предприятия при причинении вреда является лишь простым орудием высшей силы (посторонних лиц или явлений природы), но не действительною причиною вреда. Фактическая же причинная связь между вредом и данным лицом совершенно устраняется, т.е. это лицо делается механическим орудием, если оно причинило вред вследствие физического принуждения. Такое причинение вреда является простым фактом (Thatsache) и не только не составляет деяния (Handlung) лица, но не может быть даже названо действием (That) потому, что и в действии малолетнего или душевнобольного проявляется воля, хотя и не сознательная (Биндинг, т. II, с. 37; Н.А. Полетаев, прив. соч., с. 406). Поэтому под непреодолимою силою, освобождающею лицо от ответственности, несмотря на существование внешней причинной связи между вредом и означенным лицом, следует понимать не всякое неотвратимое (вообще или для данного лица) событие или не всякую непредотвратимую причину вреда (например, дождь, испортивший груз; мороз, повредивший колесо вагона; молния, причинившая пожар), но лишь такое событие или такую причину, которая равносильна физическому принуждению лица к причинению или допущению вреда или вообще к совершению какого-либо недозволенного деяния (действия или упущения).

События, хотя бы не непредотвратимые никакими человеческими силами (например, дождь, мороз, молния, буря), не уничтожают свободы воли и не исключают возможности предотвращения самого вреда посредством принятия мер предосторожности (например, прикрытием груза от дождя, заменою колеса, лопнувшего от мороза, тушением пожара, происшедшего от удара молнии, своевременным избежанием бури и т.п.), а потому вышеозначенные события не устраняют возможности и вероятности (вообще предполагаемой) вины и, следовательно, не составляют непреодолимой силы. Напротив того, причинение вреда, заключающее в себе признаки физического принуждения (например, насильственное отнятие вещи разбойниками или просто сильным человеком у более слабого, запрещение правительством вывоза известных товаров, прекращение сообщений вследствие заразы, неокончание художником заказанной работы к сроку по причине тяжкой болезни) уничтожает предположение о вине и устраняет вменяемость за вред в силу одного факта физического принуждения, пока потерпевший не докажет какой-либо вины со стороны причинившего вред.

Ввиду некоторого сходства между вознаграждением за убытки и наказанием, между гражданскою и уголовною вменяемостью (ср. статью о значении вины в гражданском праве), необходимо указать здесь на значение "принуждения" в уголовном праве. По этому предмету в объяснительной записке к ст. 35 проекта общей части Уголовного уложения (с. 343 и 345) говорится следующее: "Второю (наряду со случаем) причиною невменения является принуждение и притом такое, когда учинивший не мог предотвратить учиненного им преступного деяния, когда действующий хотя и находился в момент действия в полном сознании, так что для него не существовало извинения невменяемостью, но в то же время относился к происшедшему по необходимости пассивно, не имея никакой возможности выполнить требования закона или воспрепятствовать их нарушению. Это принуждение может происходить или от сил природы, когда, например, лицо, не явившееся на суд в качестве свидетеля, ссылается на разлитие рек, на прекращение сообщения вследствие заразы, или когда, например, кучер кареты, обвиняемый в езде с незажженными фонарями, ссылается на то, что во время пути град выбил стекла и потушил огонь, или же источником принуждения будут действия другого лица, действовавшего притом сознательно или бессознательно. Принуждение физическое может исключать виновность как при активном нарушении чьих-либо прав, как, например, подпись фальшивого документа, сделанная обвиняемым, но рукою коего водило другое лицо, так и - притом на практике весьма часто - при неисполнении каких-либо обязанностей, или же при нарушении правил благоустройства и благочиния или вообще при посягательстве на общественный порядок..." "Принуждение психическое или принуждение к преступному деянию угрозою может быть результатом только человеческой деятельности; принуждение же физическое весьма часто является результатом сил стихийных, каковы наводнение, буря, или физиологических процессов, совершающихся в самом обвиняемом. Принуждение психическое предполагает выбор со стороны принужденного между пожертвованием собственным благом и совершением чего-либо преступного и решимость в пользу последнего, почему совершенное под влиянием такого принуждения может считаться непреступным, но считается деянием вменяемым, продуктом сознательной решимости, а принуждение физическое устраняет всякое участие сознания и воли, делает совершенное не только не преступным, но и не вменяемым в вину".

Понятие "принуждение" не чуждо и гражданскому праву, которое признает не только физическое, но и психическое, вызываемое угрозами, принуждение основанием к признанию необязательности договора и вообще изъявления воли, причем некоторые законодательства придают такое значение психическому принуждению не только тогда, когда угрозы исходили от участвующей в сделке стороны (ст.

870 Австр. гражд. улож.; Газенерль, т. I, с. 539; ст. 103 первой и 98 второй ред. проекта Герм. гражд. улож.), но и тогда, когда такое принуждение произошло от постороннего лица (ст. 2987 Св. узак. губ. Приб.; ст. 42 разд. 4 ч. I Прусск. земск. улож.; ст. 832 Сакс. гражд. улож.; ст. 1111 Франц. гражд. улож.; ст. 26 Швейц. союз. зак.). Наш закон (ст. 702, 606 т. X ч. 1), предусматривающий недействительность действий, совершенных под влиянием физического или психического принуждения ("насильственно, страхом настоящего или будущего зла, могущего постигнуть его лицо или имущество"), не придает такого значения лишь простому нравственному деянию (кас. реш. 1876 г. N 398, 1878 г. N 154; К.Л. Победоносцев, ч. 3, с. 126).

Независимо от сего в ст. 684 т. X ч. 1 говорится еще о принуждении как основании невменения вреда, причиненного недозволенным деянием. По мнению г. Анненкова, который исходит из понятия уголовного права о "принуждении от превосходящей непреодолимой силы" (ст. 92 и 100 Улож. наказ.), под выражением ст. 684 т. X ч. 1 "стечение таких обстоятельств, которые нельзя было предотвратить" следует понимать такие обстоятельства, как vis major, которые составляют не только принуждение физическое, но и нравственное посредством угроз, а также такие обстоятельства, которые ставят лицо, причиняющее убытки, в положение крайней необходимости, как это указывалось правом римским (Система русск. гражд. права, с. 527).

Действительно, выражение ст. 684 т. X ч. 1 "был принужден" употреблено в весьма обширном и неопределенном значении. Причинение вреда вследствие принуждения к тому "требованиями закона или правительства" должно считаться или дозволенным, если означенные требования касались непосредственно причинения вреда, или невменяемым вследствие физического принуждения, если требования были лишь косвенною причиною, заставившею кого-либо причинить вред другому лицу. "Необходимая личная оборона" не есть ни физическое, ни психическое принуждение к причинению вреда, но составляет само по себе деяние дозволенное (ст. 690 (примеч.) т. X ч. 1) и служит основанием невменения ввиду собственной вины нападающего.

Наконец, под "стечением таких обстоятельств, которых он (причинивший вред) не мог предотвратить", по разъяснению Сената (1875 г. N 622 по делу Статевича), нельзя понимать исключительно одни физические непреодолимые препятствия, но можно разуметь по существу дела и другие обстоятельства. Таким образом ст. 684 т. X ч. 1, обнимая собою всякого рода основания невменяемости вреда и относясь вообще ко всем недозволенным деяниям, не может служить к выяснению специального понятия "непреодолимая сила", применяемого законом лишь к некоторым видам причинения вреда.

Психическое принуждение посредством угроз служит достаточным основанием для оспаривания действительности изъявленной воли или для признания непреступности деяния, совершенного под влиянием угрозы. Но лицо, причинившее кому-либо вред недозволенным деянием или неисполнением обязательства, не может освободиться от ответственности ссылкою на психическое принуждение потому, что такое лицо, причиняя вред для избежания угрожаемого ему самому зла или убытка, действует вполне сознательно и отчасти свободно; оно не имеет никакого права оберегать себя или свое имущество на чужой счет и обязано вознаградить потерпевшего, тем более что для обязательства возмещения обогащения (незаконного сбережения) не требуется вины лица, воспользовавшегося без законного основания какою-либо имущественною выгодою в ущерб другому лицу.

На этом же основании и крайняя необходимость, вызываемая опасностью от сил природы, не должна устанавливать невменяемость вреда, причиненного одним лицом другому для сохранения своего собственного имущества или иного блага (ст. 398, 410, 414 т. XI Уст. торг.; ст. 1882 Франц. гражд. улож.; ст. 746 ч. 2 второй ред. проекта Герм. гражд. улож.). Причинение вреда в состоянии "крайней необходимости" (Nothstand) составляет деяние, хотя и незапрещенное, но тем не менее неправомерное (Биндинг, т. I, с. 484).

По римскому праву (Виндшейд, т. II, § 455, примеч. 11, с. 751; Иеринг, с. 203; Биндинг, т. 11, примеч. 374, с. 293), напротив того, причинивший вред в состоянии крайней необходимости не обязан возмещать убытки (ср. также ст. 2105 т. X ч. 1 и ст. 57 и 61 проекта Бавар. гражд. улож.). Действующие Гражданские уложения не предусматривают этого вопроса, который вообще представляется спорным. Так, например, Лист (Grenzgebiete, с. 9) признает вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, деянием дозволенным и, следовательно, не подлежащим возмещению.

От состояния "крайней необходимости" (ст. 100 Улож. наказ., ст. 38 проекта Угол. улож.) отличается необходимая оборона, которая в известных пределах считается не только непреступным (ст. 101 Улож. наказ.; ст. 37 проекта Угол. улож.; ст. 53 Герм. угол. улож.), но прямо дозволенным деянием (ст. 690 (примеч.) т. X ч. 1; ст. 3285 Св. узак. губ. Приб.; ст. 186 первой и 191 второй ред. проекта Герм. гражд. улож.; ст. 178, 182, 183 Сакс. гражд. улож.; ст. 66 Швейц. союз. зак.; ст. 1838 Цюрих. гражд. улож.; ст. 19 Австр. гражд. улож.; Биндинг, т. I, с. 484). Дозволенность или, вернее, невменяемость (ст. 56 Швейц. зак.; п. 6 ст. 92, ст. 101 Улож. наказ.) причинения вреда при необходимой обороне объясняется тем, что потерпевший от нанесения ему личного вреда или от уничтожения либо повреждения его вредных животных или вещей является сам виновником или по крайней мере действительною фактическою причиною такого вреда. Наше законодательство подводит необходимую оборону под понятие "принуждение" (ст. 684 т. X ч. 1) в обширном значении этого слова.

Нельзя смешивать ни с физическим, ни с психическим принуждением приказание, которое, если оно по закону обязательно для лица подчиненного и не касается совершения преступного деяния, устраняет ответственность лица, причинившего вред по приказанию (ст. 3287 Св. узак. губ. Приб.; ст. 45 - 49 разд. ч. 61 Прусск. улож.; ст. 57, 61 Бавар. пр.). Основание такой невменяемости заключается в том, что деяние, совершенное в силу возложенной на лицо по закону обязанности послушания, не может считаться в отношении этого лица недозволенным (мотивы к ст. 705 пр. Герм. гражд. улож., т. II, с. 730).

Точно так же изъявление лицом согласия на причинение ему вреда вообще исключает имущественную ответственность лица, причинившего вред (ст. 3285 Св. узак. губ. Приб.; ст. 706 пр. Герм. гражд. улож.; ст. 118, 780, 781 Сакс. гражд. улож.), причем основанием такой невменяемости служит то обстоятельство, что самое причинение вреда составляет здесь несомненно дозволенное деяние.

Таким образом, различные причины невменяемости вреда устанавливаются законом по различным основаниям, а именно ввиду: 1) дозволенности деяния (приказание, согласие), 2) отсутствия общей дееспособности (малолетство, душевная болезнь, временное бессознательное состояние), 3) отсутствия вины со стороны дееспособного лица, причинившего вред (случай), и 4) отсутствия действительной причинной связи между вредом и лицом, являющимся лишь косвенною причиною вреда (собственная вина потерпевшего, необходимая оборона и непреодолимая сила).

Хотя вред, причиненный другому лицу по его собственной вине, при необходимой обороне и в особенности вследствие непреодолимой силы, также называется иногда случайным и подводится под понятие случая (невменяемости) в обширном смысле, но такое обобщение разных оснований невменяемости под одно понятие "случай" не может быть признано правильным. Под случайным вредом в техническом смысле этого понятия должно разуметь вред, причиненный без вины, или, другими словами, такой вред, причиненный дееспособным лицом, который не мог быть им предвиден и предотвращен, несмотря на принятие всех мер предосторожности, требуемых по закону или договору. Если же вред причинен, например, пятилетним ребенком или душевнобольным, то нельзя требовать доказательств об отсутствии их вины. Из означенного понятия случайного вреда вытекает: 1) что до разрешения вопроса о вине данного лица или об отсутствии его вины в причинении вреда, необходимо, в случае спора или сомнения, установить, что вредное деяние совершено дееспособным лицом и, следовательно, вообще может быть вменено ему, и 2) что вред может быть признан случайным и, следовательно, не подлежащим вменению лишь при доказанности отсутствия вины (отсутствия неосторожности).

Этими двумя признаками случай различается от оснований невменяемости, вытекающих из отсутствия действительной причинной связи между вредом и лицом, привлекаемым к ответственности. Если последнее доказало, что причиненный им вред произошел вследствие 1) вины самого потерпевшего, 2) необходимой обороны или 3) непреодолимой силы, то лицо, являющееся косвенною причиною вреда, освобождается от ответственности без предварительного рассмотрения вопроса о том, было ли это лицо дееспособным или нет и доказало ли оно отсутствие вины (неосторожности) или нет. Таким образом, вышеприведенные три обстоятельства (собственная вина потерпевшего, необходимая оборона и непреодолимая сила) устраняют общее предположение закона о вине лица, причинившего вред, и тем самым устанавливают предположение, что вред произошел без вины этого лица. В этом смысле подобный вред может быть назван случайным, но он не представляется таковым в действительности, а лишь предполагается случайным, так как лицо, потерпевшее, например, по собственной вине или вследствие непреодолимой силы, не лишено права доказывать, что лицо, причинившее вред, все-таки допустило какую-либо вину, например, что подрядчик, принимая от заказчика негодный материал для обработки, вопреки своей обязанности не обратил на это внимание заказчика (ст. 4240 и 4241 Св. узак. губ. Приб.; ст. 1248 Сакс. гражд. улож.; ст. 356 Швейц. зак.; ст. 957 разд. 11 ч. 1 Прусск. улож.), что непреодолимая сила (например, большой пожар) была вызвана неосторожностью лица, оправдывающегося означенным событием (ст. 126 Сакс. гражд. улож.; ст. 1311 Австр. гражд. улож.; Обри и Ро, т. IV, с. 103), или вообще, что произошедший вред мог быть предвиден и предупрежден или уменьшен принятием тех или других мер предосторожности.

Подтверждением того, что непреодолимая сила устраняет предположение о вине лица, являющегося причиною вреда, служит правило ст. 732 Сакс. гражд. улож., на основании которого при невозможности исполнения обязательства, происшедшей вследствие действия природы (непреодолимой силы), веритель должен доказать, что имела место вина должника, вследствие которой было допущено или сделалось возможным влияние события на исполнение обязательства.

Вышеуказанное различие между значением случая и общим значением собственной вины, необходимой обороны и непреодолимой силы, приводит к заключению, что ссылка на случай составляет, так сказать, возражение по существу дела, между тем как остальные три возражения представляются более формальными.

В этом отношении высказываемый здесь взгляд на различие непреодолимой силы и случая совпадает с теориею Экснера, выделяющего вопрос о вине из понятия непреодолимой силы.

Что же касается выставляемых этою теориею внешних или объективных признаков непреодолимой силы (внешнее происхождение, чрезвычайность и общеизвестность события, т.е. причины вреда), то эти признаки, как уже было замечено выше, слишком неопределенны потому, что они стремятся уяснить свойство непреодолимой силы как причины вреда, между тем как с защищаемой здесь точки зрения одни голые события без сопоставления их с причиненным ими вредом и с лицом, являющимся прямою или косвенною причиною такого вреда, не имеют решающего значения в вопросе о гражданском вменении.

Если же смотреть на непреодолимую силу как на физическое принуждение лица к причинению или допущению вреда, то вопрос о том, произошел ли данный вред вследствие такого принуждения, может быть разрешен легко и правильно на основании обстоятельств данного дела, так как для измерения силы вредного события и силы оказанного ему сопротивления имеются три величины: 1) событие, бывшее действительною причиною вреда; 2) предмет, подвергшийся действию этого события, и 3) лицо, привлекаемое к ответственности за причинение или допущение вреда.

Человек находится под влиянием физического принуждения не только тогда, когда превосходящая физическая сила принуждает его к совершению вредного действия, но и тогда, когда означенная сила принуждает ответственное лицо к бездействию, т.е. к непринятию мер охранения или вообще к несовершению требуемых от него по закону или договору действий.

В таком бездействии нельзя видеть упущение, так как под этим выражением понимается во внедоговорных правонарушениях несовершение такого действия, исполнение которого обязательно в силу закона или распоряжения подлежащей власти, причем само собою разумеется, что ни закон, ни основанные на нем распоряжения установленных властей не могут требовать совершения чего-либо физически невозможного. "Закон никогда не требует невозможного", - говорится, например, в ст. 2231 Калифор. гражд. улож.

Вынужденное вследствие физического принуждения бездействие лица относительно сохранения чужого имущества по договору перевозки или поклажи не только устраняет причинную связь между должником и происшедшим вредом, но не составляет и нарушения договора, так как закон, устанавливая усиленную ответственность перевозчиков и поклажепринимателей, не имеет и не может иметь в виду возложить на означенных лиц обязанность сохранять вверенное им имущество, хотя бы предотвращение вреда было физически невозможно. Если бы перевозчик или поклажеприниматель даже положительно принял на себя такую обязанность, например предохранить товар от естественной порчи или убыли, то подобное обязательство, как имеющее своим предметом действие невозможное, было бы недействительным (ст. 90 Сакс. гражд. улож.; ст. 3142 Св. узак. губ. Приб.; ст. 17 Швейц. союз. зак.; ст. 878 Австр. гражд. улож.). Поэтому под непреодолимою силою, служащею по закону оправданием даже для таких лиц, которые обязаны отвечать за случайный вред, т.е. за случайную невозможность предупреждения вреда, должна быть понимаема лишь физическая невозможность предупреждения вреда или физическое принуждение к совершению либо допущению вреда.

Непреодолимая сила в смысле физического принуждения данного лица не заключает в себе понятия о безусловной (объективной) невозможности предупредить вред, но составляет понятие относительное, так как сила принуждения должна соразмеряться с силою сопротивления, которою обладает данное лицо в момент наступления принуждения. Но из этого не следует, чтобы такое понятие непреодолимой силы придавало ей субъективное значение, так как вопрос о том, имеется ли физическое принуждение или нет, должен быть разрешен по внешним признакам, т.е. по роду вреднодействующего события, по роду предприятия и по роду вреда, а не по психическому (субъективному) состоянию (степени осмотрительности), в котором данное лицо находилось до или во время наступления вреда. От потерпевшего зависит доказать, что подвергшийся принуждению мог бы отвратить вред при надлежащем внимании и напряжении ума.

Как уже было объяснено выше, лицо, подлежащее усиленной ответственности до пределов непреодолимой силы, не освобождается от ответственности, хотя бы оно доказало отсутствие неосторожности или случайность вреда, т.е. что оно не могло своевременно предвидеть его, а если возможность вреда вообще могла быть предвидена, что оно "приняло надлежащие меры предосторожности" (кас. реш. 1887 г. N 68). Означенное лицо не вправе ссылаться на одно отсутствие неосторожности или случайность происшедшего вреда, но может оправдываться только непреодолимою силою в смысле физического принуждения к причинению или допущению вреда.

Изложенные соображения приводят к заключению, что случай (обыденное явление) делает вред неотвратимым лишь вследствие невозможности предвидения вреда, т.е. извинительного недостатка познавательных способностей (осмотрительности) человека, между тем как непреодолимая сила (редкое явление) в смысле физического принуждения, исходящего от человека или стихийных сил природы, заключает в себе понятие непредотвратимого вреда ввиду физической невозможности, т.е. недостатка физических сил данного лица.

На основании этих отличительных признаков необходимо прийти к заключению, что непреодолимой силы не имеется, если вред произошел от действий или упущений служащих или рабочих или от орудий и вообще вещей хозяина предприятия (ст. 5 т. XII Общ. уст. рос. жел. дор.; кас. реш. 1887 г. N 68, 1893 г. N 87; ст. 400 Герм. торг. улож.; ст. 398 Итал. торг. улож.; ст. 1782, 1953 Франц. гражд. улож.; Эгер, Frachtrceht, т. I, с. 265 - 267; Якоби, с. 29; Вейнрих, с. 156; Вентш, с. 79; Экснер, с. 59; Гордон, с. 61 - 65, 72). Лица, служащие по найму, а также вещи находятся или должны находиться во власти их хозяина, который, пользуясь ими и приводя их в действие, несомненно является действительною причиною вреда, происшедшего от его служащих или вещей.

Нет наличности непреодолимой силы и в следующих примерах, заимствованных из нашей и германской судебной практики: 1) рабочий получил увечье от падения досок в пильном сарае железной дороги (кас. реш. 1884 г. N 144 по делу Кузнецова); 2) машинист потерял глаз от разрыва водомерной трубы паровоза (кас. реш. 1885 г. N 93 по делу Саплица); 3) пассажир получил повреждение вследствие крушения поезда, происшедшего от лопнувшего рельса (кас. реш. 1882 г. N 93 по делу Гетца); 4) гибель груза в пути от пожара в вагоне (кас. реш. 1887 г. N 68 по делу Абрамова и N 69 по делу Языкова); 5) похищение груза посторонним лицом (Эгер, т. 1, с. 277); 6) причинение смерти ребенку, попавшему под поезд железной дороги (решения Герман. импер. суда от 2 декабря 1879 г. и 23 мая 1882 г., приведенные в сочинении г. Осецкого, примеч. 18, с. 237).

Во всех этих примерах вред произошел не вследствие физической невозможности предотвратить его, но единственно вследствие непреодоления событий, сделавшихся причиною вреда; если же в примере, приведенном под N 6, машинист не имел физической возможности моментально остановить поезд перед ребенком, неожиданно появившимся на рельсах, то такая невозможность предотвращения вреда не составляет непреодолимой силы для хозяина предприятия потому, что паровоз и вся дорога должны находиться во власти владельца железной дороги, который, пользуясь опасными орудиями, обязан отвечать и за случайные (но не необходимые) вредные последствия, сопряженные с опасным свойством его предприятия.

Напротив того, вред признается судебною практикою происшедшим от непреодолимой силы, т.е. вследствие физического принуждения, например, если груз подвергся естественной порче или убыли в весе или мере (ст. 102 т. XII Общ. уст. рос. жел. дор.; ст. 4258 Св. узак. губ. Приб.; ст. 395 Герм. торг. улож.; ст. 457, 458 Швейц. союз. зак.; Эгер, т. I, с. 270, 279), если груз поврежден вследствие действий неприятельского войска (Эгер, с. 275), если причиною телесного повреждения является внезапное помешательство потерпевшего (Осецкий, с. 269) или напор толпы (Осецкий, с. 276).

Несомненно, что и причины, освобождающие по нашим законам казенного подрядчика от всякой ответственности и самого исполнения договора (ст. 216, п. 1 - 7, т. X ч. 1 Пол. каз. по др.), подходят под понятие непреодолимой силы в смысле физического принуждения, так как эти причины заключаются в физической невозможности предотвратить вред от неисполнения договора и признаются достаточными основаниями к освобождению подрядчика от ответственности независимо от вопроса, мог ли он предусмотреть означенные причины (кроме п. 2 ст. 216 "нечаянное захвачение в пути неприятелем") и принял ли он надлежащие меры предосторожности для предупреждения происшедшего вреда, пока не будет указана и доказана какая-либо вина подрядчика.

На основании всего изложенного понятие "непреодолимая сила" должно быть различаемо в вопросах о гражданской вменяемости от понятия "случай" и не может составлять разновидность случая, если это слово будет иметь техническое значение для выражения отсутствия вины (умысла и неосторожности) в причинении вреда, а не будет пониматься в слишком обширном и неопределенном смысле для обозначения разных видов невменяемости.

Непреодолимая сила в смысле физического принуждения к причинению вреда или вообще к совершению гражданского правонарушения составляет столь несомненное основание к устранению ответственности правонарушителя, что в законе даже не следовало бы говорить об этом, так как само собою разумеется, что ни закон, ни договор не могут требовать от человека исполнения физически невозможных действий. Можно было бы ограничиться общим положением, что ответственность за вред, происшедший от непреодолимой силы, возникает только тогда, когда должник принял на себя такую ответственность по особому договору (страхования) или когда непреодолимая сила была вызвана (доказанною) виною правонарушителя. Если же новейшие законы часто прибегают к употреблению выражения "непреодолимая сила", то это объясняется только неопределенностью понятия "случай". Избегая это неясное выражение и опасаясь, что отрицательное выражение "не по вине" также может вызвать недоразумения ввиду часто встречающегося на практике отождествления виновности с фактическою причинностью, а также ввиду возможности подведения под означенные слова весьма разнообразных оснований невменяемости, новейшие законы при установлении усиленной или так называемой безусловной ответственности за правонарушения, происшедшие хотя бы случайно или не по вине данного лица, определяют, что правонарушитель подлежит ответственности, если не докажет, что вред произошел от "непреодолимой силы". К этому ограничению ответственности часто присоединяется еще другое, а именно "собственная вина потерпевшего" (ср. п. 8 ст. 216 т. X ч. 1 Пол. каз. по др.; ст. 2, 96 и 102 т. XII ч. 1 Общ. уст. рос. жел. дор.; ст. 30 Бернской междун. конв. от 2 - 14 октября 1890 г.; ст. 181, 318, 457, 458, 486, 488 и 813 Швейц. союз. зак. об обязат.; ст. 2 Швейц. зак. от 1 июля 1875 г.; ст. 2 Швейц. зак. от 25 июня 1881 г.; ст. 24 Швейц. зак. от 20 марта 1875 г.; ст. 1 Герм. зак. от 7 июня 1871 г.; ст. 2 Австр. зак. от 5 марта 1869 г.). Очевидно, что наряду с "непреодолимою силою" и "собственною виною потерпевшего" следовало бы для большей ясности поместить и остальные обстоятельства, безусловно устраняющие вменяемость даже при усиленной ответственности правонарушителя, каковы, например, согласие потерпевшего, приказание, необходимая оборона, направленная против лица недееспособного и потому не подходящая под более общее понятие собственной вины потерпевшего. Такое перечисление и повторение почти всех общих оснований невменяемости в многочисленных правилах, установляющих усиленную ответственность за недозволенные деяния и неисполнение договоров, представляется, однако, весьма неудобным и не может быть оправдываемо стремлением выяснить понятие случая или случайных правонарушений. Поэтому при установлении в законе или договоре ответственности за такие правонарушения, которые могут произойти без вины лица, необходимо придерживаться выражения "случай" с тем условием, чтобы оно понималось в тесном, техническом смысле и, по возможности, получило общее определение в самом законе.

Печатается по:

Пирвиц Э.Э. Значение вины, случая

и непреодолимой силы в гражданском праве.

СПб.: Типография Правительствующего Сената, 1895

Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«27 мая 2003 года N 58-ФЗРОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОНО СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПринятГосударственной Думой 25 апреля 2003 года Одобрен Советом Федерации 14 мая 2003 года (в ред. Федеральных законов от 11.11.2003 N 141-...»

«АП 1.17 "Выдача выписки из данных учета налоговых органов об исчисленных и уплаченных суммах налогов, сборов (пошлин), пеней" Приложение 1 к постановлению Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь 26.04.2013 N 14 (в р...»

«Приглашение на Третий Открытый чемпионат по Самбо в Бельгии center508000 Общая информация Бельгийская федерация любительского самбо и боевых единоборств с радостью приглашает Вас на Третий Открытый чемпионат по спортивному и боевому самбо. Соревнование проводитс...»

«Самостоятельная работа по теме "Возникновение государства Русь" 1 вариант Задание 1. Заполни таблицу Название племени Место обитания Главный город Поляне Между вятичами и полянами Ладога и Новгород Задание 2. Дай определение понятий Смерд, рало, уроки, язычество, норманнская теория. Задание 3. С...»

«Закон о судах безопасности 1999 публичный акт 1999 Дата согласия 14 октября 1999 Заметка Изменения, уполномоченные подразделу 2 части 2 Закона о Законодательство 2012 были сделаны в этом официальном перепечатк...»

«Рекомендации Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 15 апреля 2016 г. “Рекомендации по соблюдению отдельных требований действующего законодательства Российской Федерации в сфере массовых коммуникаций для редакций телеканалов (радиоканалов) и вещателей” В...»

«НЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД "РЕНЕССАНС ЖИЗНЬ И ПЕНСИИ" (наименование негосударственного пенсионного фонда) Исполнительному Директору НПФ "Ренессанс Жизнь и Пенсии" С.В. Фаизову От ЗАЯВЛЕНИЕправопреемника о выплате средств пенсионных накоплений,учтенных на пенсионном счете накопительной части трудовой пенсииуме...»

«Проверочная работа на тему "Класс Птицы" Вариант №1 Часть А. Выберите один правильный ответА1. Количество современных видов птиц насчитывает: 1) 9000 2) 5000; 3) 2000; 4) 15000А2. Перья, находящиеся...»

«ВОПРОСЫ для подготовки к государственному экзамену по дисциплине "Теория государства и права" 2015-2016 учебный год Понятие, предмет и метод теории государства и права. Место теории государства и права в системе ю...»

«Содержание1.Пояснительная записка.1.1.Общая характеристика учебного предмета "Литература".1.2.Цели и задачи филологического образования.1.3.Место учебного предмета "Литература".2.Требования к уровню подготовки учащихся.3.Критерии оценивания знаний учащихся по учебному предмету "Литература".4.Учебный план "Литература".5.Тем...»

«Информация о направлениях и результатах научной (научно-исследовательской) деятельности и научно-исследовательской базе для ее осуществления по направлению подготовки 38.03.04 Государственное и муниципальное управление Курганский филиал РАНХиГС проводит фундаме...»

«Договор возмездного оказания услуг г. Химки "29" августа 2014 г.Общественная организация "Московская областная Федерация баскетбола" (ОО "МОФБ"), именуемая в дальнейшем Заказчик, в лице Исполнительного директора Беликова Олега Дмитриевича, действующего на основании Устава и доверенности от 03.06.2013 № 03-1/0...»

«ПРОЕКТ РЕШЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ"СВЕРДЛОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ"ВСЕВОЛОЖСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНАЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИСОВЕТ ДЕПУТАТОВ РЕШЕНИЕ " _ " _ 2016 года № _ городской поселок имени Свердлова Об оплате труда лиц, з...»

«СОСТАВ Координационного совета по взаимодействию с частными охранными организациями и частными детективами при УМВД России по Забайкальскому краюПредседатель: полковник полиции Поливин Михаил Анатольевич, заместитель нач...»

«Дело № 5-185/7/2017П О С Т А Н О В Л Е Н И Е "02" мая 2017 года г.СевастопольМировой судья судебного участка № 7 Гагаринского судебного района г. Севастополя Балюкова Е.Г., рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1.1 ст.12.1 КРФобАП, в отношении Лисицына Ю.И., (обезличено) го...»

«Календарно-тематическое планирование к рабочей программе курса внеурочной деятельности "Основы православной культуры" № п/пНаименование разделов Всего, час Количество часов Дата проведени...»

«Положение о порядке уплаты и исчисления платежа за удержание лицензий на право пользования недрами Утверждено постановлениемПравительства Кыргызской Республики от 14 декабря 2012 года N 834 (В редакции постановления Правительства КР от 12 января 2013 года N 12) 1. Положение о порядке уплаты и...»

«Дидактический материал Тема: Государство первых Романовых Прочитайте текст 1 и ответьте на вопрос: Почему возникла необходимость издания нового сборника законов? Кому было поручено составлять новый свод законов? Что означала...»

«Приложение № 9 к региональному отраслевому Соглашению по образовательным учреждениям, находящимся в ведении Министерства образования Ульяновской области на 2013-2015 годыПОЛОЖЕНИЕ о порядке уплаты, распределения, учёта и перечисления членских профсоюзных взносов в Ульяновской областной территориальной о...»

«ПРЕСС-РЕЛИЗ Деятельность МВД по Республике Татарстан по противодействию незаконному обороту оружия. Итоги операции "Арсенал" Участник: начальник отдела Управления уголовного розыска МВД по Республике Татарстан Синцов Михаил Юрьевич В своей правоприменительной деяте...»

«Проект "бэби-бокс". февраль 2014 г. Цель: сохранение жизни новорожденного ребенкаЗадачи: установка ББ обеспечение его бесперебойной работы информирование населения о ББ работа с женщинами, находящимися в кризисной ситуации Сроки: постоянно Организаторы: Отдел социального служения Екатеринбургской епархии, Центр защи...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Кубанский государственный аграрный университетФАКУЛЬТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ Курс лекций дисциплины Документирование и защита информации наименование дисциплины Направление подг...»

«УТВЕРЖДАЮ: Ректор ГБОУ ВПО СамГМУ Минздравсоцразвития России Академик РАМН Г.П. КотельниковДОКУМЕНТАЦИЯ об открытом аукционе в электронной форме, проводимом в порядке, установленном главой 3.1 Федерального закона № 94-ФЗ от 21.07.2005 г. "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государст...»

«ИЗВЕЩЕНИЕ от 24.08.16г., № 1 о проведении конкурсного отбора в форме открытого конкурса на право заключения договора на оказание услуг и (или) выполнение работ по капитальному ремонту общего имущества в многоквартирных домах, распол...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.