WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

Pages:   || 2 |

«ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ ДЕЛО ЭРМАКОВ (ERMAKOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <1>(Жалоба N 43165/10) ПОСТАНОВЛЕНИЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ЭРМАКОВ (ERMAKOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <1>(Жалоба N 43165/10)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>(Страсбург, 7 ноября 2013 г.)

--------------------------------

<1> Перевод с английского Г.А. Николаева.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 24 марта 2014 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу "Эрмаков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Линоса-Александра Сисилианоса,

Эрика Месе,

Ксении Туркович,

Дмитрия Дедова, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 октября 2013 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 43165/10, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Узбекистана Ахматжоном Эркабоевичем Эрмаковым (далее - заявитель) 2 августа 2010 г.

2. Интересы заявителя представляли Е.З. Рябинина, Н.В. Ермолаева, адвокат, практикующий в г. Москве, и Ю.А. Сидоров, адвокат, практикующий в г. Нижнем Новгороде. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.



3. Заявитель, в частности, утверждал, что его выдача Узбекистану будет являться нарушением статьи 3 Конвенции, он не располагал эффективным внутригосударственным средством правовой защиты для обжалования своей выдачи по этому основанию и что его содержание под стражей в связи с выдачей и последующий домашний арест являлись незаконными и нарушающими статью 5 Конвенции. Представители заявителя также утверждали, что заявитель был незаконно и принудительно перемещен в Узбекистан. Они ссылались на статьи 3 и 34 Конвенции в связи с последней жалобой.

4. 22 сентября 2010 г. председатель Первой Секции указал властям Российской Федерации, что заявитель не должен быть выдан Узбекистану в течение разбирательства дела Европейским Судом (правило 39 Регламента Суда). В тот же день Европейский Суд решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть жалобу в приоритетном порядке.

5. 4 июля 2011 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации.

6. 7 ноября и 4 декабря 2012 г. Председатель Палаты <3> предложила сторонам представить дополнительную информацию, а 11 января 2013 г. запросила дополнительные письменные объяснения по поводу предполагаемого похищения заявителя и его передачи Узбекистану. Сторонам также было предложено предоставить информацию о ходе служебной проверки и местонахождении заявителя после получения такой информации. В связи с этим стороны представили Европейскому Суду несколько дополнительных объяснений, содержавших информацию относительно последних событий по делу, и дали дополнительные объяснения по существу жалобы.

--------------------------------

<3> С 1 ноября 2012 г. Председателем Секции стала судья Берро-Лефевр (примеч. переводчика).





Факты

I. Обстоятельства дела

7. Заявитель родился в 1972 году. До 2 ноября 2012 г. он содержался под стражей в г. Нижнем Новгороде. В настоящее время он содержится под стражей в г. Андижане (Узбекистан).

A. Предварительная информация о заявителе

и его прибытие в Российскую Федерацию

8. До 2009 года заявитель и его семья проживали в Жалокудукском <4> районе Андижанской области, расположенном в Ферганской долине Узбекистана. Он возил товары в близлежащие села в тележке, запряженной ослом. Заявитель исповедует мусульманство. В 1995 году он стал совершать намаз и посещать мечеть.

--------------------------------

<4> Имеется в виду Джалалкудукский район. В дальнейшем это название передается Европейским Судом различными способами по своему усмотрению (примеч. переводчика).

9. В 2007 году истек срок действия старого паспорта заявителя (далее - старый паспорт), и для получения нового он заполнил "форму N 1", анкету, содержавшую персональные данные и номер старого паспорта. 29 марта 2007 г. ему был выдан новый паспорт (далее - новый паспорт). Оригинал формы N 1 был сдан в местный отдел внутренних дел Андижанской области (Узбекистан).

10. Как утверждает заявитель, в марте 2009 года он узнал о задержании соседа, с которым регулярно совершал намаз. Зная о распространенной практике применения пыток при содержании под стражей в Узбекистане, он решил покинуть страну из-за страха задержания по сфабрикованным обвинениям и пыток во время содержания под стражей.

11. 11 марта 2009 г. заявитель прибыл в Российскую Федерацию, прилетев в московский международный аэропорт Домодедово (далее - аэропорт Домодедово). 23 июля 2009 г. ему был выдано разрешение на временное проживание, действующее до августа 2012 года. До своего задержания он проживал в г. Дзержинске Нижегородской области. Его жена и несовершеннолетняя дочь проживают в Андижане.

B Уголовное разбирательство против заявителя в Узбекистане

12. 26 августа 2009 г. следственный орган Управления внутренних дел Андижанской области возбудил уголовное разбирательство против группы лиц, по-видимому, включая заявителя, по подозрению в создании преступной группы с целью свержения конституционного строя Республики Узбекистан.

13. 16 сентября 2009 г. вышеупомянутый орган вынес два отдельных постановления о привлечении заявителя в качестве обвиняемого. В обоих постановлениях указывалось, что он заочно обвиняется в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность (пункт "b" части 3 статьи 127 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (далее - УК Узбекистана), терроризме (часть 1 статьи 155 УУК), возбуждении ненависти и вражды, порождающем дискриминацию в зависимости от расовой принадлежности или отношения к религии, и способом, опасным для жизни других лиц (часть 3 статьи 156), заговоре с целью свержения конституционного строя Республики Узбекистан (часть 4 статьи 159), незаконном пересечении государственной границы (пункт "b" части 3 статьи 223), неоднократной подделке официальных документов и использовании подложных документов (пункты "a" и "b" части 2 статьи 228), создании преступной группы (часть 1 статьи 242), изготовлении и распространении документов, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, и угрозе национальной безопасности и общественному порядку (подпункт "a" части 3 статьи 244.1), создании, руководстве, участии в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях (части 1 статьи 244-2) и контрабанде материалов, распространяющих экстремистские, сепаратистские и радикальные фундаменталистские идеи (статья 246 УК Узбекистана).

14. Первое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, вынесенное только в отношении заявителя, вначале излагало политику Узбекистана в области борьбы с религиозным экстремизмом и, в частности, упоминало события 2005 года в Ферганской долине как вооруженную попытку захвата власти в стране членами экстремистского движения "Акромия" при поддержке международных террористических сил и "под влиянием определенных государств, действующих на основе двойных стандартов и преследующих свои геополитические цели". Далее в нем описывались действия, предположительно совершенные различными лицами, являющимися членами преступной группы, к которой принадлежал заявитель. В вину заявителю вменялись следующие действия:

"Эрмаков с целью изучения работ лидера преступной организации "Исламское движение Узбекистана"... избрав путь джихада, в январе 2000 года встречался с жителями Джалакудукского района Андижанской области [перечислены шесть имен] и другими... изучал идеи религиозного экстремистского движения и стал членом экстремистского движения <5> "Ваххаби".

--------------------------------

<5> Вероятно, имеется в виду ваххабитское идейное течение в исламе, которое Европейский Суд здесь и далее (§ 203 настоящего Постановления) рассматривает как религиозную организацию (примеч. переводчика).

15. Во втором постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следователь перечислил различные эпизоды с участием заявителя в качестве "члена преступного сообщества" или "на основе преступного сговора". В частности, он подозревался в участии в запрещенном ваххабитском религиозном движении, изучении материалов Исламского движения Узбекистана, распространении идей религиозного экстремизма, распространении и хранении видеоматериалов вышеупомянутых запрещенных религиозных движений и предоставлении финансовой помощи членам преступной группы.

16. 16 сентября 2009 г. Андижанский городской суд <6> санкционировал арест заявителя. В ту же дату постановлением следователя Управления внутренних дел Андижанской области он был объявлен в международный розыск. Представляется, что заявитель был внесен в список разыскиваемых Интерполом (в отсутствие дополнительной информации см. § 96 настоящего Постановления).

--------------------------------

<6> Так в тексте. Правильнее Андижанский городской суд по уголовным делам (примеч. редактора).

C. Разбирательство о выдаче

17. 14 ноября 2009 г. милиция задержала заявителя в Нижегородской области Российской Федерации как лицо, объявленное в международный розыск. В ту же дату антитеррористический отдел уголовных расследований Министерства внутренних дел Узбекистана <7> подтвердил властям Российской Федерации объявление заявителя в международный розыск и свое намерение требовать его выдачи, приложив запрос о задержании заявителя и заключении его под стражу, первое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, его паспортные данные и копию формы N 1.

--------------------------------

<7> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Главное управление уголовного розыска и борьбы с терроризмом Министерства внутренних дел Республики Узбекистан (примеч. редактора).

18. 1 декабря 2009 г. заявитель обратился в письменной форме в прокуратуру Нижегородской области, указав, что он уехал из Узбекистана после задержания его соседа, опасаясь, что будет задержан, подвергнут пыткам и осужден по сфабрикованным обвинениям. Он утверждал, что выехал в Российскую Федерацию с целью заработка, отрицал все предъявленные ему обвинения, считая их сфабрикованными, и просил власти Российской Федерации не выдавать его Узбекистану, ссылаясь на наличие риска того, что при содержании под стражей он будет подвергнут пыткам.

19. 10 декабря 2009 г. заместитель Генерального прокурора Узбекистана направил в Генеральную прокуратуру Российской Федерации запрос о выдаче заявителя Узбекистану. В запросе содержались гарантии того, что заявитель будет привлечен к ответственности только за преступления, в связи с которыми он подвергается процедуре выдачи, что он сможет беспрепятственно покинуть Узбекистан после того, как предстанет перед судом и отбудет наказание, и что он не будет выслан или выдан третьему государству без согласия властей Российской Федерации. К запросу прилагалось второе постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

20. 18 марта 2010 г. заместитель Генерального прокурора Узбекистана повторил прежние заверения, данные в отношении дела, а также заверил Генерального прокурора Российской Федерации, что заявитель не будет привлечен к ответственности по политическим, расовым или религиозным основаниям, не будет подвергнут пыткам или иному бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, и в его уголовном деле будут соблюдены гарантии справедливого судебного разбирательства.

21. 12 апреля 2010 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о выдаче заявителя в Узбекистан на основании обвинений, предъявленных в соответствии с пунктом "b" части 3 статьи 159 и частью 1 статьи 242 (попытка свержения конституционного строя Республики Узбекистана, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организация), пунктом "b" части 3 статьи 127 (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность), частью 1 статьи 155 (терроризм), частью 3 статьи 156 (возбуждение ненависти и вражды, порождающее дискриминацию в зависимости от их расовой принадлежности или отношения к религии, и способом, опасным для жизни других лиц), частью 4 статьи 159 (заговор с целью свержения конституционного строя Республики Узбекистан), пунктом "b" части 3 статьи 223 (незаконное пересечение государственной границы), частью 1 статьи 242 (организация преступного сообщества), и пунктом "a" части 3 статьи 244.1 УК Узбекистана (изготовление и распространение материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, и представляющих угрозу национальной безопасности и общественному порядку). В том же решении Генеральная прокуратура Российской Федерации отклонила запрос о выдаче в части обвинений, предъявленных в соответствии со статьей 246 УК Узбекистана (подделка документов), указав, что предполагаемое преступление было совершено другим лицом, пунктами "a" и "b" части 2 статьи 228 (контрабанда материалов, пропагандирующих идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и радикального фундаментализма), поскольку это преступление не преследуется в соответствии с законодательством Российской Федерации, и частью 1 статьи 244.2 УК Узбекистана (участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях), так как данное обвинение в соответствии с законодательством Российской Федерации поглощается другим.

22. 26 апреля 2010 г. заявитель и его адвокат обжаловали решение о выдаче в суд. Они, в частности, утверждали, что данное решение было незаконным, так как было принято до вынесения национальными властями решения по ходатайству заявителя о предоставлении ему статуса беженца. Они полагали, что ваххабитское движение не запрещено в Российской Федерации, и в документах, представленных властями Узбекистана, отсутствуют данные об участии заявителя в религиозной организации после 2009 года. Они подчеркнули, что в соответствии с постановлением от 16 сентября 2009 г. заявитель обвинялся в совершении нескольких преступлений в качестве исполнителя. Тем не менее факты, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, касались действий, предположительно совершенных несколькими другими лицами, а не заявителем. Они утверждали, что заявителю были предъявлены обвинения в попытке свержения государственного строя на его родине, поэтому его уголовное преследование было политически мотивированным. Наконец, ссылаясь на обширную прецедентную практику Европейского Суда по данному вопросу и различные доклады международных наблюдателей, сторона защиты подчеркнула, что пытки и жестокое обращение по отношению к заключенным в Узбекистане имели системный характер и оставались безнаказанным со стороны правоохранительных органов и органов безопасности, и что в случае выдачи заявитель подвергнется угрозе жестокого обращения.

23. 8 июля 2010 г. Нижегородский областной суд оставил без изменения решение о выдаче как законное и обоснованное. Заявитель присутствовал на слушании, пользовался услугами адвоката и переводчика. Во время слушания заявитель утверждал, что плохо владеет русским языком и решил покинуть Узбекистан после задержания его соседа, так как боялся ареста и пыток. Он не ходатайствовал о предоставлении ему статуса беженца сразу же по прибытии в Российскую Федерацию, поскольку вначале не знал о предъявленных ему обвинениях, а впоследствии думал, что такое обращение повлечет его высылку из Российской Федерации. Он подал это ходатайство только после консультации с адвокатом. Адвокат поддержал его жалобу и подчеркнул, что в материалах дела не содержится первое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а только второе постановление, которое отличается от первого.

24. Сторона защиты также просила о допуске Е.З. Рябининой в качестве защитника заявителя, так как она могла представить экспертное заключение по ситуации в Узбекистане и правоприменительной практике в подобных делах. Суд отклонил ходатайство, отметив, что интересы заявителя представляет профессиональный адвокат, а Е.З. Рябинина не является членом семьи заявителя, имеет только техническое образование и не практикует "в правоохранительной сфере по вопросам выдачи".

25. Нижегородский областной суд отметил, что заявитель не признан беженцем в Российской Федерации, не ходатайствовал о таком признании в установленные сроки и не указал уважительной причины уклонения от этого. Нижегородский областной суд принял к сведению, что 19 апреля 2010 г. Нижегородское Управление Федеральной миграционной службы <8> (далее - ФМС по Нижегородской области) не приняло к рассмотрению его ходатайство (см. § 33 настоящего Постановления), указав, что решение "по существу было правильным" и что заявитель не обжаловал его в сроки, установленные законодательством страны. Нижегородский областной суд отметил, не вдаваясь в подробности, что отсутствовали данные о том, что заявитель преследовался или может преследоваться в Узбекистане по политическим или религиозным мотивам. Обратившись непосредственно к утверждению о преследовании по политическим мотивам, суд отклонил его как не имеющее законного основания. Нижегородский областной суд отметил, что в соответствии с оговоркой Российской Федерации при ратификации Европейской конвенции о выдаче внутригосударственное законодательство не содержит определения "политического преступления", и перечень преступлений, которые Российская Федерация не рассматривала как "политические" или "связанные с политическими преступлениями", не является исчерпывающим. Наконец, областной суд не нашел формальных препятствий для выдачи заявителя и отметил, что власти Узбекистана предоставили гарантии по делу заявителя.

--------------------------------

<8> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Управление Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Нижегородской области (примеч. редактора).

26. 14 июля 2010 г. сторона защиты обжаловала решение областного суда, утверждая, что суд первой инстанции не дал юридической оценки доказательствам, представленным в поддержку довода относительно угрозы жестокого обращения в заключении. Сторона защиты указала на различные расхождения между двумя постановлениями о привлечении в качестве обвиняемого, являющимися основаниями для требования о задержании и официального требования о выдаче соответственно, и заключила, что обвинения были сфабрикованы. Она также утверждала на основании первого постановления о привлечении в качестве обвиняемого, что в нем отсутствовали данные о преступлениях, совершенных заявителем, а указывалось лишь на подозрения в отношении других лиц. Сторона защиты настаивала на том, что решение о выдаче заявителя было незаконным в отсутствие окончательного решения в разбирательстве о признании беженцем, а также оспаривала отказ в допуске И.З. Рябининой в качестве защитника заявителя.

27. 19 июля 2010 г. адвокат заявителя подал замечания на протокол судебного заседания, утверждая, в частности, что в него не были включены следующие данные: ходатайства заявителя о приобщении к материалам дела письма Верховного комиссара ООН по делам беженцев (см. § 35 настоящего Постановления) и о том, что заявитель плохо владеет русским языком, просьба о юридической оценке обвинений против заявителя. В дальнейшем областной суд отклонил эти замечания.

28. В неустановленную дату адвокат заявителя подал ходатайство в Генеральную прокуратуру Российской Федерации о разъяснении существенных расхождений в двух постановлениях о привлечении заявителя в качестве обвиняемого. 27 июля и 16 августа 2010 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации сообщила заявителю, что она запросила разъяснения по данному вопросу в Приволжской транспортной прокуратуре. 3 августа 2010 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации получила от Генеральной прокуратуры Узбекистана письмо от 26 июля 2010 г. с указанием того, что выдача заявителя требуется только в связи с преступлениями, перечисленными в официальном запросе о выдаче (вероятно, теми, что были перечислены во втором постановлении о привлечении в качестве обвиняемого), а также с просьбой не учитывать первое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, которое было направлено властями Узбекистана в дату задержания заявителя в Российской Федерации.

29. 22 сентября 2010 г. Верховный Суд Российской Федерации отклонил жалобу заявителя на решение от 8 июля 2010 г. и оставил в силе решение о выдаче и решение Нижегородского областного суда как законные и обоснованные. Верховный Суд Российской Федерации учел гарантии властей Узбекистана и отметил, что Министерство иностранных дел Российской Федерации не усмотрело каких-либо препятствий для выдачи заявителя Узбекистану. Верховный Суд Российской Федерации не нашел доказательств того, что заявитель преследовался или может преследоваться по политическим или религиозным мотивам, и отметил, что заявитель не имел статуса беженца и не ходатайствовал о получении такового в Российской Федерации. Что касается предполагаемых расхождений в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого, представленных властями Узбекистана, Верховный Суд Российской Федерации отклонил данный довод как несущественный, поскольку в задачу национальных судов или прокуратуры не входит установление вины заявителя в рамках разбирательства о выдаче. Верховный Суд Российской Федерации отклонил ходатайство о допуске Е.З. Рябининой в качестве защитника заявителя и допроса ее в качестве специалиста, оставил в силе отказ областного суда и поддержал его мотивы в этом отношении. Решение о выдаче вступило в силу.

D. Разбирательство о признании беженцем

30. 10 декабря 2009 г. заявитель подал в ФМС по Нижегородской области ходатайство о признании беженцем в Российской Федерации на том основании, что он боится преследований по причине религиозных убеждений. Он утверждал, что обвинения против него являются необоснованными и что в случае его выдачи Узбекистану он будет подвергнут там пыткам и другим формам жестокого обращения. Он покинул Узбекистан после задержания соседа, вместе с которым регулярно посещал мечеть. Заявитель ссылался на доклады органов ООН, опубликованные в 2006 - 2007 годах, и авторитетных международных неправительственных организаций, в которых сообщалось, что в Узбекистане широко применяются пытки и обвиняемые часто дают признательные показания под давлением. Он также ссылался на прецедентную практику Европейского Суда по делам о выдаче Узбекистану, в частности, на Постановление Европейского Суда по делу "Исмоилов и другие против Российской Федерации" (Ismoilov and Others v. Russia) от 24 апреля 2008 г. (жалоба N 2947/06 <9>). Заявитель указал, что не подал ходатайство о получении статуса беженца сразу же по прибытии в Российскую Федерацию, так как плохо владел русским языком и "не знал о такой возможности".

--------------------------------

<9> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 2/2009.

31. Письмом от 25 декабря 2009 г. ФМС по Нижегородской области разъяснила заявителю, что не может рассмотреть его ходатайство, так как он не отвечает критериям для признания беженцем, установленным национальным законодательством. 15 января 2010 г. заявитель обжаловал отказ в Федеральной миграционной службе Российской Федерации (далее - ФМС России), указав, что ФМС по Нижегородской области не установила фактов по делу, и что он покинул Узбекистан до возбуждения уголовного дела в отношении него на родине.

32. 8 апреля 2010 г. ФМС России уведомила заявителя, что поручила ФМС по Нижегородской области рассмотреть его ходатайство.

33. Письмом от 21 апреля 2010 г. ФМС по Нижегородской области уведомила заявителя о том, что 19 апреля 2010 г. жалоба оставлена без рассмотрения, поскольку заявитель не отвечает определению "беженца".

34. 14 мая 2010 г. заявитель обжаловал это решение в ФМС России, сославшись на то, что областной миграционный орган не дал оценки угрозе жестокого обращения с заявителем. В дополнение к его прежним объяснениям он привел ссылки на статьи из местной прессы, опубликованные в январе - мае 2010 года, о продолжающейся практике жестокого обращения с заключенными в Узбекистане. Жалоба была получена ФМС России 15 июня 2010 года. 12 июля 2010 г. ФМС России приняла жалобу заявителя и передала ее в ФМС по Нижегородской области для рассмотрения по существу.

35. 6 июля 2010 г. московское представительство Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (далее - УВКБ) сообщило стороне защиты, что заявитель отвечает установленным критериям по его статусу и имеет право на международную защиту в соответствии с его мандатом.

36. 12 августа 2010 г. ФМС по Нижегородской области отклонила ходатайство заявителя о признании беженцем письмом, полученным заявителем 16 августа 2010 г., в котором указывались два основания для отказа: (1) несоответствие определению "беженец" и (2) неприменимость закона о беженцах к лицам, "совершившим тяжкое преступление неполитического характера вне пределов Российской Федерации до прибытия в Российскую Федерацию в качестве лица, ходатайствующего о признании беженцем".

37. 23 сентября 2010 г. заявитель обжаловал данный отказ, утверждая, что предъявленные ему обвинения были сфабрикованы, указывая на угрозу жестокого обращения и приводя обширные ссылки на многочисленные доклады Комитета ООН против пыток, организаций "Хьюман райтс уотч" (Human Rights Watch) и "Международная амнистия", а также на информацию Министерства иностранных дел Российской Федерации. Он также просил продлить на один месяц срок для подачи жалобы, так как, по его утверждению, он не мог понять содержание письма от 12 августа 2010 г. ввиду плохого знания русского языка, а его адвокат разъяснил ему основания для отказа только 21 сентября 2010 г.

38. 20 октября 2010 г. ФМС России отклонила жалобу. Она отметила, что согласно информации Министерства иностранных дел Российской Федерации ситуация с правами человека в Узбекистане была "неопределенной". Распространение идей религиозного экстремизма и сепаратизма признавалось в стране преступлением. После подавления восстания в Андижане ввоз исламской литературы был запрещен. Руководство Узбекистана выразило намерение штрафовать и заключать под стражу лиц, совершающих богослужения за пределами мест, специально отведенных для этой цели. Власти Узбекистана полагали, что члены Исламского движения Узбекистана и "Акромии", подразделения организации "Хизб-ут-Тахрир", активно участвовали в андижанских событиях 2005 года, в отношении 121 человека, включая 10 членов "Акромии", осуществлялось уголовное разбирательство. Обращаясь к делу заявителя, ФМС России отметила, что заявитель не подал ходатайство о предоставлении убежища в надлежащий срок после приезда в Российскую Федерацию и в оправдание этого он ссылался на плохое владение русским языком. В связи с этим миграционная служба отметила, что, во-первых, заявитель проходил военную службу на Сахалине (Российская Федерация) в 1990 - 1992 годах, что было бы невозможно без надлежащего знания русского языка, и, во-вторых, в июле 2009 года он получил разрешение на временное проживание в Российской Федерации. Таким образом, ФМС России заключила, что заявитель сообщил ложную информацию о степени владения русским языком и этот факт "подрывает доверие к заявителю и к остальной части его объяснений". ФМС России заключила следующее:

"Проанализировав объяснения заявителя и информацию, представленную Министерством иностранных дел и Федеральной миграционной службой Российской Федерации о ситуации в Узбекистане и деятельности запрещенных религиозных организаций, [ФМС России] не находит оснований полагать, что заявитель подвергся бы гонениям по расовым, религиозным, национальным, социальным или политическим мотивам в случае его возвращения в [запрашивающую страну]".

39. 7 декабря 2010 г. заявитель обжаловал это решение в суд. В письменных объяснениях и устном заявлении, сделанном во время судебного слушания, сторона защиты повторно изложила опасения заявителя по поводу того, что в случае выдачи Узбекистану он будет подвергнут там пыткам с целью склонения к признанию в совершении преступлений, которых он не совершал. Он также утверждал, что ФМС России не оценила данную угрозу надлежащим образом. Что касается его плохого знания русского языка, он заявил, что проходил военную службу 18 - 20 лет назад, что хорошего владения русским языком не требовалось для получения разрешения на временное проживание и, кроме того, его плохое знание русского языка подтверждалось на нескольких слушаниях в отношении его выдачи и продления сроков его предварительного содержания под стражей, когда суды заслушали его лично и признали, что он нуждается в помощи переводчика.

40. 5 марта 2011 г. Басманный районный суд г. Москвы отклонил жалобу заявителя. Суд подтвердил, что заявитель не жаловался на угрозу преследования в Узбекистане и до задержания не выражал желания остаться в Российской Федерации в качестве беженца. Его утверждения о гонениях в связи с посещением мечети были необоснованными, поскольку большая часть населения в стране назначения свободно исповедует ислам. Вместе с тем суд отметил, что страна назначения подписала различные международные правозащитные соглашения, касающиеся, в частности, защиты беженцев. Суд также подтвердил, что решение ФМС России было законным, отметив, что заявитель не предоставил "убедительных доводов в поддержку опасений по поводу незаконного преследования по религиозным мотивам".

41. Заявитель подал жалобу, повторив доводы, изложенные в § 39 настоящего Постановления, дополнительно указав, что суд первой инстанции не оценил угрозу на основании всей имеющейся информации, а также не рассмотрел его возражения против выводов ФМС России о степени его владения русским языком.

42. 24 июня 2011 г. Московский городской суд оставил решение от 5 марта 2011 г. без изменения. Суд кассационной инстанции установил, что миграционный орган принял решение в соответствии с действующим порядком и что суд первой инстанции надлежащим образом оценил обстоятельства дела. Московский городской суд подтвердил вывод об отсутствии доказательств преследования заявителя по религиозным мотивам и отметил, что сторона защиты не сослалась на какие-либо новые факты, которые могли бы изменить такой вывод. Московский городской суд также упомянул несколько международных соглашений о правах человека, подписанных Узбекистаном, и отметил, что 22 октября 2009 г. Европейский союз отменил различные санкции, включая эмбарго на поставки вооружений в эту страну в связи с достижениями в сфере защиты прав человека и отменой там смертной казни.

E. Задержание заявителя, его содержание под стражей

и домашний арест в период разбирательства о выдаче

1. Содержание заявителя под стражей в целях выдачи

(a) Задержание и содержание под стражей до 8 июля 2010 г.

43. После задержания заявителя 14 ноября 2009 г. (см. § 17 настоящего Постановления) 15 ноября 2009 г. нижегородский транспортный прокурор <10> распорядился о его заключении под стражу в целях выдачи. 18 декабря 2009 г. Канавинский районный суд Нижегородской области отклонил жалобу заявителя на постановление о его заключении под стражу. 12 марта 2010 г. Нижегородский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил постановление в силе.

--------------------------------

<10> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду прокурор Нижегородской транспортной прокуратуры (примеч. редактора).

44. 17 декабря 2009 г., после поступления формального запроса о выдаче заявителя (см. § 19 настоящего Постановления), заместитель нижегородского транспортного прокурора другим постановлением повторно распорядился о содержании заявителя под стражей в целях выдачи. Неясно, обжаловалось ли это постановление.

45. Представляется, что позднее Нижегородская транспортная прокуратура обратилась в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей заявителя.

46. 30 декабря 2009 г. Канавинский районный суд Нижегородской области рассмотрел это ходатайство и установил, что в последний раз срок содержания заявителя под стражей продлевался 15 ноября 2009 г. и заявитель мог содержаться под стражей на основании постановления прокурора не более двух месяцев. Суд отметил получение формального запроса властей Узбекистана о выдаче (см. § 19 настоящего Постановления), указал, что разбирательство о выдаче не было завершено, и постановил, что заявитель должен содержаться под стражей до 14 марта 2010 г.

47. Адвокат заявителя подал жалобу, утверждая, в частности, что заявитель незаконно содержался под стражей с 14 ноября 2009 г.

48. 5 марта 2010 г. Нижегородский областной суд отклонил жалобу и согласился с продлением срока, имевшим место 30 декабря 2009 г.

49. 4 марта 2010 г. Канавинский районный суд Нижегородской области продлил срок содержания под стражей заявителя в целях выдачи до 14 мая 2010 года. 26 мая 2010 г. Нижегородский областной суд отклонил жалобу заявителя от 9 марта 2010 г. и согласился с продлением срока содержания под стражей.

50. 7 мая 2010 г. Канавинский районный суд дополнительно продлил срок заявителя до 14 июля 2010 года. 15 июня 2010 г. Нижегородский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил постановление без изменения.

(b) Постановление Нижегородского областного суда о продлении срока содержания под стражей от 8 июля 2010 г. и разбирательство по его обжалованию

51. 8 июля 2010 г. Нижегородский областной суд при рассмотрении жалобы заявителя на решение о выдаче (см. §§ 23 - 25 настоящего Постановления) санкционировал продление срока содержания заявителя под стражей до 14 ноября 2010 г. Суд не усмотрел оснований для изменения меры пресечения, поскольку она являлась необходимой для обеспечения выдачи заявителя.

52. 3 сентября 2010 г. дополнительной жалобой на решение от 8 июля 2010 г. сторона защиты оспорила выводы областного суда в части продления срока содержания под стражей. В частности, было указано на совпадение продления срока с постановлением Канавинского районного суда от 8 июля 2010 г. (см. § 54 настоящего Постановления).

53. 22 сентября 2010 г. Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев жалобу заявителя на решение о выдаче (см. § 29 настоящего Постановления), оставил без изменения выводы нижестоящего суда в целом, не рассматривая отдельно вопроса о содержании под стражей.

(c) Постановление Канавинского районного суда о продлении срока содержания под стражей от 8 июля 2010 г. и разбирательство по его обжалованию

54. 8 июля 2010 г. Канавинский районный суд отдельным постановлением продлил срок содержания под стражей заявителя до 14 сентября 2010 г.

55. 10 августа 2010 г. Нижегородский областной суд, рассмотрев жалобу, продлил срок содержания заявителя под стражей. Областной суд не усмотрел противоречий между двумя постановлениями от 8 июля 2010 г., вынесенными районным и областным судами, поскольку первое касалось содержания заявителя под стражей в целях выдачи, а второе - законности решения о выдаче.

(d) Постановление о продлении срока содержания под стражей от 2 ноября 2010 г. и разбирательство по его обжалованию

56. 19 октября 2010 г. транспортная прокуратура обратилась в Нижегородский областной суд с ходатайством о дополнительном продлении срока содержания заявителя под стражей.

57. 2 ноября 2010 г. Нижегородский областной суд рассмотрел вопрос и продлил срок содержания заявителя под стражей до 14 мая 2011 г. Согласно протоколу судебного заседания заявитель просил суд изменить меру пресечения в отношении него на домашний арест и сообщил адрес родственника в г. Нижнем Новгороде, где он может проживать в случае применения такой меры. Он заявил, что до задержания проживал в г. Нижнем Новгороде, а не в г. Дзержинске, где был формально зарегистрирован. Заявитель не помнил точного адреса в г. Нижнем Новгороде, где он проживал. Адвокат заявителя сообщил в судебном заседании, что заявитель подал жалобу в Европейский Суд и по его делу указана предварительная мера согласно правилу 39 Регламента Суда. Адвокат указал на сходство дела заявителя с несколькими другими делами, ранее рассмотренными Европейским Судом (например, с упоминавшимся выше делом Исмоилова и других), и выразил мнение о том, что заявитель имеет шансы на успех его дела в г. Страсбурге. Адвокат утверждал, что "имеются правовые основания для уменьшения суммы компенсации и даже сведения таковой к нулю", если мера пресечения в отношении заявителя будет изменена на более мягкую. Адвокат сообщил полный адрес в г. Нижнем Новгороде, где заявитель мог находиться под домашним арестом, и отметил, что заявитель по ошибке назвал не ту улицу.

58. Продлевая срок содержания под стражей, Нижегородский областной суд отметил, что обстоятельства, требующие нахождения заявителя под стражей, не изменились. Нижегородский областной суд отметил, что решение о выдаче заявителя вступило в силу, но экстрадиция приостановлена в связи с применением правила 39 Европейским Судом, поэтому решение о выдаче не может быть исполнено. Тем не менее существует угроза того, что в случае освобождения заявитель может скрыться. Суд отметил, что заявитель разыскивался за совершение особо тяжких преступлений, скрывался от властей Узбекистана, и были приняты меры, обеспечивающие его выдачу, включая применение международных договоров, следовательно, его дело следует рассматривать как исключительное. Его содержание под стражей соответствовало законодательству страны. Различные материалы дела доказывали разумность подозрений против заявителя, что касается обоснованности выдвинутых властями Узбекистана обвинений против него, но данный спор не подведомствен областному суду. Нижегородский областной суд заключил, что продление срока содержания заявителя под стражей соответствовало подпункту "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции. Он также отклонил возможность изменения меры пресечения на домашний арест, так как заявитель не указал точного адреса, где он мог бы проживать в случае применения такой меры, и не предоставил дополнительных сведений в обоснование своего ходатайства.

59. 8 ноября 2010 г. заявитель обжаловал решение. В частности, он оспаривал ссылку областного суда на тяжесть выдвинутых против него обвинений и на исключительный характер его дела как несущественную. Со ссылкой на дело Чахала <11> (см. Постановление Европейского Суда по делу "Чахал против Соединенного Королевства" (Chahal v. United Kingdom) от 15 ноября 1996 г., § 112, Reports of Judgments and Decisions 1996-V) он утверждал, что со 2 сентября 2010 г., когда решение о выдаче вступило в силу, никакие действия с целью его экстрадиции не совершались, и областной суд не указал каких-либо особых мер, которые следовало принять для осуществления выдачи после указанной даты. Он обратил внимание суда на противоречивые документы, представленные властями Узбекистана, и выразил мнение о том, что обвинения против него были сфабрикованными и необоснованными.

--------------------------------

<11> В данном деле было четыре заявителя обоих полов, однако первым был мужчина (примеч. переводчика).

60. 14 января 2011 г. Верховный Суд Российской Федерации отклонил жалобу заявителя. Суд нашел выводы суда первой инстанции законными и обоснованными. В частности, он поддержал выводы областного суда относительно тяжести обвинений, выдвинутых против заявителя, возможности того, что он скроется или воспрепятствует правосудию, и исключительности данного дела. Верховный Суд Российской Федерации отметил, что нижестоящий суд сделал свои выводы на основе всех имеющихся материалов, включая информацию о жалобе, рассматриваемой в Европейском Суде. Верховный Суд Российской Федерации также признал обоснованным отказ в переводе заявителя под домашний арест, так как он не проживал по адресу своей регистрации, не смог указать адрес проживания в г. Нижнем Новгороде и не сообщил адрес, где он мог бы находиться под домашним арестом, или любые другие подробности.

2. Домашний арест заявителя

61. 13 мая 2011 г. Канавинский районный суд изменил избранную в отношении заявителя меру пресечения на домашний арест в связи с истечением максимального срока его содержания под стражей в целях выдачи и для обеспечения выдачи заявителя, которая была приостановлена в соответствии с применением предварительной меры Европейским Судом. Заявитель и его представитель присутствовали на слушании. Суд, в частности, сослался на статьи 107 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ). В постановлении о домашнем аресте указывалось следующее:

"...Запретить [заявителю] покидать постоянное место жительства, расположенное по адресу [...], связываться без предварительного разрешения следователя с подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими или иными участниками производства по уголовному делу, отправлять и получать корреспонденцию или использовать иные средства связи...".

62. Суд обязал областную транспортную прокуратуру и Управление Федеральной службы безопасности по Нижегородской области обеспечить надзор за соблюдением заявителем установленных ограничений. Суд также решил немедленно освободить заявителя из-под стражи и уточнил, что данное постановление может быть обжаловано в Нижегородский областной суд в течение трех дней и заявитель может участвовать в заседании суда кассационной инстанции, если посчитает нужным обжаловать данное постановление.

63. Заявитель не обжаловал постановление о домашнем аресте.

64. 17 мая 2011 г. адвокат заявителя в соответствии со статьями 119 и 120 УПК РФ подал в Нижегородскую транспортную прокуратуру ходатайство, в котором просил "обратиться в суд" по вопросу о прекращении домашнего ареста заявителя. Со ссылкой на статьи 107 - 109 УПК РФ адвокат указывал, что срок содержания заявителя под стражей должен быть зачтен в срок домашнего ареста, и подчеркнул, что максимальный срок содержания заявителя под стражей истек 14 мая 2011 г., утверждая в связи с этим, что дальнейшее применение к нему меры пресечения является незаконным.

65. 20 мая 2011 г. транспортная прокуратура уведомила заявителя о продлении срока рассмотрения его ходатайства до 26 мая 2011 г.

66. 26 мая 2011 г. Л., заместитель приволжского транспортного прокурора, отклонила ходатайство заявителя, которое она охарактеризовала как "ходатайство о принесении протеста" на постановление от 13 мая 2011 г. Она отметила, что суд рассмотрел все доступные материалы о порядке выдачи и вынес обоснованное и законное постановление о применении к заявителю домашнего ареста в целях обеспечения его выдачи, что не имелось оснований для изменения меры пресечения и что национальное законодательство не устанавливает максимальный срок домашнего ареста. Копия постановления была представлена в Европейский Суд властями Российской Федерации. По-видимому, заявитель и его адвокат не получали его.

67. Письмом от 26 мая 2011 г. начальник отдела надзора Приволжской транспортной прокуратуры Д. уведомил заявителя об отсутствии оснований для принесения протеста и сослался на те же мотивы, что и в вышеупомянутом постановлении.

68. 15 июня 2011 г. заявитель обжаловал отказ Д. в обращении в Канавинский районный суд по вопросу его освобождения в соответствии со статьей 125 УПК РФ.

69. 7 июля 2011 г. Канавинский районный суд отклонил жалобу заявителя на "отказ в обращении по вопросу изменения меры пресечения в отношении заявителя", отметив, что заявитель обжалует действия Д., который не принимал решений по делу заявителя, тогда как отказ был вынесен Л. Заявитель не обжаловал это решение.

70. 1 августа 2011 г. заместитель нижегородского транспортного прокурора прекратил домашний арест заявителя в связи с его заключением под стражу по поводу уголовного дела, возбужденного против него в Российской Федерации (см. §§ 73 - 74 настоящего Постановления).

71. 6 сентября 2011 г. заявитель предъявил гражданско-правовое требование к транспортной прокуратуре на основании статей 254 - 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и просил суд обязать транспортную прокуратуру отменить отказ от 26 мая 2011 г.

72. 13 сентября 2011 г. Канавинский районный суд отказал в принятии гражданско-правового требования в отношении данного постановления прокурора, решив, что данный спор относится к сфере уголовно-процессуального, а не гражданского процессуального права. Представляется, что заявитель не обжаловал определение.

F. Уголовное разбирательство против заявителя

в Российской Федерации, его новое задержание

и содержание под стражей

73. Как следует из официальной версии событий, 1 июля 2011 г. полицейские остановили заявителя на улице в г. Нижнем Новгороде и обнаружили у него в кармане джинсов ручную гранату. Как утверждает заявитель, гранату ему подложили полицейские. В отношении него было возбуждено уголовное дело по подозрению в незаконной перевозке и хранении оружия. 1 и 4 июля 2011 г. он был допрошен в связи с данным происшествием.

74. 5 июля 2011 г. заявитель был задержан и заключен под стражу в Следственный изолятор N ИЗ-52/1 <12> (далее - СИЗО N 1) на время расследования вышеупомянутого уголовного дела. Суды страны несколько раз продлевали срок его содержания под стражей.

--------------------------------

<12> По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение "Следственный изолятор N 1 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Нижегородской области" (примеч. редактора).

75. Как следует из объяснений представителей заявителя национальным властям (см. § 104 настоящего Постановления), личные вещи заявителя, включая денежные средства, удерживались в его интересах Ю.А. Сидоровым, его представителем в национальном разбирательстве и Европейском Суде.

76. 7 сентября 2011 г. Канавинский районный суд Нижегородской области признал заявителя виновным в соответствии с предъявленным обвинением и приговорил его к одному году и четырем месяцам лишения свободы.

77. Заявитель обжаловал приговор, и кассационное разбирательство было назначено на 23 ноября 2012 г. Он оставался под стражей в СИЗО N 1 на время рассмотрения его жалобы. 2 ноября 2012 г. заявитель был освобожден из-под стражи (см. §§ 83 - 88 настоящего Постановления).

78. Дважды, 23 ноября и 25 декабря 2012 г., Нижегородский областной суд откладывал рассмотрение кассационной жалобы из-за неявки заявителя и его ненадлежащего уведомления о рассмотрении дела (см. подробности в § 124 настоящего Постановления). 29 января 2013 г. областной суд оставил приговор без изменения в отсутствие заявителя.

G. Предполагаемое похищение заявителя и его перемещение

в Узбекистан

1. Предварительная информация и сопутствующие обстоятельства

(a) Меры, принятые властями Российской Федерации в связи с применением правила 39 Регламента Суда

79. После применения предварительной меры в соответствии с правилом 39 Регламента Суда по делу заявителя 22 сентября 2010 г. (см. § 4 настоящего Постановления) власти Российской Федерации сообщили 4 октября 2010 г., что органы Российской Федерации приняли меры для исключения выдачи заявителя Узбекистану до дополнительного уведомления. 30 ноября 2012 г. власти Российской Федерации сообщили, что в соответствующие даты Приволжская транспортная прокуратура и прокуратура Нижегородской области получили все необходимые указания о принятии дополнительных мер по недопущению принудительного перемещения заявителя в Узбекистан.

(b) Письменное обращение заявителя от 2 июля 2011 г.

80. 2 июля 2011 г. заявитель представил письменное обращение к своему адвокату о том, что он настаивает на своей жалобе в Европейский Суд, а если он будет утверждать иное, это будет означать, что он изменил свою позицию под давлением.

(c) Письмо секретаря Европейского Суда от 25 января 2012 г.

81. 25 января 2012 г. секретарь Европейского Суда направил письмо властям Российской Федерации от имени Председателя Европейского Суда в связи с другим делом, выразив глубокую обеспокоенность ввиду неоднократных сообщений о тайном перемещении заявителей из Российской Федерации в Таджикистан в нарушение предварительных обеспечительных мер, применяемых в соответствии с правилом 39 Регламента Суда. Характеризуя данную ситуацию как тревожную и беспрецедентную, властям Российской Федерации в письме предлагалось предоставить Европейскому Суду исчерпывающую информацию о последующих действиях в отношении инцидентов в Российской Федерации. В нем также обращалось внимание властей на тот факт, что предварительные меры продолжали применяться в 25 других делах о выдаче и высылке, включая настоящее дело. В подтверждение того, насколько серьезно он относится к такому повороту событий, Председатель Европейского Суда просил немедленно информировать Председателя Комитета министров, Председателя Парламентской Ассамблеи и Генерального секретаря Совета Европы (полный текст цитируемого письма приведен в Постановлении Европейского Суда по делу "Савриддин Джураев против Российской Федерации" (Savriddin Dzhurayev v. Russia) от 25 апреля 2013 г., N 71386/10, § 52 <13>).

--------------------------------

<13> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2014.

82. Согласно объяснениям властей Российской Федерации в ответ на данное письмо, направленное по другому делу, рассматриваемому в Европейском Суде, 3 февраля 2012 г. аппарат Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде проинформировал Генеральную прокуратуру Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Федеральную миграционную службу Российской Федерации и Федеральную службу безопасности Российской Федерации о предварительных мерах, указанных Европейским Судом.

2. Исчезновение заявителя после его освобождения из СИЗО N 1 в г. Нижнем Новгороде 2 ноября 2012 г.

83. 26 октября 2012 г. адвокат заявителя Ю.А. Сидоров посетил заявителя в СИЗО N 1, где он отбывал наказание в виде лишения свободы (см. § 76 настоящего Постановления). Как утверждает Ю.А. Сидоров, заявитель выразил опасение по поводу задержания и перемещения в Узбекистан после его освобождения из-под стражи. Предположительно он проявлял аналогичную тревогу и в ранних разговорах с адвокатом. Заявитель обещал позвонить по телефону Ю.А. Сидорову сразу после освобождения.

84. Срок лишения свободы заявителя истекал 5 ноября 2012 г. В соответствии со статьей 173 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в случае, если срок лишения свободы истекает в праздничный день, лицо подлежит освобождению непосредственно перед праздником. Таким образом, освобождение заявителя должно было состояться 2 ноября 2012 г., в последний день перед длительными выходными и государственным праздником.

85. 2 ноября 2012 г., в 6.00, заявитель был освобожден из СИЗО N 1. Согласно справке об освобождении новый паспорт заявителя был возвращен ему при освобождении.

86. Рабочее время в изоляторе начиналось в 8.00. 2 ноября 2012 г. Ю.А. Сидоров прибыл в СИЗО N 1 для встречи со своим клиентом. Сотрудники следственного изолятора не позволил ему встретиться с заявителем, пояснив, что в этот день у сотрудников уголовно-исполнительной системы профессиональный праздник <14>. Адвокату не сообщили об освобождении заявителя.

--------------------------------

<14> Согласно Приказу руководителя Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации от 14 сентября 2006 г. N 617 профессиональный праздник работников следственных изоляторов и тюрем отмечается ежегодно 31 октября.

87. Поскольку в дату его запланированного освобождения или позднее заявитель не позвонил, 6 ноября 2012 г. (на следующий рабочий день после праздника и длительных выходных в Российской Федерации) Ю.А. Сидоров вновь приехал в СИЗО N 1, чтобы навести справки о своем клиенте. Сотрудники следственного изолятора сообщили ему, что заявитель был освобожден из-под стражи 2 ноября 2012 г.

88. Заявитель не связывался со своими представителями после освобождения, они не встречались с ним и не могли связаться с ним с тех пор.

3. Пересечение заявителем Государственной границы в аэропорту Домодедово в г. Москве и его отбытие в г. Ташкент

89. Вечером 2 ноября 2012 г., примерно в 23.45 (по московскому времени), заявитель вылетел из аэропорта Домодедово в г. Ташкент (Узбекистан) обычным рейсом N HY-602 "Узбекских авиалиний" (O'zbekiston havo yo'llari). Расстояние между г. Нижним Новгородом и аэропортом Домодедово составляет около 420 км. Информация, представленная сторонами о событиях того дня, может быть кратко изложена следующим образом.

(a) Информация, представленная властями Российской Федерации

90. В соответствии со справкой, выданной 15 ноября 2012 г. Управлением пограничного контроля Федеральной службы безопасности Российской Федерации, 2 ноября 2012 г. заявитель покинул Российскую Федерацию вышеупомянутым рейсом, "с использованием для покупки авиабилетов <15> своего узбекского паспорта N [номер нового паспорта]".

--------------------------------

<15> Как следует из § 168 настоящего Постановления, слово "авиабилеты" в справке Федеральной службы безопасности Российской Федерации действительно употребляется во множественном числе (примеч. переводчика).

91. 30 ноября 2012 г. власти Российской Федерации сообщили, что согласно "Центральному банку данных по учету иностранных граждан" Федеральной миграционной службы Российской Федерации заявитель пересек Государственную границу Российской Федерации в пункте пропуска в аэропорту Домодедово. Они не предоставили каких-либо документов в подтверждение этого объяснения.

92. 4 декабря 2012 г. Европейский Суд просил власти сообщить, каким транспортом заявитель добрался из г. Нижнего Новгорода в г. Москву 2 ноября 2012 г., указать точное время его передвижений в эту дату и представить подтверждающие документы, такие как, например, регистрационные данные авиакомпании или железнодорожной компании, услугами которой воспользовался заявитель. До настоящего времени власти не предоставили такой информации. 11 февраля 2013 г. они сообщили, не предоставив каких-либо дополнительных сведений или документов, что имя заявителя не значилось в базе "Розыск-Магистраль", в которой собраны сведения о лицах, объявленный в федеральный и местный розыск.

93. 3 мая 2013 г. власти Российской Федерации сообщили, что авиабилет был выдан в г. Ташкенте на основании "формы N 1". Заявитель зарегистрировался на рейс и вылетел в г. Ташкент один. Не имеется данных о том, что его кто-то сопровождал.

(b) Информация, представленная представителями заявителя

94. Со ссылкой на справку об освобождении от 2 ноября 2012 г. (см. § 85 настоящего Постановления) представители заявителя сообщили, что единственным документом, которым был у заявителя в дату его освобождения, был заграничный паспорт Узбекистана, он не имел денег, кредитных карт или зимней одежды.

95. По данным "Узбекских авиалиний", на которые ссылалось постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 11 марта 2013 г. (см. § 122 настоящего Постановления):

"...Авиабилет на имя Эрмакова был выдан в г. Ташкенте на основании "регистрационного листка формы N 1" для граждан Узбекистана, выданного Жалокудукским районным отделом внутренних дел Андижанской области Узбекистана, [на основании] паспорта Республики Узбекистан N [указан номер старого паспорта]".

96. Согласно недатированному ответу из Национального центрального бюро Интерпола в Российской Федерации, упомянутому в постановлении от 11 марта 2013 г. (см. § 122 настоящего Постановления),

"...1 декабря 2012 г. имя заявителя было исключено из списка лиц, объявленных в международный розыск по линии Интерпола, в связи с его задержанием. На основании этой информации розыск заявителя в Российской Федерации был также прекращен".

4. Другие события и информация о местонахождении заявителя

(a) Власти Российской Федерации

97. Власти Российской Федерации в своих объяснениях, включая последние от 3 мая 2013 г., не представили сведений о местонахождении заявителя.

(b) Представители заявителя

98. Представители не могли связаться с заявителем с момента его освобождения из-под стражи и не имеют информации о его местонахождении. Они пытались связаться с родственниками заявителя в Узбекистане, но не получили какого-либо ответа. Они утверждали, что его родственники могли быть запуганы или заявитель мог содержаться под стражей с лишением права переписки и общения. 18 декабря 2012 г. они сообщили, сославшись на "конфиденциальный источник, который не может быть раскрыт по соображениям его безопасности", что заявитель содержится под стражей в Андижане (Узбекистан), но подчеркнули, что официального подтверждения этой информации нет.

99. 13 марта 2013 г. организация "Международная амнистия" организовала "кампанию срочных действий" и опубликовала заявление, в котором выражалась обеспокоенность по поводу предполагаемого незаконного похищения заявителя и указывалось, что заявитель подвергается серьезной угрозе пыток. Согласно последнему заявитель "предположительно содержится в предварительном заключении в Андижане (Восточный Узбекистан)".

100. 17 июня 2013 г. представители заявителя предъявили копию письма Министерства внутренних дел Республики Узбекистан от 4 апреля 2013 г., подтверждающего в ответ на запрос неуказанного лица или органа, что заявитель содержится в предварительном заключении в Следственном изоляторе N УЯ 64/14 в Андижанской области Узбекистана.

H. Официальная проверка и неоднократные отказы в возбуждении

уголовного дела по поводу оспариваемых событий

1. Информация о состоянии проверки, представленная властями Российской Федерации

101. 30 ноября и 18 декабря 2012 г. власти Российской Федерации уведомили Европейский Суд о том, что проверка по факту исчезновения заявителя продолжается и что власти не имели информации о принудительном перемещении заявителя через Государственную границу Российской Федерации. Они приложили копии справки об освобождении и приговора от 7 сентября 2012 г. <16>.

--------------------------------

<16> Скорее всего, здесь и далее имеется в виду приговор Канавинского районного суда от 7 сентября 2011 г., которым заявитель был признан виновным в хранении ручных гранат (примеч. переводчика).

102. 11 февраля 2013 г. власти Российской Федерации сообщили, что в декабре 2012 года и 9 января 2013 г. они запросили неуказанные правоохранительные органы и Министерство внутренних дел Узбекистана по поводу местонахождения заявителя. Кроме того, во время внутренней проверки следователи запросили видеозаписи камер аэропорта Домодедово, однако записи "еще не были предоставлены". Власти Российской Федерации также сообщили без представления документов, что материалы проверки не содержат данных о перемещении заявителя в Узбекистан против его воли и что его имя не включено в базу данных "Розыск-Магистраль" (см. § 147 настоящего Постановления).

103. В своих последних объяснениях, датированных 3 мая 2013 г., власти Российской Федерации указывали, что проверка на внутригосударственном уровне еще продолжается. В частности, в неустановленную дату в Московский следственный отдел на воздушном и водном транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации был направлен запрос о получении объяснений членов экипажа рейса, на котором заявитель вылетел из г. Москвы в г. Ташкент. Европейский Суд не получил сведений о состоянии этого запроса. Власти Российской Федерации приложили копии постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела от 8 февраля и 11 марта 2013 г. и соответствующие постановления об отмене последних (см. §§ 116 и 122 настоящего Постановления).

2. Жалобы представителей заявителя в различные органы и предварительная проверка обстоятельств исчезновения заявителя

(a) Жалобы представителей в различные органы и полученные ими ответы

104. 6 ноября 2012 г. Ю.А. Сидоров обратился в местный орган внутренних дел и прокуратуру с требованием о расследовании исчезновения заявителя. В ту же дату другие представители заявителя в Европейском Суде уведомили о происшествии Генеральную прокуратуру Российской Федерации, Федеральную службу безопасности Российской Федерации и Министерство внутренних дел Российской Федерации и просили эти органы принять срочные меры для установления местонахождения заявителя, сообщить информацию о пересечении заявителем Государственной границы Российской Федерации и начать расследование обстоятельств его исчезновения.

105. 15 ноября 2012 г. Федеральная служба безопасности Российской Федерации сообщила Е.З. Рябининой, что внутригосударственное законодательство не предусматривает хранения данных о лицах, пересекающих Государственную границу. Однако служба пограничного контроля должна уведомлять миграционные органы о въезде и выезде иностранных граждан из Российской Федерации ежедневно. Эта информация составляет основу федеральной системы миграционного учета.

106. Постановление Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2007 г. N 94 о государственной информационной системе миграционного учета не предусматривает доступа представителя лица к этой информационной системе (пункты 18 - 27 указанного Постановления).

107. 12 декабря 2012 г. Н.В. Ермолаева направила запрос о местонахождении заявителя в Генеральную прокуратуру Узбекистана, сославшись на информацию о вылете заявителя в г. Ташкент, предоставленную властями Российской Федерации. По-видимому, она не получила ответа.

(b) Первый отказ в возбуждении уголовного дела и его отмена

108. В неустановленную дату следователь отдела полиции N 7 Управления Министерства внутренних дел по г. Нижнему Новгороду начал доследственную проверку обстоятельств исчезновения заявителя.

109. 6 декабря 2012 г. следователь решил не возбуждать уголовное дело в связи с происшествием. Представители заявителя не получили копии отказа.

110. 10 декабря 2012 г. Управление внутренних дел по Нижегородской области сообщило Е.З. Рябининой, что ее жалоба на исчезновение заявителя рассмотрена и принято решение "отказать в возбуждении уголовного дела и не заводить розыскное дело в отношении Эрмакова". Управление также отметило, что "в связи с уже существующим розыскным делом принимаются меры" по установлению местонахождения заявителя.

111. 12 декабря 2012 г. Ю.А. Сидоров просил администрацию СИЗО N 1 предоставить видеозаписи с камер видеонаблюдения следственного изолятора, чтобы установить точное время освобождения заявителя 2 ноября 2012 г., а также информировать его о ходе проверки и предоставить ему копии постановлений, вынесенных в ходе проверки.

112. 14 декабря 2012 г. прокурор Советского района г. Нижнего Новгорода отменил постановление от 10 декабря 2012 г. на основании неполноты проверки и распорядился провести дополнительную проверку обстоятельств исчезновения заявителя. Стороны не предоставили копию этого постановления.

(c) Второй отказ в возбуждении уголовного дела и его отмена

113. 24 декабря 2012 г. дело было направлено в Следственный отдел по Советскому району Следственного управления Следственного комитета по Нижегородской области (далее - Следственный отдел по Советскому району).

114. 29 декабря 2012 г. Следственный отдел по Советскому району запросил в службе безопасности аэропорта Домодедово видеозаписи камер видеонаблюдения аэропорта за 2 ноября 2012 г.

115. 23 января 2013 г. служба безопасности аэропорта сообщила следователям, что их запрос необходимо перенаправить в другую компанию - "ИТ-сервис Домодедово" <17> - и что в любом случае в соответствии с правилами внутреннего распорядка видеозаписи хранятся только 30 дней.

--------------------------------

<17> Возможно, имеется в виду ООО "ИТ-сервис", действительно находящееся в Домодедово (примеч. переводчика).

116. 8 февраля 2013 г. Следственный отдел по Советскому району отказал в возбуждении уголовного дела в связи с происшествием за отсутствием события преступления. Постановление было вынесено на основе следующих доказательств:

- объяснения Д., знакомого заявителя из г. Нижнего Новгорода, который сообщил, что не видел заявителя более года;

- объяснения Х., проживающей в г. Нижнем Новгороде, которая упоминалась в постановлении как сестра заявителя, она сказала в телефонном разговоре следователю, что ни она, ни ее родственники в Узбекистане не имеют сведений о местонахождении заявителя;

- информации Федеральной службы безопасности Российской Федерации о пересечении заявителем Государственной границы в аэропорту Домодедово и его вылете в г. Ташкент;

- объяснения сотрудников полиции, отвечавших за расследование по уголовному делу в отношении заявителя в Российской Федерации. Сотрудники сообщили, что до освобождения из-под стражи заявитель не высказывал страха по поводу похищения или иных угроз для его жизни;

- объяснения сотрудницы СИЗО N 1, дежурившей на пропускном пункте следственного изолятора 2 ноября 2012 г. Она хорошо запомнила заявителя, так как в тот день он был освобожден рано утром, что было нетипично для следственного изолятора. Она не знала, пришел ли кто-нибудь встречать заявителя при его освобождении, поскольку жалюзи на окнах пропускного пункта в это время суток закрыты, и она не могла видеть, что происходит за пределами ее рабочего места.

117. Представители заявителя утверждали, что не получали копию этого постановления. Оно было передано в Европейский Суд властями Российской Федерации 3 мая 2013 г.

118. 11 февраля 2013 г. заместитель начальника Следственного отдела по Советскому району отменил вышеуказанное постановление, отметив, что необходимо получить информацию из московского представительства "Узбекских авиалиний", а также материалы из Московской транспортной прокуратуры. Было дано распоряжение о проведении дополнительной проверки.

119. 12 февраля 2012 г. прокуратура Нижегородской области в ответ на запрос представителя заявителя от 12 декабря 2012 г. (см. § 111 настоящего Постановления) сообщила, что видеозаписи камер изолятора хранятся только 30 дней и более недоступны, а копии постановлений, вынесенных в ходе проверки, направлялись представителям своевременно.

(d) Третий отказ в возбуждении уголовного дела и последние данные о состоянии проверки

120. 17 февраля 2013 г. инспектор таможенной службы аэропорта Домодедово, отвечавший за досмотр пассажиров, проходивших через "зеленый коридор" 2 ноября 2012 г., дал письменные объяснения по требованию Следственного отдела по Советскому району. Он указал, что не помнит заявителя, и сообщил, что никаких внештатных ситуаций в тот день не произошло. Проанализировав учетные записи за эту дату, таможенная служба также отметила, что заявитель не декларировал какую-либо кладь перед вылетом.

121. 27 февраля 2013 г. Управление пограничного контроля Федеральной службы безопасности Российской Федерации сообщило в ответ на запрос следователей, что сотрудник пункта пропуска, дежуривший 2 ноября 2012 г., не помнит заявителя. Данный сотрудник пояснил, что, как правило, лица, пересекающие Государственную границу в аэропорту, подходят к стойке пункта пропуска без сопровождения. Если в исключительных случаях лицо сопровождают (например, по медицинским показаниям или в случае выдворения иностранного гражданина правоохранительными органами), контролер должен доложить об этом своему начальнику. В указанную дату подобные сообщения не поступали.

122. 11 марта 2013 г. Следственный отдел по Советскому району вновь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления. В дополнение к информации, содержащейся в постановлении от 8 февраля 2013 г. (см. § 116 настоящего Постановления), следователь сослался на объяснение помощника начальника следственного изолятора, который заявил, что он освобождал заявителя, но не помнит его. В постановлении также содержалась ссылка на ответ "Узбекских авиалиний" (см. § 95 настоящего Постановления), на информацию, полученную из Управления пограничного контроля Федеральной службы безопасности Российской Федерации и от таможенной службы аэропорта Домодедово (см. §§ 120 - 121 настоящего Постановления), а также на информацию, предоставленную Национальным бюро Интерпола (см. § 96 настоящего Постановления). Рассмотрев все вышеуказанные материалы, следователь пришел к выводу, что отсутствуют доказательства того, что заявитель был похищен. 28 марта 2013 г. Ю.А. Сидоров был уведомлен об этом отказе.

123. 15 марта 2013 г. заместитель начальника Следственного отдела по Советскому району распорядился о возобновлении проверки и указал на необходимость опроса заявителя. По-видимому, проверка все еще продолжается.

(e) Процессуальные меры, принятые в рамках уголовного разбирательства против заявителя в Российской Федерации

124. Дважды, 23 ноября 2012 г. и 25 декабря 2012 г., Нижегородский областной суд откладывал слушания по жалобе заявителя на обвинительный приговор от 7 сентября 2012 г. в связи с неявкой заявителя. Суд не усмотрел доказательств надлежащего уведомления заявителя о рассмотрении его дела и назначил новое заседание на 25 декабря 2012 г., направив повестки по адресу, по которому заявитель содержался под домашним арестом в г. Нижнем Новгороде, а также по месту постоянного жительства в г. Жалолкудуке Андижанской области Узбекистана. 25 декабря 2012 г. адвокат заявителя просил Нижегородский областной суд направить запрос в Генеральную прокуратуру Узбекистана для получения информации о местонахождении заявителя в целях направления ему повесток по поводу кассационного разбирательства по его приговору в Российской Федерации, но ходатайство было отклонено судом.

125. После рассмотрения жалобы и вступления приговора в силу (см. § 78 настоящего Постановления) 10 февраля 2013 г. Нижегородский областной суд направил копию кассационного определения в военную комиссию <18> Жалокудукского района Андижанской области Узбекистана для ее сведения.

--------------------------------

<18> Компетенция этого органа в постановлении и причины его информирования областным судом в Постановлении не раскрываются (примеч. переводчика).

II. Соответствующее внутригосударственное

законодательство и практика

A. Разбирательство о выдаче и разбирательство

о признании беженцем

126. Статья 3 Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 г. (CETS N 024), стороной которой является Российская Федерация, предусматривает следующее:

"Выдача не осуществляется, если преступление, в отношении которого она запрашивается, рассматривается запрашиваемой Стороной в качестве политического преступления или в качестве преступления, связанного с политическим преступлением.

То же правило применяется и в том случае, если запрашиваемая Сторона имеет существенные основания полагать, что просьба о выдаче в связи с обычным уголовным преступлением была сделана с целью судебного преследования или наказания лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями или что положению этого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин...

Настоящая статья не затрагивает какие-либо обязательства, которые Договаривающиеся Стороны могли или могут принять в соответствии с любой другой международной конвенцией многостороннего характера" <19>.

--------------------------------

<19> Европейский Суд цитирует пункты 1, 2 и 4 указанной Конвенции (примеч. переводчика).

127. При передаче ратификационной грамоты 10 декабря 1999 г. Российская Федерация сделала следующее заявление:

"Российская Федерация исходит из того понимания, что положения статьи 3 Конвенции должны применяться таким образом, чтобы обеспечить неотвратимость ответственности за совершение преступлений, подпадающих под действие Конвенции.

Российская Федерация исходит из того понимания, что законодательство Российской Федерации не содержит понятия "политические преступления". Во всех случаях при решении вопроса о выдаче Российская Федерация не будет рассматривать в качестве "политических преступлений" или "преступлений, связанных с политическими преступлениями" наряду с преступлениями, указанными в статье 1 Дополнительного протокола 1975 года к Европейской конвенции о выдаче 1957 года, в частности, следующие деяния:

...h... иные сравнимые преступления, предусмотренные в многосторонних международных договорах, участником которых является Российская Федерация".

128. Краткий обзор иных положений по поводу разбирательств о выдаче и разбирательств о признании беженцем см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Зохидов против Российской Федерации" (Zokhidov v. Russia) от 5 февраля 2013 г., жалоба N 67286/10 <20>, §§ 77 - 83 и 102 - 106 соответственно.

--------------------------------

<20> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 4/2013.

B. Меры пресечения и их обжалование

1. Домашний арест

(a) Положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, действовавшие в период, относящийся к обстоятельствам дела

129. Часть 1 статьи 107 <21> УПК РФ, действовавшая в период, относящийся к обстоятельствам дела, предусматривала, что домашний арест заключается в ограничении свободы передвижения обвиняемого, а также 1) общения с определенными лицами, 2) отправки и получения почтово-телеграфных отправлений, 3) использования иных средств связи. Подозреваемый или обвиняемый может быть помещен под домашний арест на основаниях и в соответствии с процедурой, определенной статьей 108 УПК РФ (заключение под стражу - см. §§ 135 и 140 настоящего Постановления), с надлежащим учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и иных обстоятельств (часть 2 статьи 107). В постановлении о помещении подозреваемого или обвиняемого под домашний арест должны быть указаны установленные ограничения и орган исполнительной власти, который должен осуществлять контроль за соблюдением ограничений (часть 3 статьи 107 <22>).

--------------------------------

<21> А также частично часть 7 той же статьи (примеч. переводчика).

<22> Точнее часть 9 той же статьи. Что касается определения органа, в части 10 указано, что такой контроль осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных (примеч. переводчика).

(b) Практика Конституционного Суда Российской Федерации и последующее изменение статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

130. Определением от 27 января 2011 г. N 9-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, предусматривая меру пресечения в виде домашнего ареста в качестве альтернативы заключению под стражу и закрепляя правила исчисления окончания срока домашнего ареста, уголовно-процессуальный закон предполагает установление в постановлении или определении суда об избрании данной меры пресечения срока продолжительности домашнего ареста, который должен быть конкретным и разумным (пункт 2.1 Определения).

131. Постановлением от 6 декабря 2011 г. N 27-П Конституционный Суд Российской Федерации напомнил прецедентную практику Европейского Суда о том, что различие между лишением свободы и ограничением свободы является вопросом степени или интенсивности, а не природы или сущности (пункт 2 Постановления). Проанализировав совокупность применимых положений УПК РФ, регулирующих домашний арест и содержание под стражей, а также природу ограничений, применяемых к лицу в рамках домашнего ареста, Конституционный Суд Российской Федерации, в частности, нашел, что домашний арест, как и содержание под стражей, связан с принудительным нахождением подозреваемого, обвиняемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением исполнения им служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с другими лицами. Следовательно, домашний арест предполагает непосредственное ограничение самого права на физическую свободу и личную неприкосновенность. Следовательно, процессуальные гарантии в случае домашнего ареста должны быть такими же, которые применяются к содержанию под стражей (пункт 3 Постановления).

132. Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что статья 107 УПК РФ, действовавшая в период, относящийся к обстоятельствам дела, не указывала предельной продолжительности домашнего ареста и не содержала указаний в отношении применения и продления сроков домашнего ареста. Конституционный Суд Российской Федерации указал следующее (пункт 4 Постановления):

"...Следовательно, положения статьи 107 УПК РФ - как сами по себе, так и во взаимосвязи с другими положениями данного Кодекса, - порождают неопределенность в вопросе и о продолжительности домашнего ареста, и о порядке его продления, и о сроке, по истечении которого дальнейшее продление невозможно, и тем самым позволяют устанавливать временные пределы ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность в произвольном порядке и исключительно по [правоприменительному] решению...".

133. Конституционный Суд Российской Федерации признал не соответствующими Конституции Российской Федерации положения статьи 107 УПК РФ в той мере, в какой они не конкретизируют срок, на который избирается мера пресечения в виде домашнего ареста, не определяют основания и порядок его продления и не ограничивают предельную продолжительность нахождения лица под домашним арестом.

134. 7 декабря 2011 г. и 11 марта 2013 г. в статью 107 УПК РФ были внесены изменения. В настоящее время часть 2 статьи 107 УПК РФ предусматривает, что домашний арест избирается на срок до двух месяцев. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном статьей 109 УПК РФ. Часть 2.1 статьи 107 УПК РФ предусматривает, что в срок домашнего ареста засчитывается время содержания под стражей, совокупный срок домашнего ареста и содержания под стражей независимо от того, в какой последовательности данные меры пресечения применялись, и он не должен превышать предельный срок содержания под стражей, установленный статьей 109 УПК РФ.

2. Заключение под стражу

135. Заключение под стражу применяется по судебному решению на основании ходатайства следователя или прокурора в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (части 1 и 3 статьи 108 УПК РФ).

136. Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать двух месяцев (часть 1 статьи 109 УПК РФ). Этот срок может быть продлен судьей на срок до шести месяцев (часть 2 статьи 109 УПК РФ). Срок содержания под стражей может быть продлен до 12 месяцев или, при исключительных обстоятельствах, до 18 месяцев только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений (часть 3 статьи 109 УПК РФ). Продление срока содержания под стражей по истечении 18 месяцев не допускается, и заключенный подлежит немедленному освобождению (часть 4 статьи 109 УПК РФ).

137. В общий срок содержания под стражей также засчитывается время домашнего ареста (пункт 2 части 10 статьи 109 УПК РФ).

138. Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения. Отмена или изменение меры пресечения производятся по постановлению следователя, прокурора либо по определению суда (статья 110 УПК РФ).

139. Краткий обзор иных относимых положений УПК РФ см. в упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу "Зохидов против Российской Федерации", § 94.

3. Обжалование меры пресечения

140. Часть 11 статьи 108 УПК РФ предусматривает, что постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение трех суток со дня его вынесения. Решение вышестоящего суда об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению.

141. Глава 45 УПК РФ, действовавшая в период, относящийся к обстоятельствам дела, устанавливала порядок обжалования. Статья 373 УПК РФ, действовавшая в период, относящийся к обстоятельствам дела, определяла пределы рассмотрения жалобы судом кассационной инстанции. Она предусматривала, что суд кассационной инстанции проверяет по кассационным жалобам законность, обоснованность и справедливость приговора или иного решения суда первой инстанции. Суд кассационной инстанции также мог непосредственно оценивать доказательства, включая дополнительные материалы, представленные участниками производства (части 4 и 5 статьи 377 УПК РФ, действовавшие в период, относящийся к обстоятельствам дела).

142. Согласно части 1 статьи 378 УПК РФ, действовавшей в период, относящийся к обстоятельствам дела, суд кассационной инстанции может принимать следующие решения: (1) отклонить жалобу и оставить без изменения приговор или иное решение суда первой инстанции, (2) отменить приговор или иное решение и прекратить дело, (3) отменить приговор или иное решение и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, (4) изменить приговор или иное решение, принятое судом первой инстанции.

143. Основания для отмены или изменения судебного решения возникают, если нарушения уголовно-процессуального закона путем лишения или ограничения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным способом повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора (статья 381 УПК РФ, действовавшая в период, относящийся к обстоятельствам дела).

C. Ходатайства

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть 3 статьи 119 Уголовно-процессуального кодекса РФ, а не статьи 120.

144. В соответствии с главой 15 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель вправе заявить ходатайство о принятии процессуальных решений для обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство (часть 1 статьи 119 УПК РФ). Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу, в частности, в суде (часть 1 статьи 120 УПК РФ). Оно может быть подано также прокурором (часть 3 статьи 120 УПК РФ).

D. Обжалование незаконных действий должностных лиц

145. Глава 16 УПК РФ ("Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство") предусматривает судебную проверку решений и действий или бездействия следователя или прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства (часть 1 статьи 125).

146. Глава 25 ГПК РФ устанавливает порядок обжалования в суд решений, действий или бездействия государственных органов и должностных лиц. Гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, если считает, что нарушены его права и свободы. Гражданин вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти или к должностному лицу (статья 254 ГПК РФ). Решения, действия (бездействие) могут обжаловаться в порядке гражданского судопроизводства, если ими, в частности, нарушены права и свободы гражданина или созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод (статья 255 ГПК РФ). Гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

E. Положения, регулирующие ведение полицейских баз данных

147. Краткий обзор правовых положений по поводу базы данных под кодовым названием "Розыск-Магистраль", устанавливающих порядок ее использования, см. в Постановлении Европейского Суда по делу "Шимоволос против Российской Федерации" (Shimovolos v. Russia) от 21 июня 2011 г., жалоба N 30194/09, §§ 40 - 41 <23>.

--------------------------------

<23> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 1/2012.

F. Порядок выезда из Российской Федерации

148. Пункт 1 статьи 28 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" предусматривает, что выезд иностранца из Российской Федерации может быть ограничен, если против него возбуждено уголовное дело, до окончательного разрешения последнего.

III. Международные материалы

A. Доклады об Узбекистане

149. Краткое изложение последних докладов органов ООН и неправительственных организаций о ситуации в Узбекистане см. в упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу "Зохидов против Российской Федерации", §§ 107 - 113.

B. Предварительные меры и обязанность сотрудничества

с Европейским Судом

150. Краткий обзор документов Совета Европы об обязанности сотрудничества с Европейским Судом, праве обращения в Европейский Суд и предварительных мерах см. в упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу "Савриддин Джураев против Российской Федерации", §§ 108 - 120.

C. Решения комитета министров в соответствии со статьей 46Конвенции по сходным делам относительно Российской Федерации

151. Краткий обзор решений Комитета министров в соответствии со статьей 46 Конвенции по сходным делам относительно Российской Федерации, вынесенных с 8 марта 2012 г. по 7 марта 2013 г., см. в упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу "Савриддин Джураев против Российской Федерации", §§ 121 - 126.

152. На 1176-м заседании постоянных представителей министров, состоявшемся 10 июля 2013 г., Комитет министров принял следующее решение в связи с еще одним происшествием с исчезновением заявителя, в отношении которого Суд указал на предварительную меру (CM/Del/Dec(2013)1176/H46-2E):

"...Представители,

напоминая решения, принятые на их 1164-м заседании (5 - 7 марта 2013 г.) (DH) и 1172-м заседании (4 - 6 июня 2013 г.) (DH) по группе дел Гарабаева (см. перечень, приведенный ниже),

1) отметили с серьезной озабоченностью сообщение о еще одном происшествии с похищением и незаконным перемещением заявителя, находящегося под защитой предварительной меры, указанной Европейским Судом в соответствии с правилом 39 [...]

2) решительно настаивали на том, чтобы это происшествие и судьба заявителя как можно скорее были разъяснены;

3) соответственно вновь настаивали на неотложной необходимости принятия текущих мер для обеспечения немедленной и эффективной защиты заявителей в подобной ситуации от похищений и незаконных перемещений за пределы территории государства;

4) напомнили в этом контексте о письме, направленном председателем Комитета министров в Министерство иностранных дел Российской Федерации;

5) согласились рассмотреть предварительную резолюцию в свете принятых мер, включая пересмотренный план действий, представленный властями Российской Федерации, данный текст будет разослан в порядке изменений, внесенных в проект повестки 1179-го заседания (24 - 26 сентября 2013 г.) (DH)...".

Право

I. Установление фактов

153. Ввиду несовпадения позиций сторон по поводу событий 2 ноября 2012 г. Европейский Суд должен начать рассмотрение дела с установления относимых фактов.

A. Доводы сторон

154. Представители заявителя полагали, что заявитель был похищен и перемещен в Узбекистан против его воли. Со ссылкой на характер обвинений против заявителя и его страха по поводу, что в случае перемещения на родину он будет похищен и подвергнут жестокому обращению, они считали невозможным, что заявитель добровольно выехал в г. Ташкент, не сказав ни слова своим адвокатам. Они выражали тревогу в связи с тем, что заявитель не позвонил своему адвокату после освобождения, как было предусмотрено ими, и предположили, что свобода передвижения и общения заявителя, по-видимому, была ограничена. Кроме того, они указали на некоторые обстоятельства, свидетельствовавшие о том, что он не выехал в Узбекистан добровольно: авиабилеты были приобретены в г. Ташкенте с использованием старого паспорта заявителя, он не смог бы переехать в г. Москву из г. Нижнего Новгорода, поскольку в момент событий был включен в список разыскиваемых лиц и потому был бы остановлен властями, если бы попытался купить билет на самолет или поезд. Кроме того, при освобождении у него не было денег и зимней одежды. Они заключили, что заявитель мог быть только перемещен в г. Москву и далее в г. Ташкент неизвестными лицами и против его воли.

155. Они также утверждали, что поведение властей Российской Федерации до и после исчезновения заявителя свидетельствовало об их осведомленности о его похищении и принудительной репатриации и причастности к ним. Они, в частности, отмечали особенности освобождения заявителя из-под стражи. Его освобождение происходило под полным контролем представителей государства, и власти организовали его в обход обычного порядка и умышленно воспрепятствовали присутствию адвоката в день исчезновения заявителя. Что касается событий в аэропорту Домодедово, очевидно, что заявитель не мог бы пересечь Государственную границу Российской Федерации свободно и без сопровождения. Он был внесен в список разыскиваемых лиц Интерпола, и его розыск в Российской Федерации не был прекращен, кроме того, он являлся иностранным гражданином, против которого в Российской Федерации осуществлялось уголовное разбирательство. Любой из этих факторов в отдельности повлек бы задержание заявителя властями или, по крайней мере, при обычном ходе событий он был бы задержан для дополнительной проверки. Представители заявителя также утверждали, ссылаясь на письмо секретаря Европейского Суда от 25 января 2012 г. и ответ на него властей, что все компетентные органы, включая пограничную службу, хорошо знали об угрозах, которым подвергался заявитель, и пересечение им Государственной границы Российской Федерации должно было вынудить компетентные органы задержать заявителя для дальнейшей проверки. Они пришли к выводу, что либо власти умышленно допустили пересечение заявителем границы без требуемых формальностей, либо он был посажен на самолет, вылетающий в Узбекистан, без соблюдения существующего порядка.

156. Представители заявителя предложили Европейскому Суду сделать следующие выводы из поведения властей. Во-первых, власти Российской Федерации не провели тщательного расследования после исчезновения заявителя, так как спустя несколько месяцев после происшествия основные обстоятельства не были рассмотрены, а важные доказательства не были получены. Во-вторых, власти Российской Федерации своевременно не предоставили Европейскому Суду новые сведения о ходе расследования и даже информацию о местонахождении заявителя. Они оспорили достоверность заявления властей Российской Федерации, что заявитель не внесен в базу данных "Розыск-Магистраль" и что пограничная служба не осуществляет регистрацию лиц, пересекающих Государственную границу Российской Федерации. Представители заявителя подчеркнули, что власти Российской Федерации не рассмотрели таких важных аспектов дела, например, как транспортные средства, на которых заявитель прибыл в г. Москву, или документы, использованные заявителем для пересечения границы.

157. Власти Российской Федерации оспорили эту версию событий. Они утверждали, что 2 ноября 2012 г. заявитель был освобожден из-под стражи, как того требует национальное законодательство. Они отрицали какую-либо ответственность за судьбу заявителя после его освобождения и подтвердили, что заявитель не был передан Узбекистану в рамках разбирательства о выдаче. Власти Российской Федерации подчеркнули, что расследование обстоятельств исчезновения заявителя продолжается и не получено никаких доказательств, свидетельствующих о том, что заявитель выехал из Российской Федерации в Узбекистан против своей воли.

B. Мнение Европейского Суда

1. Общие принципы

158. В делах, в которых имеются противоречивые сведения о событиях, Европейский Суд при установлении фактов неизбежно сталкивается с теми же трудностями, которые испытывает любой суд первой инстанции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Эль Масри против Македонии" (El Masri v. "former Yugoslav Republic of Macedonia") от 13 декабря 2012 г., жалоба N 39630/09, § 151). Европейский Суд сознает субсидиарный характер своих функций и должен проявлять осторожность при принятии на себя роли суда первой инстанции, устанавливающего факты, когда это не представляется неизбежным с учетом обстоятельств конкретного дела. Тем не менее, когда заявитель ссылается на статью 3 Конвенции, Европейский Суд обязан осуществлять особенно тщательную проверку, даже если определенные внутригосударственные разбирательства и расследования уже имели место (см. с дополнительными отсылками упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Эль Масри против Македонии", § 155).

159. При оценке доказательств Европейский Суд применяет стандарт доказывания "вне всякого разумного сомнения" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Орхан против Турции" (Orhan v. Turkey) от 18 июня 2002 г., жалоба N 25656/94, § 264). В то же время его целью никогда не являлось заимствование подхода национальных правовых систем, которые применяют этот стандарт. Роль Европейского Суда заключается в вынесении решений по поводу не уголовной или гражданско-правовой ответственности, а ответственности государств-участников на основании Конвенции. Особенности его задачи в соответствии со статьей 19 Конвенции - гарантировать соблюдение участвующими государствами их обязательств по обеспечению фундаментальных прав, закрепленных Конвенцией, - обусловливает его подход к вопросам доказывания и доказательств. При разбирательстве дела в Европейском Суде отсутствуют процессуальные препятствия для приемлемости доказательств или предустановленный порядок их оценки. Он принимает выводы, которые, по его мнению, подтверждены свободной оценкой всех доказательств, включая выводы, которые могут следовать из фактов и доводов сторон. Согласно его прецедентной практике доказывание может строиться на совокупности достаточно надежных, четких и последовательных предположений или аналогичных неопровергнутых фактических презумпций. Кроме того, степень убедительности, необходимая для достижения конкретного вывода, и, в этой связи, распределение бремени доказывания по существу связаны с особенностями фактов, характером высказанных утверждений и конвенционным правом, о котором идет речь (см. с дополнительными отсылками Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Начова и другие против Болгарии" (Nachova and Others v. Bulgaria), жалобы N 43577/98 и 43579/98, § 147, ECHR 2005-VII), Постановление Европейского Суда по делу "Искандаров против Российской Федерации" (Iskandarov v. Russia) от 23 сентября 2010 г., жалоба N 17185/05, § 107 <24>, и упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Эль-Масри против Македонии", § 151).

--------------------------------

<24> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2011.

160. Европейский Суд также признавал, что конвенционное разбирательство не во всех случаях характеризуется строгим применением принципа affirmanti incumbit probatio <25>. При определенных обстоятельствах, если события полностью или в основном находятся в исключительном ведении властей, можно считать, что на властях лежит бремя доказывания с целью предоставить достаточные и убедительные объяснения (см., в частности, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Салман против Турции" (Salman v. Turkey), жалоба N 21986/93, § 100, ECHR 2000-VII, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Искандаров против Российской Федерации", § 108). Если сторона не представляет доказательства или информацию, запрошенные Европейским Судом, или не раскрывает соответствующую информацию по собственной инициативе или иным способом уклоняется от эффективного участия в разбирательстве, Европейский Суд может принимать меры, которые считает необходимыми (пункт 1 правила 44C Регламента Суда).

--------------------------------

<25> Affirmanti incumbit probatio (лат.) - принцип, согласно которому доказывание возлагается на утверждающего (примеч. переводчика).

2. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

161. Европейский Суд отмечает, что стороны не пришли к согласию относительно способа, в результате которого заявитель оказался в Узбекистане 2 ноября 2012 г., в двух основных пунктах: добровольности его поездки на родину и причастности властей Российской Федерации к его перемещению в Узбекистан.

162. Европейский Суд прежде всего отмечает, что стороны не могли связаться с заявителем, потому он не мог представить описание событий 2 ноября 2012 г. (см. противоположный пример в Постановлении Европейского Суда по делу "Абдулхаков против Российской Федерации" (Abdulkhakov v. Russia) от 2 октября 2012 г., жалоба N 14743/11, §§ 54 - 60 и 120 <26>, и упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу "Савриддин Джураев против Российской Федерации", § 37 - 41 и 131), и до настоящего времени очевидцы предполагаемого захвата заявителя установлены не были. Однако не оспаривается, что представители потеряли контакт с заявителем после его освобождения из содержания под стражей в 6.00 в г. Нижнем Новгороде и что вечером в ту же дату заявитель вылетел из г. Москвы в г. Ташкент.

--------------------------------

<26> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 3/2013.

163. Что касается ситуации заявителя после его выезда из Российской Федерации, Европейский Суд учитывает, что власти Российской Федерации не могли представить информацию о его местонахождении. Однако согласно письму властей Узбекистана от 4 апреля 2013 г. заявитель содержится в следственном изоляторе в Андижане (см. § 100 настоящего Постановления). В отсутствие дополнительных разъяснений Европейский Суд не усматривает причин для недоверия к этому документу и находит установленным, что вскоре после своего возвращения на родину, не позднее 1 декабря 2012 г., заявитель был задержан и заключен под стражу в Узбекистане. На основании этих предпосылок Европейский Суд рассмотрит ключевые элементы дела.

164. Представители заявителя категорически исключали возможность того, что он добровольно отправился в Узбекистан и сдался узбекским властям. Власти Российской Федерации не выдвинули довода или доказательств против этого аргумента, но ограничились указанием на отсутствие данных о недобровольном выезде заявителя из Российской Федерации.

165. Европейский Суд учитывает, что против заявителя были выдвинуты серьезные обвинения в Узбекистане, где в отношении него был выдан ордер на арест (см. §§ 13 - 16 настоящего Постановления). Он последовательно выдвигал довод о том, что боится, что в случае возвращения в Узбекистан будет подвергнут жестокому обращению в различных национальных разбирательствах (см. §§ 22, 26, 30, 34, 37, 39, 41 и 190 настоящего Постановления). В 2010 году он обратился в Европейский Суд с ходатайством о применении предварительной меры в виде приостановления его выдачи (см. § 4 настоящего Постановления). Его интерес в поддержании жалобы, поданной в Европейский Суд, дополнительно подтверждается рукописным обращением от 2 июля 2011 г. (см. § 80 настоящего Постановления). Наконец, обращаясь к событиям, непосредственно предшествующим его освобождению из-под стражи в Российской Федерации, Европейский Суд не находит оснований не доверять утверждению представителя заявителя о том, что 26 октября 2011 г., менее чем за неделю до его исчезновения, заявитель выражал тревогу по поводу задержания и перемещения в Узбекистан после своего освобождения из-под стражи. При таких обстоятельствах Европейский Суд не может согласиться с доводом властей Российской Федерации о том, что заявитель внезапно изменил свое мнение и добровольно отправился в Узбекистан, пока не будут представлены другие доказательства.

166. Европейский Суд не может не признать, что версия происшествия, изложенная властями Российской Федерации, плохо согласуется с информацией и доказательствами, собранными сторонами в отношении различных важных аспектов этого дела, которые будут рассмотрены далее.

(a) Объявление заявителя в розыск

167. Европейский Суд считает существенным прежде всего отметить, что согласно данным, полученным от Национального центрального бюро Интерпола в Российской Федерации, на которые ссылались в национальном разбирательстве и которые не оспаривались сторонами, имя заявителя было включено в перечень разыскиваемых Интерполом лиц до 1 декабря 2012 г. Розыск заявителя в Российской Федерации не прекращался до получения информации о его задержании (см. § 96 настоящего Постановления). Европейский Суд также учитывает письмо из Управления внутренних дел по Нижегородской области от 10 декабря 2012 г. о том, что розыск заявителя проводился в связи с уже существующим розыскным делом (см. § 110 настоящего Постановления). В отсутствие дополнительных разъяснений Европейский Суд не находит причин сомневаться в том, что на дату освобождения заявителя из-под стражи и выезда в Узбекистан 2 ноября 2012 г. его имя по-прежнему было внесено в перечень трансграничного розыска и его розыск в Российской Федерации на основании действующего ордера на арест, выданного властями Узбекистана, не был прекращен.

(b) Противоречивая информация о приобретении авиабилетов

168. На начальной стадии разбирательства власти Российской Федерации, как можно было понять, утверждали со ссылкой на справку, выданную Федеральной службой безопасности Российской Федерации, что заявитель сам приобрел авиабилеты (во множественном числе, как указывалось в вышеупомянутой справке) в г. Ташкент с использованием своего нового паспорта гражданина Узбекистана (см. § 90 настоящего Постановления). Однако эта информация противоречила выводам, сделанным на более поздней стадии внутригосударственного разбирательства и не оспаривавшимся властями Российской Федерации в тот момент, о том, что авиабилет заявителя был выдан в г. Ташкенте (Узбекистан) на основании формы N 1 гражданина Узбекистана, исходящей из Жалокудукского районного отдела внутренних дел Андижанской области (см. § 95 настоящего Постановления). Власти Российской Федерации не учитывали явное противоречие двух версий. В любом случае, если отдается предпочтение второй версии и даже при том, что копия данной формы N 1 была доступна как властям Российской Федерации и представителям заявителя (см. § 17 настоящего Постановления), власти Российской Федерации не объяснили, как заявитель, содержавшийся под стражей в Российской Федерации до раннего утра 2 ноября 2012 г., мог приобрести билеты в г. Ташкент с использованием этой формы, внутренней анкеты для обмена паспорта и тем более сделать это на основании старого паспорта, который утратил силу в 2007 году и был возвращен ему властями Узбекистана в обмен на новый (см. § 9 настоящего Постановления). Точно так же, если принять первоначальные объяснения властей Российской Федерации, остается неясным, как заявитель мог купить билеты на международный авиарейс сразу после своего освобождения на основании нового паспорта при отсутствии денег (см. §§ 75 и 85 настоящего Постановления) и без установления его личности полицией во время приобретения билетов (см. § 166 настоящего Постановления). Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд склонен согласиться с объяснениями представителей заявителей о том, что авиабилеты не были приобретены заявителем. Это обстоятельство само по себе уже ставит под сомнение последовательность версии властей Российской Федерации по поводу происшествия.

(c) Обстоятельства освобождения заявителя

169. Обстоятельства освобождения заявителя 2 ноября 2012 г. вызывают дополнительные сомнения в достоверности версии, изложенной властями Российской Федерации. Власти Российской Федерации могут быть поняты как утверждающие, что после освобождения заявитель уже не находился под контролем властей. Европейский Суд не может согласиться с этой линией доказывания.

170. Прежде всего он отмечает, что освобождение состоялось в необычно раннее время, в 6.00 (см. § 85 настоящего Постановления), то есть в нерабочее время для изолятора. Сотрудница следственного изолятора явно помнила заявителя именно по той причине, что столь ранее освобождение было редким и исключительным событием для данного учреждения (см. § 116 настоящего Постановления). Во-вторых, не оспаривалось сторонами, что адвокат заявителя в эту дату прибыл в СИЗО N 1, чтобы встретиться с клиентом, но его не пустили в помещение, не позволили встретиться с заявителем и даже не сообщили, что он освобожден (см. §§ 86 - 87 настоящего Постановления). При таких обстоятельствах Европейский Суд вынужден заключить, что освобождение заявителя было умышленно организовано властями Российской Федерации в отсутствие адвоката или, например, родственников или, по крайней мере, без их своевременного уведомления.

171. Тот факт, что все контакты с заявителем были немедленно потеряны после его освобождения, только усиливает вышеупомянутые подозрения, и власти Российской Федерации не предоставили разумного объяснения в этой части. Например, власти, получив сообщение о похищении и исчезновении заявителя при подозрительных обстоятельствах, могли как минимум своевременно изъять и сохранить видеозаписи камер наблюдения вокруг изолятора, но не сделали этого (см. § 119 настоящего Постановления). Европейский Суд делает выводы из уклонения властей от обеспечения ценных доказательств, которые могли прояснить обстоятельства происшествия, или принять иные значимые меры для проверки того, встречал ли кто-то заявителя за пределами изолятора, когда он уходил из него, хотя бы в непосредственной близости от изолятора.

(d) Уклонение властей от сбора или предоставления информации о поездке заявителя из г. Нижнего Новгорода в г. Москву

172. Не оспаривается, что вечером того же дня заявитель оказался в аэропорту Домодедово, более чем за 400 км от г. Нижнего Новгорода. Представители заявителя категорически отрицали возможность того, что заявитель выехал в г. Москву самостоятельно, без денег и зимней одежды и не был бы задержан полицией при попытке приобретения билетов на поезд или самолет. Поэтому они настаивали на том, что заявителя, вероятно, должно было перевезти в г. Москву другое лицо или лица против его воли.

173. Власти Российской Федерации не опровергли сколько-нибудь обоснованно эти утверждения и не выдвинули собственной версии событий, хотя имели для этого возможности и ресурсы. Действительно, 4 декабря 2012 г. Европейский Суд прямо предложил им указать транспорт, использованный заявителем для поездки из г. Нижнего Новгорода в г. Москву 2 ноября 2012 г., и предоставить соответствующие документы, например, данные учета соответствующего воздушного или железнодорожного перевозчика (см. § 92 настоящего Постановления). Вновь не оспаривается, что запрошенная информация относилась к сфере исключительного ведения властей. Однако Европейский Суд не получил ответа на свой запрос. Вместо этого власти Российской Федерации ограничились утверждением о том, что имя заявителя не было внесено в базу данных "Розыск-Магистраль". Европейский Суд с озабоченностью отмечает, что власти Российской Федерации не предоставили документов в поддержку своей версии. Кроме того, это объяснение выглядит тем более удивительным, что, как власти Российской Федерации указывали в одном из более ранних дел, рассматривавшихся Европейским Судом (см. § 147 настоящего Постановления), система "Розыск-Магистраль" была разработана специально для содействия выявлению подозреваемых в совершении преступлений, объявленных в розыск. При таких обстоятельствах допущение того, что имя заявителя по каким-то причинам не было внесено в базу данных в момент происшествия - версия, благоприятная для властей Российской Федерации, - не может не вызывать дополнительных подозрений относительно обстоятельств происшествия 2 ноября 2012 г. Вместе с тем представляется, что вопрос о том, каким образом заявитель попал из г. Нижнего Новгорода в аэропорт Домодедово, не рассматривался следствием на внутригосударственном уровне. Также Европейский Суд придает большое значение длящемуся уклонению властей Российской Федерации от объяснения обстоятельств поездки заявителя в г. Москву и делает из этого соответствующие выводы.

(e) Пересечение Государственной границы Российской Федерации в аэропорту Домодедово

174. Имея все вышеизложенное в виду, Европейский Суд обратится к еще одному решающему аспекту происшествия, а именно поездке заявителя из Российской Федерации в г. Ташкент через аэропорт Домодедово. Власти Российской Федерации указывали со ссылкой на справку, выданную Управлением пограничного контроля Федеральной службы безопасности Российской Федерации, что заявитель воспользовался регулярным рейсом "Узбекских авиалиний", назначенным на эту дату.

175. Хотя представители заявителя не могли предоставить свидетельские показания в этом отношении, они утверждали, что перелет заявителя в Узбекистан через московский аэропорт Домодедово не мог произойти без ведома и пассивного или активного участия властей Российской Федерации. Они ссылались на ряд причин, по которым при обычном ходе событий заявитель не смог бы пересечь Государственную границу Российской Федерации, не будучи остановленным пограничниками, если бы он действительно пытался пересечь Государственную границу свободно и в соответствии с действующим порядком.

176. Европейский Суд учитывает объективные трудности, с которыми должны были столкнуться представители заявителя при получении доказательств в поддержку своих утверждений, поскольку данные события относились к сфере исключительного ведения властей. Их доводы в основном подкреплялись неопровергнутой презумпцией, которую Европейский Суд установил в Постановлениях по делу Искандарова (упоминавшемся выше, §§ 113 - 115) и Абдулхакова (упоминавшееся выше, §§ 125 - 127), что принудительное перемещение в государство, не являющееся участником Конвенции, самолетом из г. Москвы или прилегающего региона не могло иметь места без ведома и пассивной или активной причастности властей Российской Федерации. Европейский Суд не видит оснований для иного заключения в настоящем деле. Действительно, нельзя оспаривать, что в любом аэропорту, обслуживающем международные рейсы, действуют повышенные меры безопасности, остающиеся под постоянным контролем органов государства-ответчика и особенно государственной пограничной службы (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Савриддин Джураев против Российской Федерации", §§ 201 - 202, с дополнительными отсылками). Очевидно, что для попадания на борт самолета заявитель должен был пересечь Государственную границу Российской Федерации и, следовательно, пройти паспортный и таможенный контроль, организованный властями Российской Федерации.

177. Власти Российской Федерации подтвердили со ссылкой на "Центральный банк данных по учету иностранных граждан" Федеральной миграционной службы Российской Федерации, что заявитель пересек Государственную границу Российской Федерации на пропускном пункте в аэропорту Домодедово. Сотрудники аэропорта, дежурившие в момент происшествия, сообщили, что не помнят ни заявителя, ни "какой-либо внештатной ситуации" в эту дату.

178. Власти Российской Федерации не представили извлечения из реестра пограничного контроля, несмотря на запрос Европейского Суда. Они указывали со ссылкой на информацию Федеральной службы безопасности Российской Федерации, что такая база данных не существует. Европейский Суд не находит нужным рассматривать это объяснение отдельно с учетом следующего. Во-первых, он уже установил, что в момент происшествия заявитель числился в международном розыске, и его розыск в связи с ордером на арест в Узбекистане не был прекращен. Во-вторых, Европейский Суд учитывает твердые заверения властей Российской Федерации по поводу того, что приняты все необходимые меры в порядке исполнения предварительной меры по настоящему делу с целью исключения выдачи заявителя Узбекистану (см. §§ 79 и 82 настоящего Постановления). Власти Российской Федерации неоднократно подтверждали, что компетентным органам, предположительно включая и пограничную службу, были своевременно даны соответствующие указания.

179. При таких обстоятельствах Европейский Суд удивлен тем, что власти Российской Федерации не предоставили убедительного объяснения того, каким образом заявитель, находившийся в международном розыске, в отношении которого Европейским Судом указана предварительная мера, мог беспрепятственно пройти через пропускной пункт крупного московского аэропорта и не был, по крайней мере, остановлен. Представляется маловероятным, что такое пересечение границы не потребовало дополнительной проверки со стороны сотрудников пограничной службы, какой-либо формы объяснения или не представляло собой "внештатную ситуацию", вопреки версии, представленной властями Российской Федерации.

180. Этот явный пробел в доводах властей Российской Федерации усугубляется тем, что они не смогли своевременно предоставить соответствующие доказательства, подтверждающие их версию событий. Достаточно упомянуть, что первый запрос о выдаче видеозаписей с камер видеонаблюдения аэропорта был сделан следователями 29 декабря 2012 г., то есть явно по прошествии 30-дневного срока их хранения (см. § 114 настоящего Постановления), и что сотрудники крупного международного аэропорта дали показания о событиях 2 ноября 2012 г. спустя почти три месяца после событий (см. §§ 120 и 121 настоящего Постановления). Информация о документе, который использовал заявитель при пересечении границы, не была раскрыта, а члены экипажа соответствующего рейса не были допрошены. Европейский Суд вынужден сделать выводы из поведения властей в настоящем деле. Действительно, объяснения властей Российской Федерации не опровергают утверждения представителей заявителя о том, что либо власти умышленно пропустили заявителя через Государственную границу Российской Федерации, хотя он находился в розыске, и вопреки указаниям, которые были даны им после применения предварительной меры, указанной Европейским Судом, либо он был принят на борт самолета, вылетавшего в Узбекистан в обход обычных формальностей. Несмотря на то, что Европейский Суд не может принять любую из вышеизложенных версий вне всякого разумного сомнения в отсутствие дополнительной информации о событиях, которые произошли в аэропорту вечером 2 ноября 2012 г., он считает невозможным согласиться с тем, что вывоз заявителя на борту самолета через Государственную границу Российской Федерации мог иметь место без разрешения или, по крайней мере, молчаливого согласия представителей государства, ответственных за аэропорт Домодедово.

(f) Контекст настоящего дела

181. Наконец Европейский Суд должен рассмотреть настоящее дело в контексте и с учетом, в частности, неоднократных исчезновений лиц, подлежащих выдаче из Российской Федерации в Таджикистан или Узбекистан, и их последующее появление на родине под стражей в милиции (см. § 81 настоящего Постановления). Регулярная повторяемость подобных происшествий, которым отсутствуют адекватные объяснения властей, дополнительно подкрепляет версию фактов, изложенную Европейскому Суду представителями заявителя.

(g) Заключение

182. С учетом вышеизложенного Европейский Суд приходит к выводу, что версия событий, представленная заявителем, является доказуемой и что бремя доказывания должно быть возложено на государство-ответчика. Поскольку власти Российской Федерации, как указывалось выше, не опровергли версию происшествия, представленную представителями заявителя, Европейский Суд считает установленным, что (a) заявитель не выехал из Российской Федерации в Узбекистан добровольно, а был принудительно перемещен в Узбекистан неизвестным лицом или лицами после его освобождения из СИЗО N 1 в г. Нижнем Новгороде 2 ноября 2012 года, и (b) его перемещение через Государственную границу Российской Федерации в аэропорту Домодедово было осуществлено с разрешения или, по крайней мере, с молчаливого согласия представителей государства, ответственных за аэропорт. Европейский Суд вновь подчеркивает, что он делает выводы в поддержку данной версии ввиду отказа властей Российской Федерации от проведения значимого расследования (см. также §§ 223 - 227 настоящего Постановления) и их уклонения от опровержения версии представителей заявителя или представления убедительного альтернативного объяснения событий этого дня.

II. Предполагаемые нарушения статьи 3 Конвенции

183. На основании статьи 3 Конвенции заявитель первоначально жаловался на то, что в случае возвращения в Узбекистан он подвергнется реальной угрозе жестокого обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции. Позднее его представители дополнили жалобу утверждением о том, что имело место нарушение требований статьи 3 Конвенции, поскольку его незаконное перемещение в Узбекистан было возможно только при активном или пассивном участии властей Российской Федерации, и что власти не провели эффективного расследования.

184. После этого Европейский Суд предложил властям Российской Федерации предоставить дополнительные объяснения по существу жалобы с учетом двух дополнительных вопросов, возникших в соответствии со статьей 3 Конвенции. Первый затрагивал очевидное уклонение властей от соблюдения их позитивного обязательства по принятию всех мер, которых от них можно было разумно ожидать для защиты заявителя от реальной и непосредственной угрозы перемещения в Узбекистан. Второй касался их процессуального обязательства по проведению тщательного и эффективного расследования похищения и перемещения заявителя в Узбекистан. Статья 3 Конвенции предусматривает следующее:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

A. Доводы сторон

1. Власти Российской Федерации

185. Власти Российской Федерации первоначально утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства в отношении своей жалобы об угрозе жестокого обращения в случае выдачи. Он не обратился за получением статуса беженца сразу по прибытии в Российскую Федерацию, на слушании 8 июля 2010 г. указал, что прибыл в государство-ответчика на заработки, и не затрагивал вопроса об угрозе жестокого обращения в суде кассационной инстанции 22 сентября 2010 г. В доказательство эффективности средства правовой защиты и наличия "последовательной практики" в этом отношении власти Российской Федерации сослались на дело Зохидова (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Зохидов против Российской Федерации", коммуницированное властям Российской Федерации во время событий), в котором заявитель довел довод о жестоком обращении до сведения национальных властей, и решение о выдаче было отменено.

186. Власти Российской Федерации полагали, что в любом случае заявитель не предоставил достоверных доказательств того, что в случае его выдачи Узбекистану он подвергнется жестокому обращению. Внутригосударственные власти тщательно рассмотрели потенциальный риск обращения, противоречащего статье 3 Конвенции, в разбирательстве о признании беженцем и отклонили версию заявителя. Согласно данным Министерства иностранных дел и Федеральной службы безопасности Российской Федерации не имелось препятствий для его выдачи. Узбекистан ратифицировал различные международные правозащитные договоры, стал на путь демократизации, и власти Узбекистана представили заверения в том, что заявитель не подвергнется жестокому обращению в случае выдачи.

187. Власти Российской Федерации также оспорили утверждение о том, что заявитель был похищен и принудительно перемещен в Узбекистан, считая, что оно не подкреплено доказательствами (см. § 157 настоящего Постановления). Они отмечали, что проверка еще продолжается.

2. Заявитель и его представители

188. Заявитель первоначально указывал в ответ на возражение о неисчерпании внутригосударственных средств защиты, что он последовательно выдвигал довод об угрозе жестокого обращения на всех стадиях разбирательств о выдаче и признании беженцем, просил о приобщении нескольких международных докладов и допуске специалиста по данному вопросу в разбирательстве о выдаче. Он утверждал, что власти страны не исследовали возможную угрозу жестокого обращения в случае выдачи в запрашивающее государство. В частности, решение о выдаче не касалось этого вопроса вообще, а суды страны не рассматривали упомянутый довод подробно. Власти ссылались только на материалы, полученные от правительственных учреждений Российской Федерации. Европейский Суд ранее признавал, что жестокое обращение с заключенными было стойкой и длящейся проблемой в Узбекистане, особенно в отношении заключенных, обвинявшихся в политически мотивированных преступлениях, как в настоящем деле. Данный вывод подкреплялся другими независимыми источниками. В случае выдачи он был бы заключен под стражу и потому подвергся бы повышенной угрозе пытки ввиду предъявленных ему обвинений. Заявитель отмечал, что не следует учитывать гарантии властей Узбекистана ввиду общей обстановки безнаказанности за нарушения прав человека в Узбекистане и отсутствия контрольного механизма по таким гарантиям.

189. После исчезновения заявителя 2 ноября 2012 г. его представители утверждали, что власти Российской Федерации были осведомлены о его принудительном перемещении в Узбекистан и не приняли мер по его защите. В результате заявитель был задержан и помещен в одиночное заключение в Узбекистане, подвергаясь особо серьезной угрозе жестокого обращения. Кроме того, они полагали, что власти Российской Федерации несут ответственность за уклонение от проведения эффективного расследования по этому вопросу. Органы, проводившие проверку, не обеспечили получение ценных доказательств, которые могли бы прояснить обстоятельства исчезновения заявителя (например, видеозаписей камер наблюдения в изоляторе и аэропорту Домодедово). Следователи не исследовали столь очевидные линии расследования как, например, установление того, встречал ли кто-нибудь заявителя при освобождении из изолятора, были ли в действительности куплены авиабилеты в г. Ташкенте, как заявитель попал в г. Москву в дату своего исчезновения. Расследованию недоставало транспарентности, поскольку представители заявителя имели несвоевременный и ограниченный доступ к материалам, собранным при проверке. Они также указали, что власти Российской Федерации не раскрыли важную информацию по делу, такую как транспортное средство, использованное заявителем, имена лиц, которые его сопровождали. Представители заявителя также выразили сильные сомнения относительно достоверности некоторых сведений, предоставленных властями Российской Федерации (см. § 156 настоящего Постановления), и нашли, что отсутствие окончательного решения во внутригосударственном разбирательстве не могло считаться уважительной причиной уклонения от предоставления важной информации Европейскому Суду.

B. Мнение Европейского Суда

1. Приемлемость жалобы

190. Что касается довода властей Российской Федерации о неисчерпании, содержавшегося в первоначальных объяснениях, Европейский Суд отмечает, что заявитель затрагивал вопрос об угрозе жестокого обращения в случае возвращения в Узбекистан в разбирательствах о выдаче и признании беженцем. Европейский Суд признает, что его объяснения были последовательными и что он выдвинул ряд конкретных и подробных доводов в поддержку своей претензии. В частности, он утверждал, что правоохранительные органы Узбекистана систематически прибегали к применению пытки и жестокого обращения, и подчеркивал, что лица, обвиняемые в членстве в запрещенных религиозных организациях, которые считались экстремистскими, а также те, которые подозревались в преступлениях против государственной безопасности, подвергались повышенной угрозе обращения, нарушающего статью 3 Конвенции. В поддержку своих доводов заявитель сослался на доклады авторитетных международных организаций и выводы Европейского Суда в сходных ситуациях (см. §§ 22, 26, 30, 34, 37, 39 и 41 настоящего Постановления). Европейский Суд полагает, что заявитель надлежащим образом довел свою точку зрения до сведения властей и, таким образом, отклоняет возражение властей Российской Федерации.

191. Европейский Суд также отмечает, что жалоба на основании статьи 3 Конвенции не является явно необоснованной в значении подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции и не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

2. Существо жалобы

192. Европейский Суд прежде всего указывает, что настоящее дело касается двух обособленных вопросов с точки зрения статьи 3 Конвенции, а именно явного уклонения властей от соблюдения позитивных обязательств по защите заявителя от реальной и непосредственной угрозы принудительного перемещения в Узбекистан и несоблюдения ими процессуального обязательства по проведению тщательного и эффективного расследования его похищения и передачи. Европейский Суд также отмечает, что разрешение им этих вопросов будет иметь значение для вопроса о наличии в период, относящийся к обстоятельствам дела, обоснованной угрозы того, что заявитель мог бы подвергнуться жестокому обращению в Узбекистане. Стороны не пришли к соглашению по последнему пункту. В связи с этим Европейский Суд начнет свое рассмотрение с оценки того, подвергало ли заявителя такой угрозе его принудительное возвращение в Узбекистан. В дальнейшем он рассмотрит иные вопросы, возникающие в соответствии со статьей 3 Конвенции, как указывалось выше.

(a) Подвергало ли заявителя возвращение в Узбекистан реальной угрозе обращения, противоречащего статье 3 Конвенции

(i) Общие принципы

193. Европейский Суд рассмотрит существо этой части жалобы заявителя в соответствии со статьей 3 Конвенции в свете применимых общих принципов, которые изложены, в частности, в Постановлении Европейского Суда по делу "Умиров против Российской Федерации" (Umirov v. Russia) от 18 сентября 2012 г. (жалоба N 17455/11, §§ 92 - 100 <27>, с дополнительными отсылками).

--------------------------------

<27> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2013.

(ii) Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

194. Установив, что заявитель предоставил подробные объяснения относительно угрозы обращения, противоречащего статье 3 Конвенции, в случае своего возвращения в Узбекистан в разбирательствах о выдаче и признании беженцем (см. § 190 настоящего Постановления), Европейский Суд считает, что заявитель исполнил требование "предоставить доказательства, подтверждающие наличие серьезных оснований полагать, что в случае исполнения оспариваемой меры он подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции" (см. Постановление Европейского Суда по делу "N. против Финляндии" (N. v. Finland) от 26 июля 2005 г., жалоба N 38885/02, § 167). Он в первую очередь рассмотрит вопрос о том, имелась ли на внутригосударственном уровне адекватная реакция на жалобы заявителя (см. Постановление Европейского Суда по делу "Муминов против Российской Федерации" (Muminov v. Russia) от 11 декабря 2008 г., жалоба N 42502/06, § 86).

(альфа) Оценка угрозы внутригосударственным судом

195. Что касается разбирательства о признании беженцем, Европейский Суд отмечает, что миграционные органы в своих решениях об отказе заявителю в предоставлении убежища в основном ссылались на два основных фактора: что он слишком долго ждал, прежде чем обратиться за получением статуса беженца и что он представил неточные сведения о своем уровне владения русским языком.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Андрей Баранецкий Кандидат философских наук.Севастопольский индустриально-педагогический колледж имени П.К. Менькова ПреподавательРУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ ПРАВАИ БУДУЩЕЕ ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ В КРЫМУ Актуальность данного исследования обусловлена тем, что корни слов "право", "правда", "прав...»

«Таблица нарушений,выявленных при подготовке и организацииЕдиного дня голосования 14 сентября 2014 года. Нарушения порядка регистрации кандидатов Нарушения порядка информирования избирателей Нарушения на стадии выдвижения и регистрации кандидатов Регион Нарушение Принятые меры Нижегород...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюс 11 октября 2004 года N 1622-329ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ ЗАКОНО СОЦИАЛЬНОМ ПАРТНЕРСТВЕ В ПЕРМСКОМ КРАЕ ПринятЗаконодательным Собранием Пермской области 23 сентября 2004 года (в ред. Законов Пермского края от 04.06.2008 N 244-ПК...»

«ТЕПЛОВОЗ СЕРИИ 2ТЭ10М Запуск дизеля 2ТЭ10М Автоматический пуск дизеля тепловоза 2ТЭ10М осуществляется с пульта управления ведущей секции. Для этого на аппаратных камерах обоих секций необходимо включить разъ...»

«КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы № 58на 2015 – 2017 год (ы) Принят на общем собрании трудового коллектива "_"20г.КОЛЛЕКТИВНЫ...»

«Пояснительная запискаРабочая образовательная программа основывается на следующие нормативно-правовые документы:Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273 – ФЗ "Об образовании в Российской Федерации";Приказ Минобрнауки России от 30.08.2013 N...»

«Информационное сообщениео проведении аукциона на право заключения договора аренды части набережной, иного недвижимого имущества, находящегося в собственности муниципального образования город-курорт Геленджик, в целях размещения объектов, предназначенных...»

«СПИСОК АФФИЛИРОВАННЫХ ЛИЦ Публичное акционерное общество "Татнефть" имени В.Д. Шашина.(указывается полное фирменное наименование акционерного общества) Код эмитента: 0 0 1 6 1 А В на3 0 0 6 2 0 1 7 3785870-3176004553585-317600531...»

«А. В. Коновалов, кандидат юридических наук Государственно-правовое регулирование и христианская идея I Новый этап развития российской государственности ставит перед нею задачу оптимизации функционирования всех ве...»

«ПРОТОКОЛ №2 общего собрания собственников недвижимости в многоквартирном доме, проводимого в форме заочного голосования по адресу: ул.Сушанская, дом 19 г.Боровичи04 апреля 2017 г. Время проведения собрания: с 25 марта по 3 апреля 2017 г. Собрание организовано согласно решений Протокола правления...»

«П Р О Т О К О Л заседания комиссии по проведению аукционов по продаже права аренды объектов муниципальной собственности п.г.т. Умба Рег. № 2017/3 от 12.04.2017Присутствуют: Сверчков А.Г. – председатель комиссии Воронен...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ о результатах проведения публичных слушаний по рассмотрению проекта нормативного правового акта "Правила землепользования и застройки Первомайского сельского поселения"....»

«228601270 Введение Нормативные правовые документы, на основании которых разработана рабочая программа.1.Федеральный закон от 29.12.201ё2 года № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации"2. Федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования в...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ"СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ" НАПРАВЛЕНИЕ подготовки 40.03.01– ЮРИСПРУДЕНЦИЯКВАЛИФИКАЦИЯ (СТЕПЕНЬ) – БАКАЛАВР кафедра ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН международное право Рабочая программа Ставрополь 2016 Автор-составитель: Волк...»

«Приложение №2 к приказу №от Утверждаю Директор МАУ "ФОК "Красная Горка" _ Г.В.Пржевальский РАСПИСАНИЕ ЗАЛА ОФП (сентябрь 2015 г.) Время Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье 8.00-9.0...»

«ПРЕСС-РЕЛИЗ "Итоги работы МВД по Республике Татарстан за 9 месяцев 2012 года" Состояние и динамика преступности За рассматриваемый период органами внутренних дел Республики Татарстан зарегистрировано 39 тыс. 314 преступлений, что на 2,58 тысячи меньше прошлогоднего показателя. Уровень преступности в Республи...»

«Протокол о результатах открытого одноэтапного конкурса без предварительного квалификационного отбора на право заключения договора на выполнение комплекса работ по титулу "Реконструкция ПС 1150 кВ Итатская. Замена устройств ОМП, РАС, ВЧ-аппаратуры, РЗА и ПА ВЛ 500 кВ Итатская...»

«Дефицитные рабочие Сегодня квалифицированные рабочие, не в пример многим "белым воротничкам", могут чувствовать уверенность в завтрашнем дне и рассчитывать на стабильную зарплату. В наиболее выигрышном положении находятся представители ряда дефицитных профессий.   left...»

«РЕШЕНИЕ МИНСКОГО ОБЛАСТНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА 1 ноября 2010 г. № 1350 О внесении изменений в решение Минского областного исполнительного комитета от 30 июня 2003 г. № 486На основ...»

«Управление многоквартирными домами. Создание Советов многоквартирных домов Вступивший в силу с 1 марта 2005 г. Жилищный кодекс Российской Федерации, разработанный в условиях реформирования ж...»

«Утвержден          постановлением Правительства Республики Казахстан    от 31 августа 2012 года № 1119 Стандарт государственной услуги"Выдача справок по опеке и попечительству"1. Общие положения       1. Государственная услуга "Выдача справок по опеке и попечительству" (далее – государственная...»

«АннотациЯ дисциплины Образовательной программы бакалавриата по направлению подготовки 38.03.04 "Государственное и муниципальное управление", профиль "Управление персоналом""ПРОИЗВОДС...»

«Для открытия специального банковского счета должника-юридического лица в рамках ст. 138 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", созданному в соответствии с законодательством Российской Федерации, в Банк представляются: 1 Заявление на открытие счета. 2 Свидетельство о государственной регист...»

«УТВЕРЖДАЮ Председателя Единой закупочной комиссии ОАО "ДГК" М.А. Лущиков "_"_ 2014 годДОКУМЕНТАЦИЯ Открытый запрос предложений на право заключения договора на выполнение работ по ремонту ж/д путей филиала "ЛуТЭК" ОАО "ДГК". (Электронная...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.