WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР МЕМОРИАЛMEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12Тел. +7 (495) 225-3118Факс+7 (495) ...»

ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12Тел. +7 (495) 225-3118Факс+7 (495) 624-2025E-mail: memohrc@memohrc.orgWeb-site: memohrc.orgБюллетень Правозащитного центра «Мемориал»

Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников

Весна 2016 г.

Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень – краткое описание основных событий трех весенних месяцев 2016 г., некоторые обобщения и тенденции развития ситуации. При подготовке бюллетеня использованы материалы, собранные сотрудниками ПЦ «Мемориал» на Северном Кавказе и опубликованные на сайте «Мемориала», и сообщения средств массовой информации.

Оглавление

TOC \o "1-3" \h \z \u Дагестан: притеснения салафитов продолжаются. Задержание имама Магомеднаби Магомедова PAGEREF _Toc454994306 \h 1«Ставропольские шахиды» PAGEREF _Toc454994307 \h 7Рамзан Кадыров остается главой Чечни PAGEREF _Toc454994308 \h 12Чечня: поджоги домов, похищения людей, публичные покаяния PAGEREF _Toc454994309 \h 14Чечня, село Кенхи Шаройского района: ЧП российского масштаба PAGEREF _Toc454994310 \h 19Нападения на правозащитников и журналистов в Ингушетии и Чечне PAGEREF _Toc454994311 \h 25«Независимость суда» в Чечне. Приговор по делу Карпюка и Клыха. PAGEREF _Toc454994312 \h 29Состояние северокавказского террористического подполья весной 2016 г. PAGEREF _Toc454994313 \h 33Решение Европейского суда по правам человека PAGEREF _Toc454994314 \h 35



Дагестан: притеснения салафитов продолжаются. Задержание имама Магомеднаби Магомедова

ПЦ «Мемориал» следит за ситуацией, связанной с постоянным притеснением салафитского меньшинства в Дагестане. Ситуация здесь отличается от соседней Чечни, где не просто открыто ведется бескомпромиссная борьба с любыми проявлениями салафизма: там эта борьба объявлена программной целью республиканской власти, целью, всю ответственность за которую принял на себя Рамзан Кадыров. В Дагестане, напротив, существует разительное противоречие между миротворческой риторикой в отношении сторонников «нетрадиционного» для этого региона ислама, которую давно использует глава республики Рамазан Абдулатипов, и реальной практикой правоохранительных органов.

«Есть люди, которые просто молятся в той форме, которая, по их пониманию, более правильная, – регулярно заявляет Рамазан Абдулатипов. – При этом они не замышляют какие-либо антигосударственные или незаконные действия. Таких людей надо оставить в покое...». Совсем недавно, 4 апреля, главой Дагестана был подписан и вступил в силу закон РД «О профилактике экстремистской деятельности в Республике Дагестан», внесенный в парламент республики прокуратурой. Под «профилактикой экстремистской деятельности» закон понимает меры социального, воспитательного и иного характера, осуществляемые субъектами профилактики правонарушений, и направленные на устранение причин условий проявления экстремистской деятельности. Формы профилактической деятельности, прописанные в ст. 11 закона, суть: 1) правовое просвещение и информирование граждан; 2) проведение профилактических бесед; 3) социальная адаптация; 4) оказание правовой, социально-психологической помощи; 5) разработка реализация государственных (муниципальных) программ Республики Дагестан в рассматриваемой сфере. Никаких форм принудительного учета и надзора за определенной категорией граждан закон не предусматривает.

На деле, в последние годы силовые структуры пошли по пути поголовной регистрации и постановки на так называемый «профилактический учет» представителей весьма многочисленных салафитских общин Дагестана.





Для этого производятся регулярные массовые задержания прихожан салафитских мечетей, которых отвозят в отделы полиции, где их фотографируют, дактилоскопируют, отбирают пробы ДНК и т.д. Человек, поставленный на профилактический учет, попадает под особый контроль правоохранительных органов. Фактически ограничиваются его права и свободы, в том числе свобода передвижения. О масштабах этого явления можно судить по заявлению главы Махачкалы на аппаратном совещании в мэрии города 14 июня 2016 г.: он сообщил, между прочим, что на профучете только в столице республики состоят 2800 человек. Эта цифра сама по себе настолько поразительна, что мэр города воскликнул: «Так у нас молодежи не останется». Можно только представить себе, сколько людей поставлено на учет, например, в Унцукульском или в Дербентском р-нах, не исчезающих из полицейских сводок в связи с активностью боевиков. Одновременно ведется кампания по взятию под контроль салафитских мечетей путем замены нелояльных Духовному управлению мусульман Дагестана (ДУМД) имамов, многие из которых в итоге оказываются за решеткой. Эта практика ведет к усилению напряжения в обществе и способствует рекрутированию новых боевиков.

Еще раз отметим, что вся эта репрессивная деятельность ведется анонимно, под прикрытием примирительных лозунгов властей и ДУМД. Об источнике жесткого курса в отношении салафитов можно только догадываться. Очевидно, среди силовиков Дагестана есть те, кто умеет работать только в экстремальной обстановке и исключительно в парадигме государственного террора. Конфронтация, подавление любого инакомыслия, – гражданского и религиозного, – привычная и желательная для них ситуация. Для них неприемлема сама идея конструктивного диалога власти и общества. Как следствие – неоправданно жесткие действия, попытки закрывать одну мечеть за другой, повторяющиеся массовые произвольные задержания прихожан после пятничных молитв, приговоры имамам по сфабрикованным обвинениям.

*****

8 апреля в Хасавюрте был задержан имам мечети «Восточная», председатель Совета имамов города Магомеднаби Магомедов. В тот день по инициативе Магомедова проходила встреча имамов мечетей Хасавюрта с представителями органов власти, на которой присутствовали глава городской администрации Зайнудин Окмазов, его заместитель, прокурор города и председатель городского суда. Когда встреча завершилась, здание, где она проходила, неожиданно оцепили вооруженные люди в масках. Их командир заявил, что они прибыли задержать М. Магомедова. К ним вышел глава города, который объяснил, что нет никакой нужды задерживать Магомеднаби таким образом, что тот сам придет в полицию. Люди в масках ушли, а Магомеднаби с юристом отправился в Хасавюртовский горотдел полиции. Там ему сказали, что хотят его опросить о февральских событиях возле Хасавюртовской городской больницы.

Дознаватель приступил к опросу, но вскоре в кабинет зашли несколько человек в масках, которые скрутили и увели Магомеднаби. Вскоре выяснилось, что имама увезли в Махачкалу в Следственное управление СК РФ по РД. Там ему были предъявлены обвинения по ч.1 ст.205.2 и ч.1 ст.282 УК РФ. Согласно обвинению, имам 5 февраля 2016 г. выступил перед молящимися в мечети с проповедью, в которой «имелись слова и высказывания, содержащие призывы к оправданию терроризма, а также, направленные на возбуждение ненависти, унижение достоинства человека либо группы лиц по отношению к религии и принадлежности к социальной группе (представители власти и правоохранительных органов, коммунисты)». Он действительно резко осуждал закрытие мечетей и в этой связи обвинял государство в безбожии. Однако любому непредвзятому слушателю очевидно, что в словах имама не было ни призывов к терроризму, ни оправдания его.

На допросе имам отказался свидетельствовать против себя, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. 9 апреля суд Советского района Махачкалы арестовал Магомедова на два месяца, хотя адвокат просил суд этого не делать, объясняя: его подзащитный не намерен скрываться, положительно характеризуется и имеет на иждивении малолетних детей.

10 апреля в следственном изоляторе представители власти, среди которых были сотрудники СИЗО, сильно избили арестованного М. Магомедова. После этого Магомедова перевели в ИВС г. Каспийска, где адвокат смог с ним встретиться только вечером 13 апреля. По его требованию было проведено медосвидетельствование, и врач зафиксировал следы побоев на теле Магомедова. Рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела.

В своем заявлении Магомедов пишет: «Пять сотрудников СИЗО завели меня в помещение в наручниках и начали избивать ногами, руками и спецсредствами по всему телу. При этом все время пытались заставить стать перед ними на колени». Факт применения к Магомедову физической силы подтвердило и управление ФСИН по Республике Дагестан. В специальном заявлении было отмечено, что в ходе обязательного обыска по прибытии Магомедова следственный изолятор № 1 из ИВС УВД г. Махачкала в 11 ч. 45 мин. 10 апреля 2016 г. тот вел себя вызывающе, матерился, толкал сотрудников СИЗО. Вследствие этого к Магомедову было применено «спецсредство ПР-73 (палка резиновая)». После этого арестованный был осмотрен врачом СИЗО, а материалы осмотра задокументированы. Магомедова пришлось отвезти в больницу. По словам самого имама, после избиения он не может «ни стоять, ни сидеть, болит все тело, особенно, почки...».

Очевидно, арест имама Магомеднаби Магомедова связан с бурными событиями в Хасавюрте в конце января 2016 г., причиной которых стала попытка властей закрыть мечеть «Северная» (которая так же, как и «Восточная», считается салафитской). 1 февраля многотысячная толпа возмущенных прихожан направилась к зданию администрации города, скандируя религиозные лозунги. М. Магомедов возглавил делегацию, которая вела переговоры с представителями администрации города и силовых структур. Тогда удалось прийти к компромиссу, и страсти на время улеглись. ПЦ «Мемориал» подробно освещал этот инцидент.

В конце марта Магомедов дал большое интервью сотруднику ПЦ «Мемориал», и подробно рассказал о событиях вокруг «Северной» мечети, своей роли в улаживании конфликта, о стремлении оставаться в легальном поле и взаимодействовать для решения возникающих проблем с властями, правоохранительными органами и Духовным управлением мусульман Дагестана. В частности, он заявил: «Я выступаю за активный диалог с представителями суфистского течения ислама, у меня хорошие отношения с Муфтиятом Республики Дагестан...».

По мнению Правозащитного центра «Мемориал», ситуацию вокруг имама М. Магомедова трудно оценить иначе, как сознательную провокацию, направленную на дестабилизацию ситуации в республике. Магомедов, лидер умеренного салафитского сообщества Хасавюрта, последовательно и публично выступал против насилия, против ухода молодых мусульман в «лес» или их отъезда на Ближний Восток. Этим он реально помогал сохранять жизни людей. В своем заявлении ПЦ «Мемориал» призывает власти Дагестана сделать все возможное, чтобы не допустить фабрикации нового уголовного дела против человека, всей своей работой способствующего умиротворению ситуации в республике.

После ареста имама М. Магомедова мечетью руководили члены религиозного совета. Именно совет считается руководящим органом мечети, за которым, по сути, стояла семья бывшего мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова. Как сообщили представители «Восточной» мечети города 25 апреля по инициативе семьи бывшего мэра Хасавюрта полностью сменился состав религиозного совета мечети. Новый совет назначил новым имамом мечети Гасана Магомедова.

*****

Между тем, прошедшей весной продолжились массовые незаконные задержания верующих.

25 марта 2016 г. в Махачкале прошли массовые задержания пришедших на пятничную молитву прихожан салафитской мечети «Тангъим» на ул. Венгерских бойцов. Прихожан силовики увозили на автомашинах УАЗ и легковых автомашинах в районные отделы полиции уже после совершения общей молитвы. Там их сфотографировали, сняли отпечатки пальцев и поставили на профилактический учет как приверженцев нетрадиционного течения в исламе. Всех доставленных в отделы полиции отпустили в тот же день.

8 апреля 2016 г. после пятничного намаза в одной из небольших мечетей Хасавюрта сотрудники МВД в очередной раз без какого-либо на то законного основания начали задерживать прихожан. Полицейские действовали грубо, это возмутило присутствующих, которые попытались помешать силовикам затащить задержанных в машину. Полицейские начали стрелять, причем, по словам очевидцев, не только поверх голов, но и под ноги. Был ранен случайный человек – 47-летний таксист Сиражутдин Биярсланов, который был госпитализирован в критическом состоянии.

В этот же день, 8 апреля, в Махачкале были задержаны сотрудник махачкалинского отделения ПЦ «Мемориал» Сиражутдин Дациев и журналист газеты «Новое дело» Идрис Юсупов, которые выехали к мечети на ул. Венгерских бойцов, чтобы произвести мониторинг ситуации с задержаниями мусульман. Сотрудники полиции предъявили им претензии в том, что они наблюдают за их работой, отвезли в отделение полиции, где потребовали написать объяснительную. Продержав около двух часов, Дациева и Юсупова отпустили, вернув им документы.

15 апреля 2014 г. на ул. Венгерских бойцов прошли очередные массовые задержания прихожан мечети. По некоторым сведениям, всего было задержано до 200 чел..

11 мая 2016 г. в Махачкале на улице был задержан известный общественный активист, пресс-секретарь мечети по ул. Венгерских бойцов Магомед Магомедов. Он вел страницу мечети в Facebook, имеющую около 6 тысяч подписчиков. Магомедов активно общался с прессой, в частности, с оппозиционным дагестанским изданием «Новое дело», телеканалом «Дождь», иностранными журналистами. В своих интервью он говорил о практике «профилактического учета», о нарушениях прав верующих, фабрикации уголовных дел и т.д.. В апреле этого года он освещал на странице мечети в фейсбуке скандальное вторжение нетрезвых сотрудников полиции в мечеть на ул. Венгерских бойцов и их угрозы молящимся. При этом Магомедов не допускал экстремистских высказываний, и, например, решительно осудил брюссельские теракты боевиков ИГИЛ в марте этого года.

Магомедова доставили в Советский райотдел полиции. К нему в течение двух суток не допускали нанятого родственниками адвоката, а когда тому удалось встретиться с подзащитным, выяснилось, что задержание оформлено 13 мая. Адвокат настоял на исправлении даты. По словам Магомедова, задержание больше походило на похищение: силовики забросили его в «Газель», надели на голову пластиковый пакет и поехали в неизвестном направлении. В машине Магомедова избивали, ставя ему в вину общение с журналистами и публичные выступления, в т.ч. интервью телеканалу «Дождь», где он говорил о практике «профилактического учета». Его привезли в неизвестное место и начали допрашивать: требовали назвать пин-код его телефона, он отказался, и его начали избивать. Вновь посадили в машину, повесили на шею тяжелую сумку, положили в карманы брюк какие-то предметы и потребовали признать, что все это было обнаружено у него во время досмотра, в противном случае угрожая вывезти за город и убить. Сначала Магомедов отказался, но затем, испугавшись, что похитители выполнят угрозу, согласился. После этого Магомедова привезли в отдел полиции Советского района. Однако здесь, несмотря на давление, он не признал своей вины и заявил, что предметы, якобы найденные у него при личном досмотре, ему не принадлежат. Тем не менее, Магомедову было предъявлено обвинение по статьям 222 (незаконный оборот оружия) и 228 (незаконное хранение наркотиков) УК РФ. В настоящее время Магомедову назначена мера пресечения в виде домашнего ареста.

«Ставропольские шахиды»Странная история произошла в апреле 2016 г. на Ставрополье. В с. Новоселицкое, – небольшом районном центре, никогда не попадавшем в криминальные сводки и едва ли вообще известном широкой публике, тремя людьми, по крайней мере, один из которых был снаряжен т. н. «поясом шахида», была предпринята попытка террористической атаки.

Если Курский, Нефтекумский, Левокумский р-ны Ставропольского края, граничащие с Чечней и Дагестаном, уже не раз становились местом спецопераций по уничтожению боевиков, то серьезно обеспокоившая краевые власти попытка атаковать райотдел внутренних дел в Новоселицком, в хлеборобном центре Ставропольского края, представляется странной и даже загадочной. Непонятны ни цели, ни мотивы нападавших, которые не состояли на учете в правоохранительных органах как представители нетрадиционного ислама, их не подозревали в связях кавказским подпольем. Атака более напоминала пародию на террористический акт. Однако забавного здесь ничего нет. Это первый случай самоподрыва смертника в Ставропольском крае.

Восстановить детали событий непросто. К счастью, нападение не привело к человеческим жертвам: кроме троих нападавших не было даже раненых – и, видимо, поэтому оно быстро сошло с новостных лент, а правоохранительные органы не посчитали нужным информировать общественность о ходе следствия.

Существует несколько версий произошедшего. Телеканал Life со ссылкой на свидетелей и на сотрудников правоохранительных органов сообщал, что утром 11 апреля трое террористов с разных сторон подошли к зданию ОВД Новоселицкого района. Увидев у входа людей, которые пришли на прием к участковым, участники нападения, видимо, занервничали и, почему-то, начали кидать гранаты в здание отдела полиции, после чего побежали в разные стороны. Один из них подорвал на себе пояс шахида, который был закреплен у него под курткой, а двое были застрелены полицейскими.

Иную версию приводит «Коммерсантъ», который ссылается на органы следствия. Троих нападавших подвез к отделению полиции на автомобиле ВАЗ-2109 их сообщник, который затем скрылся. Все трое были одеты в черные длинные пальто и носили бороды, что сразу вызвало подозрения у стоявшего у входа полицейского. Приглядевшись, сотрудник узнал старшего, Акаева (тот якобы был объявлен в розыск, – на самом деле, после выхода из мест лишения свободы еженедельно отмечался в отделе), и отказался пропускать их внутрь. После этого один нападавших бросил в окно отдела гранату. Полицейский открыл огонь, убив двоих нападавших. Третий, раненый, взорвал «пояс шахида», закрепленный на его теле, и его разорвало на части.

По третьей версии (источником которой также были правоохранительные органы!), подорвали себя все трое нападавших, а двое перед этим успели метнуть гранаты. По многочисленным свидетельствам жителей соседних домов, было слышно не менее пяти взрывов, из которых последние были очень сильными. Поражающие элементы взрывных устройств разлетелись по всей округе, посекли ворота близлежащих домовладений, но чудом никого не ранили. Если речь идет о самоподрыве сразу трех человек, то такое преступление в практике террористических атак встречается исключительно редко.

По данным «источников, близких к следствию», самодельное взрывное устройство было изготовлено из подручных средств: аммиачной селитры, алюминиевой пудры, болтов и металлических шариков в качестве поражающих элементов. Изготовление такого СВУ не требует специальных навыков, их часто применяют боевики на Северном Кавказе.

Многие очевидцы и эксперты отметили высокую слаженность и профессионализм сотрудников полиции, а также местных властей, не допустивших потерь и быстро нейтрализовавших преступников. То же можно сказать и о местных властях, которые быстро оповестили население, распустили детей из школ и детских садов, взяли под охрану больницы и иные социальные учреждения. Если целью теракта считать проверку подпольем готовности силовых структур Ставрополья к подобным атакам (а такая версия, в отсутствие очевидных мотивов преступления, высказывалась часто), то экзамен они, скорее, выдержали.

Главное следственное управление СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу возбудило уголовное дело по ст. 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов).

Личности погибших были быстро установлены. Ими оказались уроженцы Дагестана, жители соседнего с. Китаевское 32-летний Заур Акаев, 24-летний Рамазан Хайбуллаев и 20-летний Исай Абдулатипов. Детали биографий террористов, просочившиеся в прессу, весьма красноречивы. Все трое недавно освободились из мест заключения. Старший, Акаев, отбывал длительное наказание за бытовое убийство мужа то ли бывшей жены, то ли сестры. Отсюда возникла версия о том, что преступление носило общеуголовный, а не террористический характер: Акаев, мол, хотел отомстить персонально одному из сотрудников полиции, причастному к его заключению. Отсидев, он вернулся в родное село к матери. Регулярно, раз в неделю, он должен был отмечаться в райцентре у участкового, так как имел ограничение свободы на три года. Как раз в тот день он должен был отметиться в отделе полиции. Однако по каким-то причинам его в службу участковых не пустили, тогда Акаев попытался прорваться в основное здание РОВД с главного входа, где себя и подорвал. Впрочем, против этой версии говорит более чем экзотический способ мести – путем самоподрыва.

Конечно, в поиске объяснений на первое место вышла версия о наличии у нападавших религиозных мотивов. Однако нет достоверных сведений о том, что нападавшие были приверженцами радикального ислама. Они состояли в мусульманской религиозной общине в соседнем поселке Долинское, ездили туда на молитву. В Новоселицкое они отправились сразу после утренней молитвы. Телеканал Life со ссылкой на органы следствия сообщал, что Заур Акаев не раз заявлял о планах уехать в одну из арабских стран, чтобы изучать «чистый» ислам.

Местный телеканал «26-й регион» сообщал, что сразу же после совершения теракта скрылся Аббас Магомедов – имам мечети (точнее, молельного помещения в частном доме) в соседнем с. Чернолесское, где проживает много дагестанцев (около 30% из 5,5 тыс. населения по переписи 2010 г.). Однако и в муфтияте Ставропольского края, и в администрации Новоселицкого р-на категорически отрицали причастность Магомедова к преступлению. Глава района Владимир Антоненко заявил, что местная мечеть «функционирует в штатном режиме... Никто никого не задерживал и не арестовывал. Имам со своей работой справляется». На сайте ДУМ Ставропольского края есть несколько пасторальных заметок о жизни чернолесской мусульманской общины и имама Магомедова: мусульмане занимаются спортом, перетягивают канат, подтягиваются, изучают мусульманскую этику и т.п.

Вся совокупность нелепых обстоятельств преступления, его вопиющая кустарность, говорит о том, что его, скорее всего, организовали и осуществили люди, не имевшие ни реального опыта экстремистской или террористической деятельности, ни контактов с террористическим подпольем ни на Северном Кавказе, ни уж тем более в Сирии. Видимо, правы те, кто считает новоселицких террористов в одностороннем порядке примкнувшими к террористическому исламистскому движению, совершившими так называемую «самовербовку». Среди экспертов, высказывавшихся по этому поводу, встречались и те, кто учил незадачливых террористов «уму-разуму». В частности, депутат Госдумы от «Единой России» Ф. Клинцевич объяснил провал террористической операции, заявив буквально следующее: «Им (т.е. нападавшим) ни в коем случае нельзя было сначала открывать огонь, а потом уже себя подрывать».

Были ли у погибших сообщники, точно неизвестно. Ставропольский телеканал «26-й регион» сообщал, что краевые правоохранительные органы разослали ориентировку на легковой автомобиль ВАЗ-21099, водитель и пассажиры которого носят бороды. Уже 12 апреля портал Life сообщил, что автомобиль найден, и что задержан передвигавшийся в нем мужчина – 39-летний Ибрагим Джамалутдинов. О его судьбе более не сообщалось.

*****

Через несколько дней после теракта в Новоселицком, в ночь на 15 апреля, на Ставрополье случился еще один инцидент. В районе ст. Серноводская Курского р-на двое неизвестных, ехавших на автомобиле «Лада-Приора», были остановлены сотрудниками полиции и ФСБ для проверки документов. Неожиданно они открыли огонь по силовикам из автомата и пистолета, и бросили в них ручные гранаты. Ответным огнем оба были убиты, среди силовиков пострадавших нет. Убитые в перестрелке с силовиками в Курском р-не Ставропольского края были предварительно опознаны как Астемир Бесленеев, 1975 г.р., и Рашид Устарханов, 1976 г.р.. Высказывалось мнение о том, что убитые были связаны с новоселицкими «шахидами».

*****

Вполне вероятно, что ключевое значение в судьбе новоселицких террористов сыграло недавнее пребывание в местах заключения. Старший из нападавших, Акаев, освободился несколько месяцев назад, и вел затворническую жизнь. Со слов соседей, его редко видели на улице, он почти не общался с посторонними.

Уже давно отмечено, что тюремная обстановка весьма способствует радикализации молодых мусульман.

Исламизм оказывается привлекателен для определенных групп заключенных. Ислам быстро распространяется в местах заключения, и в последние годы кое-где теснит привычные арестантские порядки. Мусульманские джамааты чрезвычайно сплочены, и не боятся бросить вызов «блатной» иерархии даже на «черных», «воровских» зонах. Появился даже неологизм «зеленая зона», где неформальный контроль взяли мусульмане. Газета «Коммерсант» приводила свидетельства недавнего арестанта московского СИЗО «Матросская тишина»: «джамаат – это и физическая защита, и защита от унизительных обычаев. Ислам позволяет им (арестантам) как-то примирять себя с действительностью, оставаться людьми. При этом необязательно речь идет о вербовке и о чем-то незаконном». Тюремные джамааты удивительно сплочены и монолитны. Для мусульманина стать частью джамаата – фактически единственный способ сохранить исламскую идентичность.

Проблему признает и сама служба исполнения наказаний, ответившая большим заявлением на ряд публикаций в СМИ по проблемам вербовки исламистов в российских тюрьмах и колониях. По данным ФСИН, по состоянию на декабрь 2015 г. на профилактическом учете состояло немногим более 800 осужденных (из общего числа 644237), «изучающих, пропагандирующих, исповедующих либо распространяющих экстремистскую идеологию». Согласно заявлению ФСИН, «с ними проводятся адресные профилактические мероприятия, адекватные конкретной ситуации. Обеспечивается их постоянный контроль, производится перлюстрация корреспонденции. Организована разъяснительная работа об уголовной и административной ответственности за участие в экстремистской деятельности и распространение запрещенных материалов». В ведомстве утверждают, что сотрудники пенитенциарной системы пресекают имеющие место попытки радикально ориентированных осужденных создать религиозные ячейки, навязать свою идеологию сокамерникам. С такими лицами проводят адресные профилактические мероприятия, а складывапющиеся исламистские ячейки разбивают, расселяя осужденных или подследственных. За ними осуществляется более пристальный контроль и надзор, организуются «духовно-нравственные и воспитательные мероприятия». Одновременно ФСИН во взаимодействии с местными духовными управлениями мусульман старается взять религиозную жизнь мусульман в тюрьмах под свое влияние. В частности, в исправительных учреждениях и СИЗО сейчас функционируют 61 мечеть и более 230 молельных комнат. В исправительных учреждениях функционируют более 230 исламских общин, объединяющих около 9000 мусульман. По заявлению ФСИН, мусульманам не запрещают отправлять религиозные обряды (хотя и в соответствии с внутренним распорядком для исправительного учреждения), и даже реализуют в магазинах колоний халяльную продукцию.

Рамзан Кадыров остается главой ЧечниКазалось бы: как иначе? Казалось бы, за много лет не осталось места малейшего сомнения! Однако в начале 2016 г. появилась формальная причина: истечение срока полномочий главы Чеченской Республики в апреле породило интригу – выдвинет или нет президент России Владимир Путин кандидатуру Рамзана Кадырова на следующий срок на сентябрьских выборах? Плотная череда дискредитирующих российскую власть скандальных происшествий и преступлений, которые в общественном мнении прямо или косвенно связывают с чеченским руководством, породила у некоторых наблюдателей ожидания того, будто Кремль решится разрубить «гордиев узел», и пойдет на смену руководства республики. Однако, как предсказывали многие, Путин не пошел на такой радикальный шаг.

Тем не менее, президент РФ посчитал нужным подать в публичное пространство сигнал о своем раздражении некоторыми действиями Кадырова. Впрочем, этот сигнал был таким слабым и робким, что большинство россиян его не заметили. Сама решающая встреча президента РФ с главой Чечни необычно долго оттягивалась, и состоялась только 25 марта, – то есть за несколько дней до того, как Путин по закону должен был назвать человека, исполняющего обязанности главы республики до выборов. На встрече Кадыров, приведя ряд цифр о социально-экономическом развитии и криминогенной обстановке в республике, бодро резюмировал: «В общем, на сегодняшний день ситуация у нас, можно сказать, отличная». Путин в свою очередь, казалось, привычно не скупился на комплименты главе Чечни, однако, счел необходимым сделать замечание о «необходимости более тесной координации в работе с федеральными органами власти. Особенно это касается обеспечения вопросов безопасности». В контексте общеизвестного перманентного конфликта ситуации Кадырова и «кадыровцев» с федеральными силовиками, намек можно считать понятным. Далее Путин особенно подчеркнул необходимость «делать все для соблюдения российских законов во всех сферах нашей жизни, я хочу это подчеркнуть – во всех сферах нашей жизни». И этот намек в контексте позиции Кадырова в отношении гражданского общества вполне понятен. Многие обратили внимание на неожиданный оборот речи президента РФ: «И Вы, и будущий руководитель республики...», – как будто руководителем республики может стать и кто-то другой.

Любопытные замечания Путина о Кадырове прозвучали в самом широком, с точки зрения охвата аудитории, формате – на прямой линии президента РФ с народом 16 апреля. На, скорее всего, согласованный заранее вопрос журналиста С. Доренко о нападках на оппозицию, и в частности, инцидент с М. Касьяновым (чье изображение было размещено в Instagram Кадырова в перекрестье прицела снайперской винтовки), Путин неожиданно (хотя Доренко не упомянул в своем вопросе ни Кадырова, ни Чечни), свернул на тему главы Чечни, начав многозначительно: «Да, я понимаю и знаю, о ком Вы говорите. Вы говорите об одном из руководителей наших регионов на Кавказе, понятно. Я лично с ним разговаривал по этому вопросу». Путин призвал публику к пониманию и снисхождению, как будто вся биография Кадырова вопиет об этом: «Каковы... реалии? Кто этот человек, о котором вы говорите?... Да, он сегодня руководитель одного из регионов – Чеченской Республики.

А с чего он начал? Он воевал с нами в лесу, Вы не забыли про это? С оружием в руках, вместе с отцом, которого никто не заставлял…». Далее Путин стал заверять, что теперь Кадыров изменил свои убеждения на противоположные, и готов умереть за Россию. Наконец, он призвал делать скидку на «горячность» жителей Кавказа. Заключительная сентенция Путина получилась более чем мягкой: «Мы же все люди, мы все из своего собственного прошлого, но надеюсь, что и руководитель Чечни, и другие руководители регионов Российской Федерации будут осознавать уровень и степень своей ответственности и перед людьми, которые живут на их территории, и перед Россией в целом. И к ним придет понимание, что действовать или формулировать свое отношение к тем или иным оппонентам крайними способами – это не значит способствовать стабильности в нашей стране. Наоборот, это значит наносить ущерб этой стабильности».

Вот, пожалуй, и все, на что решился Кремль после всех выходок главы Чечни и его приближенных, за которые другие должностные лица РФ поплатились бы как минимум отставкой. Неудивительно, что несколько затихший перед встречей с Путиным в Кремле глава Чечни вновь воспрянул духом и, что называется, продолжил в том же духе. Кремль, в свою очередь, по своей традиции продолжал не реагировать на его действия. Похоже, что Путина умиротворяет мантра, которую Кадыров охотно повторяет много лет: «Ответственно заверяю Владимира Владимировича, что мы готовы и способны прорвать не только любую блокаду, но и порвать любого врага нашей Родины – России, кто бы это ни был и где бы не находился. Ваши пехотинцы двадцать четыре часа в сутки находятся в полной готовности для выполнения любого боевого приказа».

Истории из повседневной жизни Чечни представлены в следующих четырех разделах.

Чечня: поджоги домов, похищения людей, публичные покаянияКак и в предыдущие годы, власти Чеченской Республики придерживались принципа коллективной ответственности, наказывая родственников реальных и предполагаемых участников НВФ.

Утром 9 мая 27-летний Шамиль Джанаралиев и 25-летний Ахмед Иналов подошли к КПП на окраине с. Алхан-Кала Грозненского (сельского) р-на. Джанаралиев взорвал себя и ранил шестерых сотрудников МВД Башкирии, которые находились в Чечне в полугодовой командировке (четверо из них в тяжелом состоянии попали в реанимацию). Иналов пытался отнять у одного из полицейских оружие, и был застрелен. Предполагается, что убитые собирались проникнуть в Грозный и устроить террористическую атаку во время праздничных мероприятий в центре города.

После инцидента Кадыров разразился в своем Instagram длинной тирадой. Не выбирая выражений, он пообещал, что «борьба с подобными гаденышами будет носить бескомпромиссный характер. Мы не потерпим в Чечне даже их духа, не позволим даже внешне быть похожими на подобных бандитов». Здесь же было объявлено, что «соответствующими подразделениями МВД и других ведомств будут проведены необходимые рейды и иные мероприятия профилактического характера. И профилактика в отношении этих недоносков станет жесткой и чувствительной!»

«Жесткая и чувствительная профилактика» началась с того, что уже в ночь на 11 мая дома семей боевиков в пос. им. Кирова (входит в состав Грозного) были сожжены неизвестными людьми в масках, а семьи оказались на улице. Корреспондент интернет-издания «Медуза» Илья Азар, выехавший на место, пытался поговорить с местными жителями, но ожидаемо натолкнулся на стену молчания, все в один голос твердили, что это «просто пожар». Вскоре Азар оказался в полиции, а затем был фактически выдворен за пределы республики.

******

Цель такой «профилактики» – устрашение. Поскольку сама она находится вне правового поля, то информация о ней никогда не попадает в СМИ, а через слухи вполне выполняет свою устрашающую функцию.

Получил распространение и другой популярный метод «профилактики», в отношении другой «целевой группы»: кампании по запугиванию всех, кто еще пытается как-то независимо высказываться в публичном пространстве. Достаточно не то что малейшего намека на критику власти, но отступления от официозной идеологической линии, чтобы попасть «под каток». Диапазон последствий для вольнодумца может быть весьма широк.

В лучшем случае человека подвергают шельмованию и принуждают к публичному покаянию перед главой республики. Такие сеансы самоунижения широко освещаются местными СМИ. Впрочем, важная составляющая этого метода остается «в тени»: чаще всего перед публичным покаянием человека похищают и проводят с ними необходимую подготовительную «работу».

В худшем случае против слишком независимого человека может быть сфабриковано уголовное дело, его могут подвергнуть пыткам и избиениям, или даже убить.

Наиболее известно похищение и последующее осуждение Руслана Кутаева, чеченского общественного деятеля, кандидата философских наук, который 18 февраля 2014 г., в канун очередной годовщины сталинской депортации чеченцев и ингушей с исторической родины, организовал и провел несанкционированную властями научную конференцию. Напомним, что несколько лет назад день памяти трагических событий депортации был перенесен с 23 февраля. В 2011 г. по указанию Кадырова был учрежден «День памяти и скорби народов Чеченской Республики», приходящийся на 10 мая, день похорон Ахмат-хаджи Кадырова, погибшего в результате покушения 9 мая 2004 г. Сначала в Чечне отмечались обе даты, но с 2013 г. 23 февраля отмечается уже только как «День защитника отечества» вместе со всей остальной Россией, а скорбеть предписано 10 мая. Самодеятельная дискуссия вокруг этого вопроса не поощряется. В итоге Кутаев был обвинен в хранении наркотиков и осужден к 3 годам 10 месяцам лишения свободы.

10 мая 2016 г. состоялись траурные мероприятия по случаю Дня памяти и скорби народов ЧР. Представители руководства Чечни, депутаты Госдумы РФ, богословы, главы муниципалитетов и другие чиновники посетили могилу Ахмата Кадырова в с. Центорой Курчалоевского р-на, возложили цветы к его обелиску в Мемориале Славы в Грозном. В городах и селах ЧР прошли траурные мероприятия, посвященные Дню памяти и скорби народов ЧР.

*****

31 марта и 1 апреля 2016 г. в Чечне из своих домов были увезены силовиками три человека: поэт и бард-исполнитель, член Союза писателей России Хусейн Бетельгериев, а также два публициста – Ризван Ибрагимов и Абубакар Дидиев. Это очень разные люди.

Хусейну Бетельгериеву 63 года, в 1978 г. он окончил Алма-Атинский пединститут иностранных языков. С 2004 по 2007 гг. жил во Франции. Затем, вплоть до прошлого года преподавал французский язык студентам Чеченского государственного университета, а с декабря 2013 г. исполнял должность заведующего кафедрой иностранных языков, но затем по неизвестным причинам был вынужден уйти с этой должности, и покинул университет. В музыкальном творчестве Бетельгериева преобладают мелодичные лирические баллады, в основном на чеченском языке. Существенная часть его репертуара посвящена национальным и национально-освободительным мотивам.

У него есть песня на русском языке «Свободная Ичкерия», в которой он выражает надежду на то, что день свободы чеченского народа еще настанет (и это можно было бы истолковать в том смысле, что сейчас чеченцы несвободны), а в песне «Империи временны» предупреждает Россию: все деспотические государства неизбежно приходят к своему концу и «третьему Риму уже не бывать». По сведениям «Новой газеты», одна из его известных баллад написана на слова второго президента ЧРИ З. Яндарбиева. Тем не менее, до недавних пор поэт-песенник был вхож в культурный бомонд республики, выступал на официальных форумах, был постоянным автором литературных журналов, его приглашали на телевидение, ему посвящались целые передачи.

С чем было связано похищение Бетельгериева, неизвестно. Помимо отмеченного выше вольнодумства в песенном творчестве, есть сведения, что он оставлял критические комментарии в адрес власти в социальных сетях. Возможно, к похищению привело и то, что он проигнорировал призыв явиться на митинг 23 марта в Грозном, посвященный годовщине принятия Конституции ЧР. Любой из этих причин достаточно для того, чтобы оказаться похищенным и быть обвиненным в чем угодно. Бетельгериев был похищен возле своего дома в пос. Калинина в Грозном 31 марта около 17.00. По свидетельству его жены Каримы, к ним приехали двое неизвестных в черной форме, и Бетельгериев самостоятельно, без применения насилия сел в их машину. Через 15 минут его телефон оказался выключен, на связь он более не выходил. 2 апреля супруга барда подала в полицию заявление о пропаже мужа. 4 апреля прокуратура республики потребовала от Следственного управления СК по ЧР активизировать его поиск в связи с тем, что «безвестное отсутствие Бетельгериева вызвало большой общественный резонанс, поскольку он является представителем творческой интеллигенции». В тот же день СУ СК по ЧР подтвердило, что проводит проверку по сообщению о похищении, прямо сославшись на публикацию в интернет-издании «Кавказский узел».

11 апреля 2016 г. Хусейн Бетельгериев вернулся домой. Что с ним происходило в течение двух недель, неизвестно. Общаться с правозащитниками и журналистами он отказался. Есть сведения, что он вернулся сильно избитым. На запрос ПЦ «Мемориал» прокуратура ЧР ответила, что «при опросе Бетельгериев Х.И. пояснил, что он выезжал в г. Назрань Республики Ингушетия, где задержался на несколько дней, а также добавил, что в отношении него каких-либо неправомерных действий не совершалось».

*****

1 апреля были похищены Ризван Ибрагимов и Абубакар Дидиев – публицисты, авторы экстравагантных любительских историко-лингвистических исследований. Оба проповедуют исключительность чеченского этноса и чеченского языка и склонны к антисемитизму. На протяжении многих лет они публиковали свои статьи, книги, вели сайт Nohchidu.com (ныне не функционирует). Ибрагимов недавно выступал перед преподавателями и учеными Исламского университета Аль-Мустафы в г. Кум. Развивая свою теорию, авторы утверждают, что многие персонажи священной истории, включая Пророка и его сподвижников, якобы, были чеченцами, что будто бы следует из самого этнонима «нохчи» – «потомки Ноха» (ветхозаветного Ноя). А то, что эти представления не стали общепринятыми, единомышленники объясняют заговором другого «богоизбранного народа», – евреев, – которые, разумеется, повинны и во всех бедах чеченцев (включая Первую и Вторую чеченские войны). Об этом, в частности, сообщается в книгах Р. Ибрагимова «Послание о народе нохчи» (2014 г.), «Тайны родословной пророков» (2013 г.), в онлайн-книге «Скрытая история пророков», и др. Впрочем, прямых призывов к насилию в их книгах нет, а о республиканских властях они высказываются аккуратно. Если верить журналисту местной телекомпании, опросившей представителей книготорговых точек, книги Ибрагимова и Дидиева пользовались повышенным спросом покупателей, и найти в продаже экземпляр оказалось непросто.

Книги Р. Ибрагимова неоднократно подвергались вполне обоснованной жесткой критике со стороны властей Чеченской Республики, в том числе и по республиканскому телевидению. Осенью 2014 г. в личной беседе с Р. Ибрагимовым председатель парламента республики Д. Абдурахманов пригрозил запретить издание его книг за проповедь антисемитизма и необоснованные утверждения о богоизбранности чеченского народа. Теологические экзерсисы авторов, в корне противоречащие общепринятым трактовкам коранических текстов, особенно раздражали власти. Если раньше эти штудии оставались местным, «местечковым» делом, то выступление Ибрагимова в Куме, шиитском идеологическом центре, ввело труды чеченских публицистов в контекст религиозного конфликта между Ираном и Саудовской Аравией. Последняя весьма важна для чеченского руководства, – и не только как место совершения хаджа. Вряд ли саудовских шейхов могли обрадовать новые сведения об этнической принадлежности Пророка и его сподвижников.

Так или иначе, Ризвана Ибрагимова и Абубакара Дидиева пригласили на прошедшую 28 марта встречу по проблемам этногенеза чеченцев, организованную муфтиятом ЧР. На встрече тексты этих двух авторов в очередной раз подверглись критике, впрочем, не выходящей за рамки допустимого в академических спорах. А через два дня Ибрагимов и Дидиев были задержаны неизвестными людьми. По данным «Новой газеты», родственники отказывались подтверждать факт задержания (они признали, что их родных увезли, но заявили, что «волноваться не о чем»). Об их судьбе ничего не было известно до 5 апреля, когда они оказались на мероприятии, организованном Р. Кадыровым при участии научных работников и ведущих духовных авторитетов Чечни. На видеозаписи, сделанной в ходе мероприятия, видно, как они встают и приносят собравшимся извинения за свои «ошибки». 6 апреля Рамзан Кадыров в своем Instagram прокомментировал форум следующим образом: «Несостоятельность трудов Ризвана Ибрагимова и Абубакара Дидиева доказана путем всестороннего комиссионного анализа текстов и свободной дискуссии. Оба автора и сами публично отметили, что книги не основаны на научной базе. А сами "теологи" не имеют даже начального религиозного образования. Они извинились перед научным сообществом и духовенством Чечни».

Днем ранее, 5 апреля, в Фейсбуке Р. Ибрагимова появилась запись, где он фактически подтверждал факт своего незаконного задержания и удержания под стражей сотрудниками полиции, но выражал полное согласие с их действиями: «Меня никто не похищал, но удерживали из опасения, что я могу скрыться. Сегодня были беседы с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым после которых нас с Абубакаром Дидиевым освободили. Никаких насильственных мер к нам не применяли» Впоследствии эта запись была стерта.

Чечня, село Кенхи Шаройского района: ЧП российского масштабаНа фоне приведенных выше историй можно сказать, что жителю с. Кенхи Рамазану Джалалдинову «посчастливилось». Он испытал на себе самые разные методы борьбы с инакомыслием: уничтожение жилища и имущества, публичное моральное унижение, угрозы расправой. Отметим: впервые в Чечне практика сожжения жилища применяется в отношении человека, не подозреваемого в участии в НВФ, в экстремистской или террористической деятельности. Однако в итоге финал истории «правдоискателя» из Кенхи оказался неожиданно благоприятным – по крайней мере, для его односельчан.

Всероссийский скандал разгорелся этой весной вокруг никому доселе не известного небольшого села Шаройского р-на Чеченской Республики. Район этот, расположенный на крайнем юге республики, был выделен из Шатойского р-на в 2000 г. Кенхи – древнее чеченское село, основанное тейпом Чарой, а затем принадлежавшее выделившемуся из Чарой тейпу Кенхой. После депортации чеченцев в 1944 г. сюда были переселены (отнюдь не добровольно) представители одной из малочисленных ветвей аварского народа – чамалалы. Сейчас большинство местных жителей именуют себя просто аварцами. Они составляют преобладающую часть жителей села, но в здесь обитают и чеченцы. Население занято в сельском хозяйстве – животноводстве, земледелии, пчеловодстве, садоводстве и огородничестве. Село по меркам Чечни небольшое: согласно переписи 2010 г. здесь проживали 1552 чел. – но при этом Кенхи является самым многонаселенным в Шаройском р-не, где всего числится чуть больше 3 тыс. жителей. Село разбросано мелкими хуторами на 8–10 километров в глубокой долине реки Кенхи и сообщается с остальной республикой единственной дорогой, идущей вдоль русла реки. Не случайно этот населенный пункт считается «самым отдаленным» даже по меркам горной республики.

Скандальная история началась в апреле, когда дагестанский еженедельник «Черновик» выложил у себя на сайте десятиминутное видеообращение жителя Кенхи Рамазана Джалалдинова к президенту РФ Владимиру Путину. Обращение предназначалось для прямой линии президента с народом, состоявшейся 16 апреля, но там не прозвучало. Джалалдинов рассказывал, что с. Кенхи находится в полуразрушенном состоянии после Второй чеченской войны и паводков. Он также сообщил о системе откатов при выдаче государственных компенсаций за разрушенное жилье. Джалалдинов утверждал также, что жалобы, обращенные к местным властям, никакого результата не приносят, говорил о задержках зарплат местным учителям. В видеоролике показаны многочисленные разрушения в селе. Отметим, что в этом обращении все до такой степени «свалено в одну кучу», что порою сложно понять, чем и кем он конкретно недоволен, и чего именно требует от властей.

Сразу после обнародования обращения Джалалдинов благоразумно покинул Чеченскую Республику, уехав к знакомым в Дагестан. Через несколько дней он выступил еще с одним видеообращением, адресованным теперь уже к Рамзану Кадырову. Обращение это было столь же сумбурным и путаным, но теперь Джалалдинов хотя бы назвал конкретные фамилии людей, которых он считает причастным к притеснениям жителей его родного села – в частности, главу администрации Шаройского р-на и районного муфтия.

На это второе обращение республиканские власти отреагировали моментально. Уже на следующий день после его обнародования в райцентр Шаройского р-на с. Химой приехал руководитель администрации главы ЧР Ислам Кадыров. По республиканскому телевидению был показан сюжет, в котором местные жители, в том числе и родственники Джалалдинова, называли его клеветником, и полностью отрицали все факты, изложенные в его заявлениях. Начались неофициальные поиски Джалалдинова в Дагестане. В середине мая, по сведениям «Московского комсомольца», возле мечети его пытались похитить неизвестные люди, однако местные жители его отбили. Корреспондент телеканала «Дождь» нашел Джалалдинова, спрятавшегося на квартире своих знакомых в Махачкале. В беседе с корреспондентом «Дождя» Джалалдинов рассказывал: «Они меня в Кизляре ищут. Они меня в Махачкале ищут».

6 мая село посетил Рамзан Кадыров, который встретился с жителями села и пообещал в течение трех месяцев преобразить село и весь Шаройский р-н. Оказавшись в этих местах, – возможно, впервые в жизни, – Кадыров был явно очарован увиденной суровой красотой дикого высокогорья, и немедленно решил превратить Кенхи в туристический центр, тем более, что в этом районе сосредоточено немало древних башенных комплексов.

В ночь на 13 мая дом в Кенхи по адресу ул. Кадырова, дом 15, в котором проживала семья Джалалдиновых, был сожжен неизвестными. Официально сообщалось, что возгорание произошло около 3 часов ночи. Каменный дом не удалось уничтожить полностью: «Часть жилых помещений повреждена, однако полного разрушения удалось избежать благодаря своевременным действиям пожарных». Семья Джалалдинова – мать и три дочери школьного возраста – была вывезена полицейскими в Шаройский РОВД, где у них угрозами пытались выведать местоположение отца семейства. Позднее на пресс-конференции, организованной в Дагестане газетой «Черновик», старшая дочь подробно рассказала, как ей и ее матери угрожали оружием, стреляли рядом с головой, подводили к пропасти, обещая сбросить вниз, унижали и оскорбляли. У них забрали паспорта и другие документы, затем вывезли на административную границу с Дагестаном, где и бросили, запретив впредь появляться в Чечне. Все имущество Джалалдиновых осталось в сгоревшем доме. Отметим также, что в ходе проверки было установлено, что указанное домовладение Джалалдинову никогда не принадлежало, а проживал он там с семьей по соглашению с собственником – Абдулханом Магомаевым, жителем Кизлярского р-на Республики Дагестан: материально пострадали не только Джалалдиновы, но и посторонний человек.

Село на некоторое время было блокировано силовиками. Сюда никого не пускали, особенно журналистов центральных СМИ. Почти по-шпионски, горными тропами под покровом ночи, в село удалось пробраться лишь корреспонденту телеканала «Дождь», который поговорил с собравшимися в одном из домов жителями, поддержавшими своего односельчанина. По информации телеканала, после визита журналистов в село полиция задержала таксиста Магомеда Шарипова, который привез журналиста в село, а также двоих местных жителей, – Джанмирзу Алидибирова и Хизбулу Ахмедова, которые общались с ним.

По данным СУ СК по ЧР, сотрудниками правоохранительных органов в Кенхи по факту поджога дома были опрошены более 140 жителей. По сообщению агентства «Грозный-информ», «все они опровергают доводы своего односельчанина». По данным следователей, «опросить самого Рамазана Джалалдинова и членов его семьи не представилось возможным», - видимо, что ночное похищение семьи и угрозы убийством со стороны сотрудников полиции «опросом» не считаются.

Впоследствии, сам факт блокирования с.Кенхи категорически отрицал пресс-секретарь главы Чечни А. Каримов. Однако, поскольку история широко освещалась федеральными СМИ, представители государственной власти не могли не отреагировать. Пресс-секретарь президента Д. Песков сказал: «Если этот факт действительно имел место, то, конечно, это повод для незамедлительной реакции правоохранительных органов».

История поначалу грозила закончиться так же, как и все недавние сюжеты с публичными жалобами или критикой чеченских властей. Через некоторое время в Махачкале с покаянием выступил сам Джалалдинов. Это могло означать лишь одно – поиски его чеченскими силовиками в Дагестане увенчались успехом. Рамзан Кадыров великодушно принял извинения Джалалдинова, и уже 31 мая тот вернулся в родное село, где его встречали односельчане, благодарившие Р. Кадырова за то, что он во всем разобрался. Сам глава республики, в свою очередь, обещал семье Джалалдинова материальную помощь.

Несколько слов о личности Джалалдинова, ведь мало кто в последнее время так сильно будоражил общественное мнение Чечни. Мнения о нем высказываются прямо противоположные. В федеральных СМИ он нередко представляется борцом за правду, в одиночку бросившим вызов всесильному Рамзану Кадырову. В чеченских СМИ, напротив, немедленно была развернулась кампания травли и шельмования Джалалдинова. От него отреклись его соседи и односельчане.

Представители чеченских властей и аффилированные с ними общественники называли Джалалдинова «рецидивистом», «неадекватным маньяком» и т.п. Были обнародованы данные о его судимостях. В архиве сайта Шатойского районного суда за 2012 г. действительно содержится запись о вынесении 14 июня 2012 г. Далалдинову Р.А. условного приговора на 5 лет по ч. 2 ст. 318 УК РФ (Применение опасного для жизни и здоровья насилия в отношение представителя власти). Подробных сведений о сути уголовного дела на сайте суда найти не удалось. Если верить чеченской провластной общественнице Х. Саратовой, Джалалдинов избил сотрудника полиции, причем бил он его молотком по голове. В октябре 2012 г. по обвинению, предъявленному Шатойской межрайонной прокуратурой, дело Джалалдинова вновь рассматривалось в том же суде, слушания несколько раз откладывались, и 5 февраля 2013 г. Джалалдинов получил реальный срок, – 3 года лишения свободы. СУ СК по ЧР также сообщало, что Джалалдинов был судим условно еще и в 2007 г., но проверить это на сайте суда не удалось, т. к. электронный архив ведется только с 2010 г. Таким образом, формально Джалалдинов – рецидивист. На этом основана версия, озвученная Кадыровым: будто он, подобно унтер-офицерской вдове, сам поджег дом, в котором жила его семья.

Джалалдинов весьма косноязычен. Понять суть его претензий очень сложно, но картина складывается следующая. Все началось, видимо, с большого летнего паводка 2002 г., разрушившего в с. Кенхи много домов, в том числе и дом Джалалдинова. При этом сам он, как еще несколько сотен жителей, очевидно, оказался вне программы выплаты компенсаций: в годы чеченских войн многие жители выписывались из Чечни и, видимо, будучи аварцами по национальности, прописывались в соседнем Дагестане, фактически продолжая жить в Кенхи. Начав с жалоб на невыплату компенсаций за утраченное жилье, Джаладинов постепенно расширил тематику своих писем: жаловался на ущемление аварцев; на неправильное воспитание в школах и на якобы засилье в них чеченцев; на районные светские и духовные власти и т.д.

Между тем, если судить по объективным данным, положение села Кенхи действительно не представляется столь отчаянным, как об этом заявлял Джалалдинов, хотя суровая жизнь высокогорья накладывает свой отпечаток. Обратимся к сообщениям СМИ, опубликованным до внезапно разгоревшегося скандала, и к официальным отчетам чеченских отраслевых ведомств за прошлые годы. Летом 2014 г. в этнографическом очерке о с. Кенхи на сайте ИА «Грозный-Информ» сообщалось: «Наравне с остальными высокогорными селами, в Кенхи проведен свет, отремонтированы автодорога и центральная мечеть, в которой могут одновременно молиться более 750 верующих, работает врачебная амбулатория, есть спортивный зал и детская игровая площадка. Построены две малые мечети и медресе на 60 посадочных мест. Функционируют две библиотеки и Аварский культурный центр».

В селе работают три общеобразовательных школы, но нет ни одного детского сада. С. Кенхи, как и весь Шаройский р-н, не обеспечено медицинскими учреждениями; в самом селе есть только фельдшерский пункт. Высокотехнологичные медицинские услуги доступны в Шатойской межрайонной больнице (обсуживающей еще один малонаселенный горный район – Итум-Калинский).

Ключевое значение для удаленного и отрезанного горами села имеет автомобильная дорога. Дорожная обстановка тут всегда была сложной: зимой – снежные лавины, весной – паводки, летом – оползни после дождей нарушают дорожное сообщение, разрушают полотно и мосты, добавляя работы дорожным службам. Кенхи, наряду другими горными селами, нередко попадало в чрезвычайные сводки Министерства автодорог Чечни.

В селе (как и во всем Шаройском районе) до сих пор нет газопровода, дома топят привозными дровами. Отопительный сезон – проблема для жителей безлесных гор, приходится закупать дрова у торговцев, завозящих топливо из предгорных и плоскостных районов.

Однако в итоге обращения Джалалдинова кенхинцы неожиданно получили значительно больше, чем могли ожидать. Не привыкший мелочиться, Р. Кадыров уже 6 мая во время визита в Кенхи объявил 2016 год «годом Шаройского района», поставив перед своими подчиненными задачу «выработать принципиально новый и качественный подход к работе… уделять больше времени нуждам местных жителей, наладить с ними качественный диалог». Обещано было, что на благоустройство района будут брошены все силы. Это была чистой воды импровизация: до скандала с Джалалдиновым никаких упоминаний в государственных СМИ о «годе Шаройского района» не было. Не удалось найти специальной строки о нем и в законе о бюджете ЧР на 2016 г..

Главой оперативного штаба по восстановлению Шаройского р-на был назначен министр сельского хозяйства республики Муса Дадаев. Уже началось строительство детского сада и дома культуры, двух спортивных площадок. Ремонтируются кровли жилых домов. Всем желающим выделяются стройматериалы. Идут работы по укреплению берега реки. 8 июня Дадаев докладывал главе республики о первых итогах полномасштабной реконструкции. Последовали и кадровые замены: 13 мая на расширенном заседании правительства ЧР Кадыров признал: «в последнее время мы видим, что район остановился в развитии», после чего сменил главу района Р. Мусалова и начальника районного отдела внутренних дел. Их увольнение может означать, что обвинения в коррупции и «откатах», выдвинутые Джалалдиновым в адрес районных властей, имеют под собой основания.

Можно было бы считать это хэппи-эндом, если бы не череда преступлений в отношении семьи жалобщика, – преступлений, которые, скорее всего, останутся безнаказанными.

Нападения на правозащитников и журналистов в Ингушетии и Чечне9 марта 2016 г. на территории Республики Ингушетия, в нескольких сотнях метров от административной границы с Чечней, было совершено беспрецедентное нападение на журналистов и правозащитников. Одновременно произошло нападение на офис Сводной мобильной группы правозащитников, находившийся в Республике Ингушетия, в с. Яндере. Среди пострадавших – как российские, так и иностранные граждане: норвежский журналист Ойстан Виндстад из издания Ny tid, корреспондент шведского радио Лена Мария Перссон Лефгрен, Александрина Елагина из The New Times, корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода, блогер Михаил Солунин, сотрудничавший с «Коммерсантом» журналист Антон Прусаков, пресс-секретарь Комитета по предотвращению пыток Иван Жильцов, юрист Комитета Екатерина Ванслова и водитель микроавтобуса Башир Плиев.

Вечером 9 марта правозащитники отправились с группой журналистов из Ингушетии в Грозный, в том числе для освещения судебного процесса по делу граждан Украины Николая Карпюка и Станислава Клыха, обвинявшихся в участии в боях на территории республики в ходе Первой чеченской войны. Кроме того, норвежский журналист Ойстан Виндстад готовил материал о двух чеченцах, погибших в Чечне после отказа им в политическом убежище и депортации из Норвегии. Ойстан поехал в Чечню в надежде продолжить свое расследование.

В течение двух дней со дня прибытия журналистов в Грозный 7 марта за микроавтобусом «Фольксваген», который арендовала Сводная мобильная группа, велась слежка. «За нами ездил черный «Мерседес» с номерами 666 и серебристая «Приора» с номерами В 504 АТ, 95-го региона», – пишет Е. Сковорода. Как позже рассказал водитель Б. Плиев, 9 марта преследование микроавтобуса велось от окраины Карабулака, у которой расположена штаб-квартира СМГ. Около 19.00 (по данным МВД по РИ – в 19.30) вблизи границы Чечни и Ингушетии (500 метров от поста ДПС на границе с Чечней) микроавтобус обогнали три автомобиля и прижали его к обочине. Выскочившие из автомобилей мужчины в масках длинными палками разбили окна микроавтобуса, начали вытаскивать из него всех людей и избивать их. Нападавших было 20–25 человек, все они говорили по-русски, но с сильным чеченским акцентом.

По мнению пострадавших, какой-то строгой избирательности в побоях не чувствовалось. Больше других пострадали водитель и иностранцы, сидевшие в передней части машины.

Во время избиения нападавшие кричали водителю Б. Плиеву: «Ты возишь пособников террористов! Ты помогаешь террористам! А мы боремся с терроризмом!» В то же время, нападавшие, судя по всему, стремились нанести ущерб именно приезжим журналистам. Кроме того, у журналистов они отнимали ноутбуки, телефоны, блокноты и другое личное имущество. Двое журналистов остались без документов – у одного они сгорели в микроавтобусе, а у другого были похищены вместе с личными вещами.

Все происходило довольно быстро. После избиений злоумышленники спихнули микроавтобус в кювет, подожгли его и скрылись. Пострадавшие некоторое время находились на обочине дороги, после чего прибыли сотрудники ингушской полиции. Позднее со следственной группой приехал министр внутренних дел по РИ А. Трофимов.

Ойстан Виндстад, Лена Мария Перссон Лефгрен, Екатерина Ванслова и водитель микроавтобуса Башир Плиев были доставлены в травматологическое отделение Сунженской центральной районной больницы в пгт Сунжа (бывш. ст. Орджоникидзевская, Ингушетия). У всех четверых были диагностированы черепно-мозговые травмы и сотрясение мозга разной степени тяжести. Журналистка шведского радио Лена Мария Перссон Лефгрен была ранена ножом в ногу. Порезы были нанесены и норвежскому журналисту Ойстану Виндстаду. Обоим врачи наложили швы.

Башир Плиев пострадал больше всех: у него были сломаны нога и рука, много гематом и ссадин, серьезная черепно-мозговая травма. Плиев потерял новый микроавтобус, купленный им в кредит. Сожженная машина была для него единственным источником дохода. Впоследствии на новый микроавтобус, лечение и реабилитацию водителя было собрано энтузиастами более 1,6 млн рублей. 500 тыс. рублей перечислил на счет Плиева «Комитет по предотвращению пыток», а 250 тыс. рублей – организация «Открытая Россия».

В тот же вечер неизвестными было совершено нападение на офис СМГ, находящийся в квартире на втором этаже новостройки у окраины г. Карабулак, в с. Яндаре. Квартиру в Ингушетии, но в непосредственной близости от Чечни правозащитникам пришлось арендовать после погрома их офиса в центре Грозного в июне 2015 г. Нападавшие – не менее восьми вооруженных человек в масках – подъехали к зданию на пяти машинах. На момент нападения в офисе никого не было. Нападавшие не смогли вскрыть входную дверь снаружи, после чего проникли в помещение через балкон. Налетчики вывели из строя камеры наблюдения, находившиеся в офисе, и уничтожили роутер, обеспечивавший непрерывную видеосвязь с центральным офисом «Комитета по предотвращению пыток» в Нижнем Новгороде.

Первоначальная реакция властей на преступление была довольно обнадеживающей. 10 марта Владимир Путин «в связи с хулиганским нападением на правозащитников и журналистов» в Ингушетии поручил Министерству внутренних дел выяснить все обстоятельства произошедшего и дать случившемуся правовую оценку. На поручение президента немедленно откликнулся министр внутренних дел В. Колокольцев: он, в свою очередь, поручил принять исчерпывающие меры для задержания напавших на правозащитников и журналистов начальнику Главного управления МВД по СКФО Сергею Ченчику и главе МВД Ингушетии Александру Трофимову. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков высказался по поводу нападения на правозащитников и журналистов в Ингушетии вполне однозначно: «Это абсолютно возмутительно, это абсолютное хулиганство, насколько мы понимаем, опасности были подвергнуты жизни этих людей, это абсолютно неприемлемо». По его словам, Кремль рассчитывает, что федеральные и региональные правоохранительные органы «примут самые действенные меры для поиска и нахождения виновных в этом нападении».

На следующий день, 11 марта, полпред президента РФ в СКФО С. Меликов, открывая совещание по безопасности с руководителями силовых ведомств, заявил: «Ситуация находится на особом контроле. Мы следим за ходом расследования дела. Даны соответствующие поручения руководителям правоохранительных органов. Мы находимся в постоянном контакте с Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Общие усилия будут направлены на то, чтобы как можно скорее выявить и наказать виновных в данном инциденте».

Первоначально Сунженский райотдел МВД почему-то расследовал это дело по статьям «Хулиганство, совершенное группой лиц» (ч. 2 ст. 213) и «Умышленное уничтожение чужого имущества» (ст. 167). Однако уже 12 марта к делу об избиении журналистов и правозащитников в Сунженском р-не Ингушетии была добавлена статья «Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Фактически это означало, что преступление было переквалифицировано из категории средней тяжести в особо тяжкие преступления. Добавление «разбойной» статьи с удовлетворением воспринято пострадавшими, журналистским и правозащитным сообществом.

Однако, по мнению потерпевших, постепенно расследование стало тормозиться. 2 апреля 2016 г. Министерство внутренних дел РФ проинформировало Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, что «на первоначальном этапе расследования по делу проведен значительный объем следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, однако установить лиц, совершивших преступление не представилось возможным». 24 марта расследование дела было передано в СУ СК по РИ, в связи с тем, что «в действиях нападавших усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 144 УК РФ (Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов, соединенное с насилием над журналистами с повреждением или уничтожением их имущества)», а дела по этой статье подследственны Следственному комитету.

30 марта СУ отчиталось в первых результатах работы. Сообщалось, что возбуждено новое уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст.144 УК РФ, которое соединено в одно производство с ранее возбужденным уголовным делом МВД по Республике Ингушетия. По уголовному делу были проведены первоначальные процессуальные и следственные действия. Следователями и следователями-криминалистами с использованием криминалистической техники тщательно осмотрено место происшествия, все пострадавшие признаны потерпевшими и допрошены в установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации порядке, в отношении потерпевших проведены медицинские судебные экспертизы.

В начале мая ряд потерпевших (Егор Сковорода, Антон Прусаков) заявили, что не удовлетворены ходом и темпами расследования и тем, что следствие их не информирует о ходе расследования.

3 июня правозащитники, в том числе глава «Комитета по предотвращению пыток» И. Каляпин и глава Совета по правам человека при президенте РФ М. Федотов встречались с главой Ингушетии Ю-.Б. Евкуровым и вынуждены были констатировать, что «прогресса в расследовании нет». Как отметил Каляпин, «Процессуальные поручения следователей, которые даются МВД республики, не исполняются. Кончится это все тем, что дело будет развалено, и все будут говорить, что с делом не справились МВД и Следственный комитет по Республике Ингушетия. По-моему, это несправедливо. Мы все понимаем, что произошло, мы все понимаем, откуда кто приехал, и я полагаю, что ответственность, в том числе за неэффективное расследование, должны нести не территориальные органы Ингушетии». Он предложил Евкурову совместно попросить окружное управление СК принять дело к производству, чтобы все приказы следственных органов в Чечню направлялись из Пятигорска. Глава Ингушетии, обычно довольно лояльный к правозащитникам, отреагировал на предложения Каляпина довольно нервно, потребовав не сталкивать его с Рамзаном Кадыровым и не использовать Ингушетию в качестве базы для работы в Чечне. Кроме того, Евкуров безапелляционно заявил, что «если у вас есть твердое убеждение, что силовики из Чечни приехали и в квартиру вломились – нет, не с Чечни, можете даже не сомневаться в этом. А откуда – следствие разберется».

*****

Через несколько дней после происшествия с микроавтобусом, 16 марта, уже в Грозном было совершено демонстративное нападение на члена президентского Совета по правам человека и главу «Комитета по предотвращению пыток» Игоря Каляпина. Вначале его без каких-либо законных оснований выселили из отеля «Грозный Сити». Сам Каляпин описал это так: «Зашел мужчина, примерно 60 лет, представившийся генеральным директором отеля, охранник в черной форме и еще какой-то мужчина средних лет. Директор заявил мне, что, так как я критикую главу Чечни и чеченскую полицию, а он очень любит Рамзана Ахматовича, я должен покинуть гостиницу. Я заявил ему, что его действия незаконны и попросил дать мне справку о том, что я выселен за то, что не люблю Кадырова. Он сказал: «дураков ищите в зеркале».

Затем, уже на улице на Каляпина напали полтора десятка человек, которые сбили его с ног, метнули в него около пару десятков яиц, обсыпали мукой и облили зеленкой. После нападения в Грозном Игорь Каляпин уехал в Ставропольский край.

В ходе нападения на Каляпина пострадал украинский консул, находившийся в тот момент рядом с ним. Консул прибыл в служебную командировку в Грозный для участия в судебном процессе по делу граждан Украины Карпюка и Клыха.

«Нападение на члена президентского Совета по правам человека, которое наверняка является продолжением достаточно опасной атаки хулиганов, которая произошла до этого на границе с Ингушетией, это очень опасная тенденция, которая, безусловно, вызывает обеспокоенность», – заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Однако результаты расследования этого хулиганского инцидента, как и в случае с нападением на микроавтобус, оказались ничтожными.

«Независимость суда» в Чечне. Приговор по делу Карпюка и Клыха.В конце мая 2016 г. в Грозном завершился длившийся почти девять месяцев громкий судебный процесс. Судили двоих украинцев, Николая Карпюка и Станислава Клыха, якобы участвовавших в событиях начала Первой чеченской войны. При этом дело «громкое»: в материалах упоминались как участники тех боёв действующий украинские политики (в частности, Арсений Яценюк).

Подсудимые, в ходе предварительного следствия давшие признательные показания, впоследствии заявили, что сделали это под пытками. В деле не было никаких иных доказательств, кроме этих самооговоров и показаний весьма сомнительного свидетеля. Не было никаких убедительных свидетельств того, что Карпюк и Клых вообще бывали в Чечне до сентября 2015 г., до начала судебного процесса.

Не менее важно и то, что судили украинцев, по сути, просто за участие в боевых действиях, – за то, за что можно было бы судить тысячи жителей Чеченской Республики. Об этом переговаривались между собою чеченцы, присутствовавшие в зале еще на первом судебном заседании. Между тем, одна из основ кадыровской стабильности как раз и заключается в том, что жители Чечни видят в нем гаранта от преследований «за войну». Обвинительный приговор ставил бы под сомнение эти гарантии и эту стабильность.

В итоге суд проигнорировал доводы защиты (большая часть ходатайств которой по ходу процесса была отклонена) либо вовсе отказался заслушивать рассматривать эти доводы, и фактически согласился со стороной обвинения, назначив подсудимым практически те же сроки, которые запросил прокурор.

26 мая 2016 г. Верховный суд ЧР огласил приговор гражданам Украины Николаю Карпюку и Станиславу Клыху. Приговор – 22 с половиной и 20 лет колонии строгого режима соответственно. Карпюк и Клых, задержанные в 2014 г., обвинялись по ст. 209 (бандитизм) и 102 (убийство двух и более лиц) УК РСФСР в том, что, будучи членами запрещенной в России украинской организации УНА–УНСО, они в конце 1994 – начале 1995 г. участвовали в составе «банды «Викинг» в боевых действиях против российских федеральных сил совместно с вооруженными формированиями самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия, и при этом убили тридцать российских военнослужащих.

Дело в суде вел судья Вахит Исмаилов. Клыха защищала адвокат Марина Дубровина, Карпюка – адвокаты Докка Ицлаев и Илья Новиков. ПЦ «Мемориал» много месяцев отслеживал ход судебного процесса, тщательно проанализировал обвинительное заключение, которое представляет из себя нагромождение небрежности, путаницы, домыслов и прямых фальсификаций. Этот анализ позволил правозащитному центру «Мемориал» признать Николая Карпюка и Станислава Клыха политическими заключенными.

Судебный процесс проходил с участием коллегии присяжных.

С марта в суде выступали свидетели защиты. Так, 9 марта перед присяжными в течение получаса выступил председатель Совета ПЦ «Мемориал» Александр Черкасов. Судья неоднократно прерывал его, снимал вопросы адвокатов, и отказался приобщить к делу «Анализ обвинительного заключения…», подготовленный ПЦ «Мемориал». Судью возмутило само обсуждение обвинительного заключения за пределами присутственных мест.

Далее суд признал законным отказ в возбуждении уголовного дела по жалобам Карпюка на пытки в ходе предварительного следствия.

На следующих заседаниях были допрошены свидетели из Украины, которые привели многочисленные доказательства алиби Карпюка и Клыха. Судья отказался приобщить к делу поступившие из Украины документы, подтверждавшие алиби обвиняемых

Адвокаты безуспешно пытались добиться приобщения к делу материалов, позволяющих уточнить обстоятельства гибели российских военнослужащих, убийство которых инкриминируется обвиняемым, и оглашения перед присяжными некоторых материалов уголовного дела.

Наконец, 17 мая перед присяжными выступили адвокаты Ицлаев, Дубровина, Новиков, а подсудимые Карпюк и Клых произнесли своё последнее слово.

19 мая, несмотря на все усилия адвокатов донести до присяжных всю нелепость обвинения (немало путаницы и двусмысленностей содержалось и в итоговых вопросах суда присяжным перед вынесением вердикта) присяжные единогласно ответили на все восемь вопросов судьи: «виновен», «не заслуживает снисхождения».

Сразу после вынесения приговора 26 мая судья Исмаилов вынес частные определения в отношении адвокатов Марины Дубровиной и Докки Ицлаева, которые якобы совершили в ходе слушаний «поступки, порочащие честь адвоката».

*****

В чем причина столь дисциплинированного вынесения обвинительного вердикта присяжными и приговора – судьей? Ситуация становится более понятной, если иметь в виду скандал, развивавшийся одновременно с завершением процесса по делу Карпюка и Клыха.

Даже на фоне общего плачевного состояния правосудия в России степень «независимости» суда в Чеченской Республике удивляет. Суды, как и прочие институты в республике, подвергаются прямому и непосредственному вмешательству со стороны представителей власти исполнительной и лично Рамзана Кадырова. Приговор, неугодный главе республики, не может считаться окончательным, и даже оправдание судом, – а не только фактическая невиновность, – ни в коей мере не гарантирует свободы от преследования. О принципе разделения властей, о независимости судебной власти, о несменяемости судей Кадыров, может быть и слышал, но считаться со всем этим не намерен. Он может публично отчитывать судей за неугодный ему приговор, может публично потребовать уйти в отставку председателя Верховного суда ЧР.

5 мая на совещании с членами Верховного суда ЧР и федеральными судьями районов Кадыров резко раскритиковал судейский корпус Чечни за «необъективные приговоры». В частности, сообщил в своем Instagram Кадыров, «имел место вопиющий случай, когда находящегося в федеральном розыске участника НВФ судебным решением объявили «без вести пропавшим». Кадыров предложил председателю Верховного суда ЧР Магомеду Каратаеву и троим судьям, «если у них есть понятие чести и профессиональной этики, написать заявления и добровольно оставить занимаемые должности».

Впоследствии пресс-секретарь президента РФ Д. Песков не нашел в этих словах Кадырова признаков давления на суд: «Любой руководитель субъекта РФ вправе высказывать свою точку зрения. Это не давление на суд в плане какого-то судебного процесса».

Между тем, вскоре стало известно, что Каратаев был вынужден вывезти семью за пределы Чечни. Это произошло после того, как 6 мая, на следующий день после выступления Кадырова, он отказался покинуть свой пост. Он высказал предположения, что главу республики ввели в заблуждение на его счет.

А через десять дней, 16 мая республиканские Чечни обнародовали покаянное заявление Каратаева. Взяв на себя все ошибки судейского корпуса, он сообщил, что уже написал заявление о сложении с себя полномочий. При этом Каратаев клялся в верности главе республики и опроверг сообщения некоторых федеральных СМИ, пытавшихся разобраться в ситуации вокруг него, пригрозив, в частности, «Новой газете», опубликовавшей 12 мая большое расследование о состояние судебной системы и перманентном вмешательстве в судебный процесс со стороны властей. Издание привело подробности совещания главы Чечни с судьями 5 мая, из которых выяснилось, что вменяемые Каратаеву «необъективные» решения итак давно отменены Верховным судом ЧР, а четверых судей - Хусаинова, Яндарова, Мурдалова и Каратаева – буквально задержали после заседания, и удерживали, пока они не написали заявления об отставке. Заявления районных судей уже на следующий день рассмотрела квалификационная коллегия судей Чечни, а вот Каратаева уволить оказалось не так просто, поскольку вопрос о его отставке находился в компетенции Высшей квалификационной коллегии судей РФ. Судьи написали заявление на имя председателя ВС РФ Лебедева, однако оно не имеет никакой юридической силы.

Состояние северокавказского террористического подполья весной 2016 г.Активность террористического подполья остается невысокой. Если в 2012–2015 гг. резко сокращалось число потерь среди представителей силовых структур, но частота спецопераций оставалась высокой, то прошедшей весной число спецопераций было незначительным, при росте потерь по сравнению с предыдущим годом. Эти потери силовики понесли в нескольких считанных эпизодах столкновений с боевиками.

29 и 30 марта в Дагестане были совершены три атаки с применением мощных взрывных устройств.

Первые два взрыва прогремели 29 марта в 20.10 на 831-м км федеральной дороги «Кавказ» (недалеко от пос. Новый Хушет) по пути движения автоколонны Временной оперативной группы (ВОГ) МВД РФ. Попавшие в зону поражения бронированные грузовик «Урал» и внедорожник «УАЗ-Патриот» были полностью уничтожены. Погиб один и ранены двое полицейских, прикомандированных из Красноярска.

На следующий день, 30 марта, в Табасаранском р-не Дагестана, недалеко от с. Сиртыч прогремел еще более мощный взрыв. На контрольно-заградительном посту ДПС полицейские попытались остановить автомобиль ВАЗ-2110. Когда экипаж ДПС поравнялся с автомобилем, в котором предположительно находилось два человека, раздался взрыв. Один полицейский погиб, другой был ранен.

Странное нападение было совершено 11 апреля на ОВД Новоселицкого р-на Ставропольского края, – трое боевиков-смертников столкнулись с сопротивлением, кинули две гранаты и подорвали себя, не причинив вреда еще чьей-то жизни и здоровью (подробно см. раздел «Ставропольские шахиды» этого выпуска бюллетеня).

Поздно вечером 20 апреля группа вооруженных боевиков численностью до 12 человек напала на населенный пункт Джули Табасаранского р-на Дагестана. Они сожгли старое здание школы, ограбили продуктовый магазин и ушли. В ходе нападения никто не пострадал.

9 мая на двое боевиков атаковали контрольно-пропускной пункт (КПП) на окраине с. Алхан-Кала, предместья Грозного. Один из них подорвал себя, в результате были ранены шестеро прикомандированных из Башкирии полицейских; другой боевик был застрелен (подробнее см. раздел «Чечня: поджоги домов, похищения, публичные покаяния» этого бюллетеня).

14 мая в Дербенте в ходе штурма квартиры с засевшими в ней боевиками погибли двое полицейских: начальник городского уголовного розыска (!) капитан полиции Муса Мусаев, которого боевикам каким-то образом удалось захватить в заложники, и прикомандированный из Тюменской области капитан полиции Виктор Тимофеев. Ранения получили начальник ОВД и начальник службы участковых оперуполномоченных, а также еще двенадцать сотрудников, которые их прикрывали. Ответственность за произошедшее в тот же день поспешила взять на себя запрещенная в России террористическая организация Исламское Государство. Бой начался с того, что трое полицейских попали под огонь боевиков, когда искали бандитов, причастных к убийству 9 мая отца бывшего мэра Дербента, после чего квартира, в которой укрывались боевики, была блокирована.

По заявлению представителей силовых структур, 21 мая в Ингушетии была обезврежена глубоко законспирированная группа боевиков (были задержаны четыре человека). В ходе обысков было обнаружено несколько крупных схронов, содержавших автоматы, СВУ, боеприпасы. Один из задержанных был действующим сотрудником полиции и много лет работал на стратегически важном объекте транспорта – в аэропорту «Магас» (отметим, что ранее, в марте в Хунзахском р-не Дагестана среди убитых боевиков также оказался бывший полицейский в звании капитана). Пять дней спустя, 26 мая, в Ингушетии силовиками при попытке задержания были убиты пять человек: на кладбище с. Барсуки – братья Усман и Ваха (Зураб) Цолоевы, на трассе у Назрани – братья Адам и Анзор Местоевы, а в самой Назрани на станции техобслуживания – Хизир Галаев. Родственники говорят об их невиновности, а власти (в т. ч. глава республики Юнус-бек Евкуров) – о том, что они принадлежали к «спящей» террористической сети.

Таблица. Потери силовых структур в зоне конфликта на Северном Кавказе весной 2016 г.

 

  Март Апрель Май ВСЕГО

Убиты Ранены Убиты Ранены Убиты Ранены Убиты Ранены

Чечня 6 6

Ингушетия Дагестан 2 4 2 2 15 4 21

Кабардино-Балкария ВСЕГО 2 4 2 2 21 4 27

Потери силовиков (четверо убитых и 27 раненых), безусловно, существенно (в разы!) больше, чем за весну 2015 г. (трое убитых и трое раненых), но если обратиться к данным за предыдущие годы (весна 2014 г. – 12 убитых и 30 раненых, весна 2013 г. – 27 убитых и 87 раненых, весна 2012 г. – 57 убитых и 77 раненых), то говорить о новой тенденции к росту человеческих потерь пока рано.

Решение Европейского суда по правам человекаПрошедшей весной Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес только одно постановление по жалобе жителя Северного Кавказа. Однако особенность дела «Гайсанова против России» в том, что оно касается события относительно недавнего: похищение сотрудницы гуманитарной организации «Датский совет по беженцам» Заремы Гайсановой, было совершено осенью 2009 г. в «кадыровской» Чечне.

В ЕСПЧ дело представляли юристы ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон); на национальном уровне дело вели юристы Сводной мобильной группы правозащитников в Чечне.

«Гайсанова против России» (№ 62235/09, Gaysanova v. Russia). Решение вынесено 12 мая 2016 г.

Заявительница по делу – Лида Гайсанова, мать Заремы. В 2009 г. Зарема Гайсанова, 1969 г.р., жила с матерью в Ингушетии. В их грозненском частном доме (2-й пер. Дарвина, д. 7), разрушенном во время боевых действий, продолжались ремонтно-восстановительные работы. Во дворе стоял еще один маленький домик, уцелевший в ходе войны. Когда Зарема приезжала в Грозный по делам, она оставалась в нем ночевать. Осталась она там и 31 октября 2009 г.

Вечером 31 октября Лиде Гайсановой позвонил ее сосед из Грозного и сообщил, что вооруженные люди окружили и обстреляли ее дом, который в результате полностью сгорел. Зарему, по его словам, вывели на улицу, посадили в автомобиль УАЗ и увезли в неизвестном направлении. После того, как пожарные погасили пламя, из-под завалов дома силовики извлекли обгоревший труп мужчины.

Тем же вечером 31 октября по чеченскому республиканскому телевидению сообщили, что в районе дома во 2-м переулке Дарвина проводилась спецоперация, в ходе которой был уничтожен один боевик. Лида Гайсанова видела этот сюжет и узнала свой дом. Сайт республиканского МВД сообщил, что боевиком оказался Али Хасанов, житель с. Гойты, «эмир г. Аргун и равнинной части республики», приближенный лидера боевиков Доку Умарова. Согласно этому сообщению МВД по ЧР, руководил спецоперацией лично Рамзан Кадыров, прибывший на место событий. О судьбе Заремы ни МВД, ни государственные СМИ ничего не сообщали.

Тем же вечером Лида Гайсанова приехала в Грозный и обратилась в Ленинский райотдел с заявлением о похищении дочери. Начальник ОВД заявил, что ничего не знает о судьбе пропавшей женщины, и не предпринял никаких мер к ее поиску. Впоследствии даты регистрации заявления и опроса заявительницы были сфальсифицированы, чтобы скрыть бездействие сотрудников органов внутренних дел. По этому факту проводилась отдельная проверка. Экспертиза показала, что даты были подделаны, однако виновных так и не установили.

Лишь 16 ноября 2009 г. прокуратура возбудила уголовное дело по факту похищения Заремы Гайсановой. В середине ноября Лиду Гайсанову вызвали в Ленинский межрайонный следственный отдел по Грозному СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР. Следователь Магомед Тамаев сообщил ей, что, по его сведениям, Зарема жива, но «пока нам недоступна». В ноябре–декабре 2009 г. следователь направлял запросы и поручения в райотделы внутренних дел, межрайонные следственные отделы, в медицинские и другие учреждения Чеченской Республики, пытаясь получить информацию о Зареме Гайсановой. Поручения долго не исполнялись, а запросы оставались без ответа. Следователь опросил ряд свидетелей, в том числе рабочих, ремонтировавших разрушенный дом Гайсановых, и подтвердивших, что 31 октября она находилась в этом доме. По свидетельству соседей Гайсановых, похитители вывели Зарему в 17:30, когда дом находился полностью под контролем силовиков.

Следователи долго не допрашивали главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова, руководившего спецоперацией 31 октября «в связи с загруженностью». Когда допрос наконец состоялся, никакой важной информации следствию получить не удалось. Столь же малосодержательными оказались результаты допросов сотрудников МВД из числа участников спецоперации. Они сообщили, что прибыли для проверки информации о том, что по адресу 2-й пер. Дарвина, д. 7 находится член НВФ, где в приехавших силовиков из дома бросили гранату, на что они открыли ответный огонь. В результате возник пожар, и предполагаемый боевик погиб в огне.

При этом представители власти не объяснили, что могло произойти с Заремой. Из материалов уголовного дела следует, что Гайсановой не предъявляли никаких обвинений. Следствие не установило, как в доме во 2-м пер. Дарвина оказался боевик. В то же время, из материалов, предоставленных властями, следует, что Зарему подозревали в сожительстве с членом НВФ.

Расследование дела много раз приостанавливалось и возобновлялось. Судьба Заремы Гайсановой и ее местонахождение не установлены до сих пор.

В своем постановлении ЕСПЧ признал, что российские власти несут ответственность за похищение и вероятную гибель Заремы Гайсановой. Установлены нарушения статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и жестокого обращения) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявительнице присуждена компенсация морального вреда в размере 60 тысяч евро.

Похожие работы:

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯПОСТАНОВЛЕНИЕ от 27 июня 2014 г. N 212ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВЕДОМСТВЕННОГО КОНТРОЛЯВ СФЕРЕ ЗАКУПОК ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ НУЖДРЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-А...»

«Правила оформления материалов конференции. Текст статьи объемом 2–5 страниц представляется в виде файла, набранного с использованием редактора MSWord (rtf, doc, docx), размер шрифта № 14 TimesNewRoman (шрифт 11-го и 12-го кегля допускаетс...»

«Администрация Василеостровского района Санкт-Петербурга АКТ проверки соблюдения законодательства Российской федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок Государственным бюджетным общеобразовательным учреждением средняя об...»

«ПРОЕКТ вносит группа членов Молодежного парламента при Законодательном Собрании Пермского края Закон Пермского края Об установлении отдельных ограничений в сфере розничной продажи слабоалкогольных и безалкогольных тонизирующих напитков ПринятЗаконодательного...»

«Доклад о деятельности Межмуниципального управления МВД России "Бийское" по борьбе с преступностью и обеспечении общественного порядка на территории города Бийска за первое полугодие 2014 года Уважаемые депутаты городской Думы! Первое полугодие текущего годау нас было наполнено напряженной работой, поиско...»

«Содержание курса Блок Тема занятия, номер занятия Неделя, семестр Содержание Вводные занятия Организационное занятие. Работа с авторским активом. 1 неделя, 1 семестр Журналистика. Газета – отражение жизни общества. Кто может быть сотрудником газеты. Памя...»

«Тема урока № 27: Православная семья. Тип урока: изучение нового материала. Класс: 4Цели и задачи урока: Образовательные: знакомство с понятием семьи, дать представление о христианском понимании семьи; Расска...»

«КОНСТИТУЦІЙНИЙ ПРОЦЕС В УКРАЇНІ: політико-правові аспекти Бюлетень інформаційно-аналітичних матеріалів № 7-8 2014 Національна бібліотека України імені В. І. Вернадського Національна юрид...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Начальник ОМВД России по Унцукульскому району майор полиции _Магомедов М.Б. " 21 " июня 2015 г.ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКАЯ  ЗАПИСКА участкового уполномоченного полиции ОМВД России по Унцукульскому району майора полиции Алиева У.А., обслуживающего административный участок № 8 сельское поселение Майданское Унцукульского райо...»

«Ханты-Мансийский автономный округ-Югра муниципальное образование городской округ город Пыть-Ях АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА территориальная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав www.pyadm.ru e-m...»

«Уголовный Кодекс Республики Казахстан Кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 года N 167   Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1997 г., N 15-16, ст. 211  ОГЛАВЛЕНИЕ       Сноска. Порядок введения в действие Уголовного кодекса см. Закон РК от 16 июля 1997 г. N 168 О введении в действие Уголовного...»

«Публичный отчет о деятельности филиала муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения средняя общеобразовательная школа с. Дуван в с. Лемазы муниципального района Дуванский район Рес...»

«Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Белгородский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации" Кафедра криминалистики Особенности расследования отдельных видов преступлений дознавателями органов внутренних дел Практику...»

«Выборы 2017 Помещение УИК: помещение комиссии и зал для голосования. Помещение комиссии с 29.08 (за день до начала работы) по 11.09 (следующий день после выборов), зал для голосования – 10.09. Помеще...»

«Нормативно – правовые документы, служащие основанием для разработки учебного плана:Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации"Федеральный государственный образовательный стандарт дошк...»

«Область применения и нормативные ссылки Настоящая программа устанавливает минимальные требования к знаниям и умениям студента и определяет содержание и виды учебных занятий и отчетности. Программа предназначена для преподавателей, в...»

«244411559055000 13906518097500204406584137500 Правописание безударной гласной Ударение над гласной может сделать слово ясным. Игра "Превращения" Представьте себе, что перед вами маленький слабый котенок. Но он скоро вырастет. И тогда это будет большой сильный кот. Представили? Вот точно т...»

« ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 30 июля 2010 г. № 1140 О некоторых вопросах карантина и защиты растений и внесении изменений и дополнений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 18 октября 2007 г. № 1370Изменения и дополнения: Постановление Совета Министров...»

«Индексирование Представьте себе, что вам в руки попал телефонный справочник крупного города, допустим, Москвы. В увесистом фолианте собрано несколько миллионов телефонных номеров жителей и организаций столицы с их...»

«Утверждаю: Директор МАОУ СОШ № 14 _Т.А. Королева ПЛАН проведения акции "Образование всем детям" МАОУ СОШ № 14 в 2013-2014 учебном году. № п/пНаименование мероприятий Срок исполнения Исполнитель Обеспечение координации и взаимодействия по профилактике Безнадзорности и правонарушени...»

« ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 14 марта 2008 г. № 386 О некоторых мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 28 февраля 2008 г. № 140Изменения и дополнения: Постановление С...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.