WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«СИМАНОВСКИЙ А.Ю.Доброе утро! Разрешите еще раз поздравить вас с юбилейным конгрессом, выразить уверенность в том, что актуальность ...»

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.Доброе утро!

Разрешите еще раз поздравить вас с юбилейным конгрессом, выразить уверенность в том, что актуальность тематики и возросший профессиональный уровень участников сделают этот конгресс достаточно заметным событием с точки зрения идеологии развития и банковского дела и всего того, что с этим делом связано, в широком смысле.

Тема нашей секции вам известна - это управление рисками кредитных организаций, то, на что направлено корпоративное управление, то есть на решение двух основных задач: одна задача – получение максимального дохода, вторая задача – получение этого дохода при условии стабильной, устойчивой работы самой кредитной организации. Как раз устойчивое, стабильное функционирование кредитной организации – это проблему управления рисками.

Я надеюсь, что в рамках работы секции мы обсудим эту тему достаточно подробно и комплексно, с разных точек зрения, с разных позиций, имея в виду, что нам предстоит заслушать 1,5 десятка сообщений.

Предложение сопредседателей таково, что после каждого сообщения возможны вопросы, возможны комментарии, возможны, естественно, и ответы. Спрашивать можно не только докладчиков, но и обмениваться мнениями с присутствующими в зале. Можно адресовать вопросы также тем, кого в зале нет. Мы эти вопросы им передадим.

Иными словами, мы предлагаем достаточно раскрепощенную обстановку для обсуждения. Естественно, просьба к выступающим с сообщениями придерживаться регламента – это 10 минут. Если потребуется дополнительное время, то с согласия зала оно будет предоставлено, но хотелось, чтобы и слушающие имели возможность поучаствовать в обсуждении, а не только слушать то, что до них доносят выступающие.

Я надеюсь, что эти предложения не вызывают возражений? (Нет.)

Следующий момент, касающийся последовательности выступлений. Мы эту последовательность будет соблюдать. Единственное, я хотел бы внести следующее предложение. У нас традиционно сопредседатель или ведущий помещается в начале списка, имея в виду, что он является камертоном, как бы задает тон и т.д. В моем представлении вопросы надзора – это вопросы, производные от вопросов риска. Поэтому я с вашего позволения не буду брать слово первым, а оставлю себя на потом. Полагаю, что мы должны начать обсуждение непосредственно с проблематики управления рисками, с проблемой рисков и того, что с этим связано.

ЛЬВОВ Б.Доброе утро, дамы и господа!

Я немного поменял тему, точнее, уточнил её, потому что тема – бизнес риски – достаточно широкая. Сегодня я поговорю о концепции бизнес рисков и на примере расскажу об одном из рисков и как им управлять, имея в виду риски информационных систем. Немного остановлюсь на принципах корпоративного управления. Ведь принципы корпоративного управления существуют также и для информационных систем.

Тенденции, которые наблюдает наша фирма ПрайсВотерхаусКуперс в последнее время на рынке бизнес рисков, заключаются в том, что организации относятся к определению самого риска с трех сторон.

Первая сторона – отношение к риску как к возможным потерям, то есть традиционное определение риска, как зло, неприятность, которая может случиться. Это вы видите на графике внизу.

Другое отношение к рискам – к рискам как к неопределенности, то есть что-то проявляется в операционном управлении компании или кредитной организации. То, как решаются оперативные вопросы или, как, например, бюджет. Он идет с какими-то промежуточными планами и происходит какое-то небольшое управление. Это то, что мы называем рисками неопределенности.





Третье отношение к рискам и мы считаем его достаточно важным. Многие организации, в том числе и в России, относятся к рискам не только как к возможному злу, но и как к каким-то новым возможностям. То есть риски нам приносят не только какую-то угрозу, но и дают нашей кредитной организации как-то получить преимущество от этого.

Когда мы говорим о рисках, как о потерях, о каких-то возможных неприятностях, то, например, в кредитной организации, естественно, это больше функции внутреннего, внешнего аудита, может быть каких-то административных функций, службы безопасности и т.д.

Когда мы говорим об императивном управлении, то есть о риске как о неопределенности, то это является функцией руководящего звена бизнес подразделений. Это немножко другой уровень.

Но когда риски рассматриваются как возможные преимущества, которые может получить банк, то это всегда прерогатива высшего руководства. Когда речь идет о рисках, то высшее руководство концентрируется на общей политике риска, и риски могут рассматриваться как возможности для компании.

Вообщем-то отношение к рискам, которое мы наблюдаем, а мы видим многие банки как аудиторы и как консультанты, можно посмотреть на шкале взросления организации, которую я здесь показал. Менее развитые организации, которые относятся к рискам как к злу, они больше внизу шкалы взросления. Это такие организации, которые либо внедряют системы управления рисками после каких-то прецедентов, то есть когда с ними случились какие-то неприятности, либо, в лучшем случае, у коллег рядом случились неприятности, и они на это реагируют. Более продвинутые организации уже начинают управлять операционными рисками или такими рисками, как риск потери репутации.

Но в самых передовых организациях, и здесь больше примеров из мировой практики, которые встречает наша фирма, отношение к риску как к каким-то возможностям. То есть организация принимает на себя риски, стараясь увеличить акционерную стоимость компании, достичь каких-то других стратегических целей. Естественно, когда организация воспринимает риск как возможность, нужна четкая система. Надо пройти первых два этапа и построить систему управления возможными неприятностями, именно построить систему управления рисками как возможностями.

Еще раз хочу подчеркнуть, что наша фирма привносит новое определение, что такое риск, то есть риски оказывают негативное или позитивное влияние на возможности организации в достижении своих целей.

Характерным примером такого подхода к риску служит область информационных технологий. Это достаточно рисковая область. Многие банки стараются использовать информационные технологии как какое-то конкурентное преимущество, развивают новые технологии, предлагают новые виды электронных услуг. Другие организации отстают в развитии информационных систем и подходят к проблемам развития информатизации как к чему-то необходимому, стараются финансировать развитие информационных технологий по принципу латания дыр. Естественно, это совсем другая ситуация. Здесь риски риски информационных систем немного другие.

Почему я хотел более подробно остановиться на информационных системах? Это особенно важно для кредитных организаций. Эти тенденции очень четко прослеживаются в последнее время в мировой практике с развитием Internet, электронного banking.

Та услуга, которую оказывают кредитные организации, это не какая-то физическая услуга, это услуга, которую по сути можно доставить в электронном виде. Хотя, конечно, наличный оборот денег есть и всегда будет, но по сути банковская услуга – это услуга, которая может быть доставлена в электронном виде. За счет этого именно информационные технологии будут играть огромную роль в банковской сфере, в сфере кредитных организаций. Это достаточно важный момент. Даже по статистике именно кредитные организации, банки тратят наибольший процент от своих доходов именно на развитие информационных технологий по сравнению с другими отраслями.

Здесь я бы хотел поговорить об одном из методов управления рисками в информационных технологиях. Это, безусловно, рисковая область.

Мы часто наблюдаем недостаток внимания высшего руководства к задачам автоматизации. Это связано с неправильным отношением к рискам в целом. На самом деле, говоря о корпоративном управлении, в Америке существует Институт корпоративного управления в области информационных технологий. Он как раз говорит о том, как управлять информационными процессами и рисками, связанными с деятельностью информационных технологий. Как все принципы корпоративного управления, это достаточно структурированный процесс, то есть основные цели, которые предлагает эта организация, и основные задачи корпоративных информационных технологий достаточно просты. Они формулируются в трех основных целях: информационные технологии должны соответствовать бизнесу и максимизировать прибыль, должно обеспечиваться целевое использование информационных ресурсов и риски, связанные с информационными технологиями, соответствующим образом контролируются. То есть это те директивы, которые должно давать высшее руководство для своих подразделений. Соответственно эти подразделения являются подотчетными и акционерам, и высшему руководству кредитной организации.

Их деятельность подразделяется на две составные части, то есть это управление рисками, что включает в себя безопасность, надежность и соответствие требованиям в информационных системах, а также извлечение выгоды. Это то, что подразумевается под автоматизацией, то есть повышение эффективности работы, уменьшение издержек и т.д.

Элементами разумного или корпоративного управления информационных технологий уже тогда могут стать более детальные процедуры, которые включают в себя назначение из состава высшего органа управления лица, персонально ответственного за развитие информационных технологий, за разработку и утверждение стратегии развития информационных технологий, также регулярный внешний и внутренний аудит информационных систем.

Я забыл сказать, это в России меньше развито, но на Западе именно в кредитных организациях обязательным является функция аудиторов информационных систем. Внутренние и внешние аудиторы обязаны смотреть на информационные системы в кредитных организациях, поскольку они играют достаточно существенную роль. Риски существуют как для внутреннего, так и внешнего аудита. Существуют методики, как проводить аудит информационных систем, есть организации, которые это всё делают. То есть регулярный внешний и внутренний аудит информационных систем, сопоставление собственных действий с практикой других компаний в этойобласти и использование общепризнанных подходов и методик к анализу инвестиций в информационной технологии, разработка мер действий на случай чрезвычайных ситуаций, разработка политики и требований к выполнению политики информационной безопасности, обязательное документирование процессов информационных технологий и т.д.

В заключение я хотел бы сказать, что руководство в банке должно сознавать, что область (ай-ти) является достаточно значимой, но и высоко рискованной областью деятельности банка. Надо принимать разумные решения о балансе между рисками информационных технологий и инвестированием в систему контроля над информационными технологиями и возможность применения этих принципов.

Если у кого есть вопросы, я могу более детально ответить на них сейчас или после заседания. Спасибо.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Пожалуйста. Если есть какие-то вопросы.

ВОПРОС

Мы очень часто видим, как те же самые руководители или собственники, принимая решения, не обращают внимание на вопросы, связанные с рисками. Может быть, Вы расскажете, как разработать систему, которая предотвращала бы такого рода практику?

ЛЬВОВ Б.

Это два разных риска. Высшее руководство, действительно, может принимать какие-то решения, обходя стандартные лист-процедуры. В информационных систем тоже есть такая проблема, потому что, когда строится контроль информационных систем, всегда есть какое-то лицо, которое может принять решение и обойти какие-то стандартные контроли. У нас система так и строится, что всегда есть кто-то, кто этим управляет. В информационных системах это решается проще. Там человек может обойти стандартные процедуры, но, действуя в соответствие с принципами корпоративных информационных технологий, эти действия должны записываться. Конечно, их нельзя запретить выполнить, но они всегда записываются и можно посмотреть, кто и что сделал.

Может быть, кто-то другой сможет ответить на этот вопрос. Но такой риск существует.

БОЛЬШАКОВ А.В.

Я считаю, что вопрос задан исключительно по существу. Обсуждением рисков мы занимаемся на каждом конгрессе. Вопрос, который задан, очень хорошо ложится в тематику нашего 10-го конгресса как корпоративное управление. Мы можем написать очень хорошие процедуры, правила, купить разработчиков и т.д., но решением одного или двух руководителей нарушить все процедуры и выполнить неизвестно что. Нам, как действующим аудиторам, достаточно часто приходится встречаться с такой ситуацией, что в банках исключительно дисциплинированный персонал, это всем известно, тем не менее, какие-то значительные транзакции происходят по решению единоличному или по решению двух – трех руководителей банков.

То, о чем мы говорили вчера, и о чем будем продолжать говорить сегодня, - внедрение всех принципов корпоративного управления. То есть владельцы организаций и руководящий персонал должны быть разделены. Наличие комитета аудита, наличие независимых директоров – эти все элементы должны присутствовать, иначе в процедуры, которые мы напишем, работать не будут.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Есть какие-то еще вопросы, если они возникли? Не возникли.

Мораль понятная, рисков надо не только опасаться, но в некоторой степени даже и любить, потому что без рисков не бывает успехов.

БРИНЗА А.В.Добрый день, коллеги!

Мое выступление будет посвящено определению задач, которые стоят в кредитных организациях по управлению кредитными рисками. Мне хотелось бы выделить пути решения, которые, по нашему мнению, необходимо рассмотреть банкам, руководителям банков, чтобы, во-первых, определить кредитные риски и дать им количественную оценку и, во-вторых, попытаться каким-то образом их снизить.

Я думаю, не секрет, что кредитный риск является наиболее классическим банковским риском, с которым сталкивается банк в повседневной деятельности. В классическом определении кредитный риск – это риск полного или частичного неисполнения контрагентами банка взятых на себя обязательств по возврату полученных денежных средств и других активов, полученных от кредиторов.

Данное определение, если его рассматривать с точки зрения риск менеджмента, необходимо дополнить еще одной небольшой частью, которая говорит о том, что кредитный риск является риском ухудшения кредитного рейтинга контрагента, который может происходить с течением времени и зависеть от различных обстоятельств.

Ухудшение кредитного рейтинга не подразумевает, что контрагент не исполнит взятые на себя обязательства, но отражает ту вероятность наступления дефолта, то есть отражает то, что вероятность наступления самого негативного события, то есть возврата кредита, растет со временем.

С точки зрения риск менеджмента необходимо дать оценку кредитного риска, и мы предлагаем рассматривать кредитный риск в двух направлениях: определить его количественную оценку и дать качественную оценку кредитного риска. Данный подход позволяет определить место кредитного риска как для каждого кредита индивидуально, так и рассчитать совокупный кредитный риск портфеля в целом.

Графически это можно представить в виде карты рисков, по вертикальной оси которой можно отложить количественное отражение риска, то есть ту величину потерь, которую несет каждый кредит индивидуально, а по горизонтальной оси отражается вероятность наступления. Данный пример является упрощенной моделью карты кредитного риска. Каждая точка – это определение в двух измерениях величины риска для каждого кредита индивидуально. Совокупная величина может отражать кредитный риск всего портфеля в целом.

В двух словах о том, что собой представляет количественная оценка кредитного риска. В общем понимании это величина потерь банка, которая складывается из номинальной величины размещенных средств, за вычетом сумм наиболее вероятных выплат, которые может произвести заемщик в погашении полученных кредитов, в том числе принимаются во внимание средства, которые возможно будут получены от реализации залога, выплат поручителя, а также возмещения, которые, возможно, кредитор получит после ликвидации, банкротства заемщика в случае наступления самого неблагоприятного события, то есть невозврата кредита.

При этом необходимо учитывать временной фактор, то есть оценивать возможные денежные потоки с учетом времени, необходимого на реализацию залога и возврата денежных средств. Таким образом. Стоимость 100 рублей, выданных в качестве кредита сегодня, не будет равна 100 рублям, которые мы получим в течение ближайшего года после решения всех судебных органов и т.д.

И качественная оценка кредитного риска. Еще раз вам напомню, что в эту характеристику вкладывается понимание и определение вероятности наступления неблагоприятного события, которое определяется индивидуально для каждого контрагента. При этом банки сталкиваются с необходимостью поиска ответов на несколько, на наш взгляд, ключевых вопросов.

Первое. Что же можно выбрать в качестве базы для присвоения заемщику того или иного кредитного рейтинга? Как можно соотнести классификацию заемщика по определенной группе риска и номинальную величину резерва, который адекватно отражал бы существующие риски возможных потерь? Каким образом наиболее эффективно отрегулировать методы качественной оценки кредитного риска в общей концепции риск менеджмента в целом для банка?

Безусловно, существует ряд других вопросов, которые неразрывно и тесно связаны с основными вопросами. Но эти три, пожалуй, наиболее часто встречаются и неизбежно возникнут при определении стратегии банка.

Если посмотреть на нашу российскую действительность и банковский бизнес в данный момент, то можно сказать, что поле маневра у банков достаточно ограничено. Существуют, пожалуй, три варианта развития событий. Это определение качественной характеристики для выбора базы, использование информации независимых рейтинговых агентств, что, наверное, является идеальным, потому что это не является дорогостоящей процедурой, если есть определенная база, доступная для всех кредитных организаций, которая содержит в себе информацию и общую методику по оценке кредитного рейтинга заемщика.

Необходимо отметить, что в России данный подход не нашел широкого распространения в силу совершенно объективных причин, связанных с тем, что не все предприятия, не все заемщики и не все клиенты банков готовы к тому, чтобы пройти через сито рейтинговых агентств, то есть открыть информацию, предоставить достоверную, прозрачную отчетность.

Кроме того, это достаточно дорогостоящая процедура, которая отпугивает потенциальных клиентов. Данный подход можно рассматривать как потенциальный в будущем. Думаю, что мы когда-нибудь придем к тому, что любая крупная компания, которая будет выходить на рынок кредитных ресурсов, будет иметь некий независимый рейтинг, на который можно будет ориентироваться.

Второй вывод также очевиден. В Рамках действующего законодательства и нормативных документов регулирующего органа Центрального банка банки обязаны оценивать кредитных риски возможных потерь в соответствие с инструкцией № 62А, о которой все мы знаем. Я не буду на этом подробно останавливаться. Хотелось бы отметить, что за время, пока эта инструкция находится в действии, стали достаточно очевидными те моменты, которые не позволяют рассматривать её как инструмент или базу для качественной оценки вероятных потерь, связанных с наступлением дефолта или кредитным риском. Наш анализ банковских клиентов показывает, что зачастую расхождение между величиной резерва возможных потерь, созданного в соответствие с инструкцией и рассчитанного в соответствие с международной методикой, составляет десятки процентов, 20-30%, бывает и больше. Формализованный критерий данной инструкции не учитывает реального состояния ссудной задолженности и направлен на унификацию набора параметров для всех банков, без учета индивидуальностей и т.д. Поэтому очевидно, что результат оценки резерва на возможные потери и вообще возможных потерь в соответствие с данной инструкцией, с точки зрения корпоративного управления, не являются адекватными и эффективными.

Поэтому остается третий вариант, на котором бы хотелось заострить ваше внимание, - это разработка собственного внутреннего кредитного рейтинга заемщика. То есть определение тех параметров, которые определяются менеджментом банка и определенным образом увязаны со стратегией банка, с его бизнес-планами, с его капиталом, с ожиданиями акционеров и т.д.

Кроме того, необходимо заметить, что разработка собственного кредитного рейтинга - это принятая практика в западном сообществе и насчитывает уже многие годы, она постоянно совершенствуется. Нельзя сказать, что это раз и навсегда написанная инструкция. Это продукт, который развивается вместе с банком.

Несколько слов о том, что в нашем понимании включает в себя система внутреннего кредитного рейтинга. Она должна в себя включать набор определенных методик и методов оценки клиентов, содержать описание процессов и процедур сбора, обработки и представления информации, связанной с размещением средств, проведением активных операций. Кроме того, она должна быть тесно интегрирована в общую систему информационных технологий банка и не должна являться самостоятельным субъектом. Методика ориентирована на то, чтобы своевременно определить и дать качественную оценку кредитных рисков в разрезе каждого заемщика и в целом по портфелю. При этом, как одно из предложений, возможно рассмотрение от 6 до 10 групп рисков или градаций заемщиков, относящихся к нормальным ссудам или к нормальным кредитам.

Что мы под этим понимаем? Это кредиты, которые не имеют очевидных проблем невозврата или же проблемы носят потенциальный характер и не переступили ту грань, когда у банка появляется практически уверенность в будущих убытках.

Кроме того, данная методика, данный рейтинг должен предусматривать не менее двух, а лучше даже до четырех групп риска или градаций для, так называемых, проблемных кредитов. При этом очень важно разделять кредиты, по которым со 100%-ной вероятностью можно говорить, что мы реализовали в балансе наши убытки и их нужно просто списывать, и те кредиты, на которых нужно концентрировать свои усилия по их возвратности путем различных процедур, вплоть до банкротства предприятия, если этот выбор является последней мерой.

Также необходимо предусматривать промежуточные рейтинги, которые, как правило, определяются знаками плюс или минус, например, А+, В- и т.д., которые позволяют отслеживать и классифицировать пограничное состояние кредитов, потому что написать унифицированные процедуры, которые бы четко говорили, что это первая или десятая группа рисков, всегда, пожалуй, будет сложно.

При этом кредитная политика и методология присвоения кредитного рейтинга должна содержать набор четко определенных критериев классификации. Хотелось бы обратить внимание, что общепринятое желание и понимание основывать свою оценку риска лишь только на финансовом состоянии заемщика в России (мы все об этом прекрасно знаем) не является эффективным средством, потому что, как правило, отчетность не прозрачная и за балансом заемщика могут стоять более серьезные проблемы, или же наоборот гораздо более положительная картинка.

Следует помнить о том, что базой для анализа будущих и вероятных потерь является ретроспективный анализ кредитного портфеля. Банк должен помнить о том, как он жил последние годы, вести базу, рассчитывать и считать некие уровни средних потерь, отклонения, которые существуют в какие-то моменты, связывать это с причинами, которые вызывали данные отклонения и, соответственно, данный подход распространять на будущее и смотреть, как будет развиваться ситуация в будущем.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Александр Валентинович, я прошу прощения, Вы использовали уже полтора лимита времени.

БРИНЗА А.В.

По поводу рейтинга можно сказать, что в совокупности количественная оценка также является параметром, влияющим на качественную оценку, которой в последствии может служить для риск менеджеров базой или величиной для расчета совокупных параметров. Например, выиграть риск и другие параметры, скажем, капитал риск, который рассматривается совокупно по банку для определения его кредитного рейтинга и адекватности капитала.

Я прошу прощения, что перебрал отведенный мне лимит времени. С вашего позволения я закончу. Если есть вопросы, я с удовольствием на них отвечу.

СИМАТОВСКИЙ А.Ю.

Пожалуйста, вопросы, комментарии какие-то.

ВОПРОС

Что, по мнению компании “Артур-Андерсен”, является наиболее надежным источником получения информации о клиентах с целью опоры при анализе этого заемщика? То есть надо поставить акценты при анализе. Например, акцент на финансовую отчетность при анализе мы сделать не можем в силу его непрозрачности. Акцент на рейтинговые агентства тоже не все заемщики имеют возможность проводить этот анализ. На что, по Вашему мнению, банки должны делать акцент при анализе деятельности контрагентов?

БРИНЗА А.В.

Спасибо за вопрос. Здесь можно рассказать о том, как мы подходим к анализу наших потенциальных клиентов. Это можно распространить и для банков. Кроме того, наш подход применяется нами при определении резервов на возможные потери, анализе кредитного портфеля банков и т.д. Я бы сказал двумя словами, что это глубокое понимание бизнеса клиента, понимание того, как двигаются денежные потоки, как это все юридически оформлено, какие существуют бизнес риски у клиента по прекращению бизнеса, по его ухудшению, что является источником (кэш…) для клиента, каким образом соблюдаются юридические риски о том, что все денежные потоки могут быть уведены куда-то и банк останется с пустой фирмой заемщиком. Пожалуй, в России это является единственным методом, который позволяет определить бизнес клиента и дать какую-то качественную оценку, то есть определить рейтинг данного клиента.

ВОПРОС

Мы разработали свою систему оценки рисков, но получаются такие казусы. Приходит с проверкой Центральный банк и говорит, что она не отвечает 62А. Кроме того, мы изучили бизнес клиента, посчитали, что это у нас самый лучший клиент, он у нас был прокредитован, изучили его бизнес, но мы все знаем, что баланс – дело творческое и не отвечает истинному положению дел. Центральный банк записал, что это у нас самый рискованный кредит, что финансовая отчетность не показывает, что у этого клиента все хорошо. Получается заколдованный круг в оценке нашего бизнеса и в оценке тех органов, которые нас проверяют и делают оценку нашей кредитной организации.

БРИНЗА А.В.

Это вопрос ко мне или к Центральному банку?

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Вы же на трибуне, значит к Вам.

БРИНЗА А.В.

Я не возьму на себя смелость ответить за Центральный банк, но я согласен с тем, что такая проблема существует. Мы сталкиваемся с этим практически постоянно в каждом банке, когда формализованные критерии инструкции четко определяют четвертую группу риска, которая следует из создания 100%-ного резерва, но при этом, если глубоко посмотреть на бизнес клиента, принимая во внимание определенные особенности, нужно сказать, что бизнес риск, кредитный риск не столь высок, как это диктует инструкция. Но этот вопрос надо решать совместно и Центральному банку, и банкам практикующим, и аудиторам.

Пользуясь случаем, спасибо за Ваш вопрос, я хотел бы рекомендовать банкам, основываясь на опыте проведения проверок, общения с Центробанком, с банками, занимать с этом смысле более активную позицию и обсуждать это не в кулуарах, не с внешними аудиторами, а доводить свою точку зрения до Центрального банка. Попытка Центрального банка выпустить некую инструкцию, которая определяет набор каких-то характеристик, это уже является положительным шагом в том направлении, в котором должен двигаться каждый самостоятельный банк.

Следующий вопрос о том, как увязать эту инструкцию общую для всех с теми внутренними рейтингами, которые разрабатывает каждый самостоятельный банк, потому что на Западе подход достаточно простой. Аудиторы дают оценку внутренней методике. Если они с ней согласны, соответственно они и подтверждают те риски, которые несет кредитное учреждение и как они отражены в балансе. Если не согласны, это влечет за собой определенные оговорки и т.д.

ВОПРОС

В продолжение предыдущего вопроса хотелось бы отметить, что с резервами ситуация двойственная. Может сложиться и противоположная ситуация. Если мы создаем резервы больше, чем положение по формализованным критериям, у нас есть другой надзирующий орган – Министерство по налогам и сборам, который может предъявить претензии гораздо более серьезные в этом случае, нежели Центральный банк. Поэтому в данном случае все-таки вопрос, наверное, к представителям Центрального банка…

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Это потом, если можно. Сейчас у нас есть докладчик.

ВОПРОС

Хорошо, я задам вопрос, а потом мы по ходу дела, может быть, запомним и обсудим его. Оснований для того, чтобы вводить формализованные критерии, между прочим, очень много. Первый, который напрашивается сам собой, это все-таки недостаточный уровень доверия Центрального банка к менеджменту банков и, между прочим, небезосновательно. И второй вопрос, при отсутствии формальных критериев достаточно серьезные вопросы возникнут и с исполнителями, потому что, одно дело, сам Центральный банк, который разрабатывает инструкции, а другое дело, территориальные управления. У них трактовки, мягко говоря, разные. Честно говоря, простого решения этого вопроса я не вижу, но хотелось бы узнать мнение Центрального банка. Вопрос обсуждается, понятное дело, не первый раз, может быть есть какие-то наработки и нам станет легче.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Легче станет всем. Я понимаю, что это вопрос вообще. Обсуждение его чуть отложим, хотя в процессе самого поступления вопроса, там содержались некие ответы.

Еще вопросы, пожалуйста. Нет вопросов.

БОЛЬШАКОВ А.В.

Если можно, небольшой комментарий по этому выступлению. Вопрос исключительно актуальный. Здесь присутствует большинство банкиров и у меня вопрос: насколько мы готовы делать профессиональные суждения в отношении качества кредитного портфеля? Мы критикуем, в какой-то степени, 62А, хотя, на мой взгляд, то, что сделал Банк России, с 1994 года, это был совершенно великолепный прорыв в том, что риски нужно оценивать, и ввели эти понятия.

Когда проверяешь банки, очень часто, если критикуешь за что-то руководителей, сотрудников, бухгалтерию кредитной организации, они говоря – это инструкция, а почему вы так считаете? 62А – это совершенно отличный фундамент для принятия начальных решений.

Потом мы говорим: Банк России приходит и у него такое-то мнение. Я имею в виду, что приходит инспектор из подразделения Банка России. Это те же самые люди, которые руководствуются той же самой инструкцией. У меня такой вопрос: мы готовы с 1 января 2004 года перейти на международные стандарты финансовой отчетности? Вот вы морально готовы? Каждый будет принимать профессиональные суждения, каждому нужно будет отойти когда-то от какой-то буквы инструкции и подумать: мы к этому готовы? Я думаю, что далеко не все к этому готовы. То, что сделал Банк России этой инструкцией, инструкцией 137 – Положение о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери, на мой взгляд, это совершенно блестящий прорыв. Многие встречают её с негативной реакцией. Почему? Потому что финансовое положение наше будет приближаться в банках к тому, что нужно будет показывать риски по всем активам.

Как мы оцениваем клиентов? Вчера об этом очень хорошо говорилось. Мы – банки идем впереди всех и везем за собой экономику. Как мы будем управлять банками и как мы будем управлять своими клиентами? Это вопросы корпоративного управления банками и корпоративного управления клиентами.

Это совершенно элементарный вопрос - кредитное бюро. Уже несколько лет говорят об этом, Дума рассматривает и принимает Закон о кредитных историях. Готовы мы делиться кредитными историями своих клиентов? Готовы мы потребовать от клиентов, чтобы они не рисовали балансы, а представляли реальную картину? Если мы впереди экономики, мы сами должны быть образцом и требовать от них, чтобы они были такими же. И делиться этой информацией. Это, конечно, не просто, тут вопросы и конфиденциальности, и т.д. Но если этого не делать, мы будем всегда сидеть и не будем знать, кому мы даем и что у нас с рисками.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

У вас вопрос или комментарий?

Ричард ХЕЙСВОРТ вице-президент “Ситибанк Т/О”

Комментарий. Я бы хотел напомнить вам то, что было сказано вчера господином Херстом, и также хотел соединить эту мысль с тем, что было задано в первом вопросе, а именно, что делать, когда пишутся хорошие руководства, когда прекрасные инструкции, а высшему руководству наплевать на все инструкции и они делают все по-другому. Правильный ответ был – корпоративное управление, то есть не только то, что было написано, а тот склад ума, который осуществит эти инструкции. То, что говорил господин Херст вчера, примером корпоративного управления должно быть управление государством. Этот вопрос мне кажется существенным. Очень много говорится. Пишутся хорошие инструкции, но управление государством и введение этих инструкций в жизнь отстают от идеала.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Конечно, есть такая проблема. Помним мы, как и основная часть зала, Программы КПСС и другие, но там, наверное, была немного другая ситуация. Сейчас попроще. Там ситуация была такова, что написать можно было всякие разные вещи, но они просто по определению были не реализуемыми. С точки зрения системы корпоративного управления, достижения корпоративных целей, это еще достижимо в действительности, поэтому цель вполне реальна. Речь идет о средствах, речь идет об условиях, о достижении этих целей. Вопрос этот, вне всякого сомнения, комплексный. Здесь возникают всевозможные проблемы. Я не хочу подробно комментировать эту тему, потому что этот вопрос является слишком разнообразным. Мы затратим очень много времени и, может быть, не очень рационально это сделаем. Имея в виду тематику секции. В принципе, конечно, с постановкой вопроса мы все согласны. Речь идет о реализации тех правильных идей, которые, мы надеемся, будут заложены и уже заложены в тех инструкциях, в тех законодательных актах.

Я также воздержусь от комментария по поводу инструкции № 62А. Мне кажется, дискуссия и обсуждение, которые состоялись, вполне показательны. Я разделяю те соображения, которые высказывали представители кредитных организаций. Да, действительно, бывают ситуации не самого хорошего взаимодействия в этом смысле отдельных представителей, отдельных учреждений Центрального банка и банков. В разных ситуациях правда на стороне или представителей Центрального банка, или кредитной организации. Я надеюсь, что взаимодействие будет развиваться и уровень деловой культуры, культуры надзора будет повышаться, соответственно, и почвы для взаимопонимания будет больше.

Единственное, что я хочу сказать, что инструкция № 62А с момента своего появления развивалась от принципа жесткой руки в сторону либерализации. Если посмотреть все те дополнения, которые к этой инструкции существуют, они как раз дают максимальные возможности кредитным организациям для самостоятельной оценки.

БОЛЬШАКОВ А.В.Доброе утро, дамы и господа!

Те, кто принимал участие в работе 9-го конгресса, наверное, помнят, что этому бизнесу отводилось достаточно много выступлений, кажется, было 4 выступающих. Казалось, что еще годик, и мы только и будем о нем говорить. В этом году председатель банка “Менатеп-Санкт-Петербург” вчера говорил 1,5 минуты все еще оптимистически, и больше никаких выступлений не было. Все мы - свидетели этой переоценки капитала, который привносит новые технологии, то есть то, что произошло в прошлом году, в основном, на американских рынках.

Но я хотел бы в течение нескольких минут подвести итоги, если это возможно, пользуясь совершенно новой информацией. После осени прошлого года, после всех этих оценок правильных и неправильных, после реальных оценок, которые произошли на рынке, что сейчас происходит в электронном бизнесе в банках?

Начнем, конечно, со взгляда за океан, что делают наши коллеги в Америке. Там сейчас существует 21 Internet-банк, из них 11 Internet-банков были созданы с нуля, 10 банками была куплена лицензия банков, которые действовали на тот момент.

Все большие американские банки (вчера называли цифры), 96 из 100 больших банков работают в Internet-среде. Если взять, к примеру, “Чейзманхеттен-банк”, то у него 650 тысяч клиентов, которые выполняют операции через Internet. В этом году планируют довести их до миллиона.

Европа. В Европе лидируют швейцарские банки по Internet-бизнесу. Далее идут немецкие банки. Происходит интересная тенденция. Швейцарское почтовое агентство зимой этого года объявило о том, что оно превращается в Internet-банк, что они все операции будут проводить через Internet и станут крупнейшим ритейловым банком. “Ситизен-банк” объявил, что, благодаря электронной структуре, ему удалось построить исключительно эффективный бизнес, и актив Internet-банк 1,2 млрд. долларов.

Что у нас происходит с регулированием Internet-банков, могут ли они обанкротиться? Этот вопрос сейчас активно дискутируется в США. Теоретически для тех, кто имеет депозиты в Internet-банках, рисков нет, поскольку существует совершенно необходимое условие, что они должны страховаться федеральной корпорацией страхования депозитов. Тем не менее, органы банковского надзора с большим опасением смотрят на развитие чистого Internet баnking. К Internet-банкам предъявляются совершенно другие, более строгие требования с точки зрения размера капитала банков и с точки зрения бизнес планов и с точки зрения нормативов по ликвидности. Например, федеральная корпорация по страхованию депозитов рассматривает заявки на открытие Internet-банков до 18 месяцев, вместо общепринятых 4-5 месяцев для простых банков. Почему это происходит? Потому что сейчас принято считать, что чисто Internet-банки несут за собой повышенные риски. Если открывается обычный банк, который будет обслуживать местную территорию, то понятно, что у него есть рассчитанная ресурсная база, его бизнес стратегия просчитывается на необходимые 3-5 лет с большой вероятностью и определенностью. С точки зрения Internet-банка такого нет, то есть они начинают конкурировать со всеми банками. В связи с этим риски того, что они смогут привлечь или не смогут привлечь тот или иной капитал, те или иные ресурсы, исключительно велики. Поэтому американский регулятор требует совершенно других отношений к Internet банкам по капиталу, по ликвидности.

Есть чисто Internet-банк. Еще не было пока случаев существенного ухудшения финансового положения, но и не было таких случаев, чтобы они, действительно, процветали. Я имею в виду чисто Internet-банк, а не Internet- подразделение уже больших банков, о которых я говорил, типа “Ситезен-банк”.

Чистые или небольшие Internet банки работают фактически как пылесосы на ритейловом рынке. Работа исключительно не благодарная. Экономические блага, которые должен принести за собой Internet-банк, не приходят, хотя вроде бы можно отказаться от физических офисов, от избыточных штатов и т.д. Но на самом деле клиенты, которых они получают, характеризуются тремя буквами ЖЛВ (жадные, ленивые, высокомерные). Это клиенты, которые считают каждую копейку. Если есть возможность, они уйдут из одного банка и перейдут в другой, то есть это клиенты, с которыми работать исключительно сложно.

Мне, как аудитору российских банков, также известны некоторые финансовые показатели тех российских коммерческих банков, которые развивают Internet-бизнес в течение нескольких лет. Интересно, что клиентская база увеличивается, а остатки по счетам уменьшаются. Это достаточно парадоксальное явление, потому что в какой-то степени оно объясняется тем фактом, что тот, кто работает через Internet, умеет считать свои деньги, он не будет оставлять остатки достижения в течение месяца. Он будет ими управлять так, чтобы в течение 1-3 дней разместить их там, где будет выше выгода.

Английский “Эппельси” - пионер Internet-бизнеса с 1998 года. В прошлом году клиентская его база выросла на 70% и составляет 1,5 млн. клиентов. Наверное, каждый банк хотел бы иметь у себя 1,5 млн. клиентов. Убытки этого банка составили 1 млрд. 155 млн. долларов в прошлом году. Они объясняются высокой ценой покупки клиентов.

Неопределенности Internet-бизнеса таковы, что по некоторым большим проектам, по которым в прошлом году начинали работать, пришлось отказаться.

Банки Новой Зеландии, Австралии, Сингапура хотели создать Азиатский Internet-банк, вложили 100 млн. долларов конкретно в разработку этого банка, шесть месяцев исследований и затем принято решение – работу прекратить.

Другие примеры. Корпорация “Сони” объявила о создании Internet-банка, вложила 352 млн. долларов и имеет проект, по которому этот бизнес будет исключительно прибыльным.

“Дженерал электрик” - ведущая американская компания создает Internet-банк и никаких сомнений, что бизнес будет исключительно успешным.

Вот такие совершенно диаметрально противоположные оценки. О чем они свидетельствуют? О том, что Internet banking – Это безусловно будущее. К 2005 году в любом случае, аналитики сейчас говорят, что он будет доминирующим. Но Internet-банк создается для тех, кто имеет имя. Для тех, кому доверяет вкладчик, и кому доверяет корпорация. Ситуация сейчас по Internet banking следующая. Большие банки уже вложились в существующие инфраструктуры, они не могут и не хотят менять эти вложения в течение 1-3 лет. Они пойдут по этому пути. Поэтому с выходом из тех активов, которые у них работают, они будут меняться на Internet- технологии. Платформа Internet banking будет развиваться, но небольшим банкам осваивать Internet-бизнес пока рано. Спасибо.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Пожалуйста, вопросы, соображения, комментарии.

ШВЕЦОВ С.А. – ЦБ

Сегодня есть еще одна проблема, связанная с профессиональными рисками: сегодня меняется законодательство по отмыванию денег в значительной части западных стран, появляются повышенные требования к контролю банка за операциями своих клиентов. До недавнего времени в США действовал принцип: “Банк обязан знать своего клиента”, а на сегодня принцип уже другой: “Банк обязан знать клиента своего клиента”. В этой части, эти новые нормативные указания со стороны Центральных банков и комиссий по контролю за отмыванием денег, они создают определенные риски со стороны внедрения технологий со стороны банков, которые занимаются Интернетом и инвестиции в программное обеспечение, в рекламу могут оказаться отчасти бесполезными, потому что те требования, которые должны осуществлять банки в отношении контроля за потоками, иногда невозможно их соблюдать через технологии, связанные с Интернетом и, отчасти, это возможно лоббировать с теми банками, которые не готовы переходить на Интернет технологии, потому что стандартный и привычный бизнес, он приспособлен больше для контроля за потоками.

Спасибо.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Еще есть вопросы, комментарии?

Вопрос

Скажите, пожалуйста, Россия может открыться скандинавским банкам для того, чтобы они инвестировали или работали с российскими клиентами? Рассматриваете ли вы такого рода проекты?

БОЛЬШАКОВ А.В.

Известно, что многие российские граждане имеют счета за границей… (Симановский А.Ю.: Я не имею! (Смех в зале)

Я не говорю о большом количестве людей, но все-таки такие счета есть, они открыты во многих странах мира, конечно, и в Швейцарии и они управляют ими достаточно успешно. Но я не думаю, что это явление будет дальше развиваться. Я считаю, что значительно большой потенциал по развитию Интернет технологий у крупных российских банков. Большая проблема в том, что они идут по этому пути, в общем-то, стохастическим методом, не используя тот опыт, который уже накоплен. Я думаю, что управлять финансами и корпорацией, а также счетами физических лиц российские банки смогут не хуже швейцарских, но это вопрос будущего.

Вопрос

Мне кажется, что надо иметь в виду 2 момента: например, Финляндия имеет больший процент населения, который работает с Интернетом, гораздо больший процент, чем в России. Второй момент, в Скандинавии большой процент населения держат свои сбережения в банках, а в России? А сколько процентов населения России имеют доступ в Интернет? Пока эти два показателя не сойдутся, развитие Интернет технологии не даст большого скачка.

БОЛЬШАКОВ А.В.

В России опыт постоянной работы в Интернете имеют порядка 1%, а в Америке – 80%, в странах Скандинавии этот процент не ниже, а может быть и выше.

Комментарий:

Я хочу высказать комментарий по отношению к тому, что было сказано о Скандинавии. Я, можно сказать, “с поля боя”, я из Литвы и могу сказать, что там тоже есть скандинавские банки и не могу сказать, что это все там идет хорошо. Надо смотреть вначале на развитие технологий, сколько денег бросается. Как было в Швеции, я помню: в отдельных банках клиенты изучали пользование Интернетом. Это, может быть, будет и у нас, но пока должно подождать. Банковское дело в этих странах развивалось 100-200 лет, а в России все сделать за 10 лет невозможно. Нам в Прибалтике легче, там по 2-3 миллиончика, и если не “пряником”, так “кнутом” заставим, а России не сделать в обозримом будущем, чтобы значительная часть ее населения стала пользоваться Интернетом.

Спасибо.

МИХАЙЛОВ В.В.Добрый день, уважаемые дамы и господа!

В контексте выступления, которое я буду делать, мне хотелось бы остановиться на рисках неадекватного контроля за собственной себестоимостью и, как следствие, неадекватного ценообразования на свои собственные продукты.

В докризисный период банки могли себе позволить к стоимости своих продуктов добавлять норму прибыли, определять цену и выходить на рынок. Времена эти в прошлом. Маржа на все основные продукты сильно упала. Поэтому необходима концентрация на вопросах: какова реальная себестоимость услуг, где разрыв, где необходимо концентрировать свои усилия. Все эти вопросы очень актуальны.

Во всем мире происходит сдвиг в получении информации, в потребности информации от финансовых количественных показателей к не финансовым качественным показателям. То есть в мире идет движение от бухгалтерского учета к управленческому учету, к процессу создания стоимости и повышения стоимости банка для акционера. Это все происходит через, так называемый, ключевой показатель эффективности, который позволяет функционировать банку на рынке в конкретном сегменте своего бизнеса.

Для того, чтобы точно знать себестоимость своих продуктов и, как следствие, адекватно выстраивать свою ценовую политику, недостаточно просто знать общий уровень своих затрат. Происходит движение к тому, что нужно точно подсчитывать себестоимость своих продуктов, которые банки предлагают на рынке. Одним из возможных вариантов такого подсчета является функциональный анализ стоимостного анализа.

По сравнению с традиционным методом переноса затрат на продукты, вводится понятие aktivitis функция, которая более точно привязывает конкретный ресурс, затраты к непосредственному объекту оценки себестоимости.

По сравнению с традиционным методом учета затрат, когда известна общая выручка по банковским продуктам и в целом издержки, методом функционального стоимостного анализа предлагается посмотреть, какие конкретно продукты, либо клиенты, либо каналы сбыта вносят наибольший вклад в прибыльность данного продукта, а какие наоборот, тянут общую прибыльность вниз. Таким образом, можно сконцентрироваться на конкретных клиентах, либо продуктах, либо каналах сбыта и тем самым управлять более точно своей себестоимостью.

В наглядном виде традиционная форма счета прибыли и убытков выглядит примерно таким образом, когда затраты анализируются не в виде конкретных строчек счета прибыли и убытков, а конкретно каких-то действий, которые приводят к возникновению стоимости. Прием платежей, ведение базы данных, консультирование, ведение переговоров. Тем самым, появляется возможность выделять все функции: на приносящую стоимость, поддерживающий бизнес и не приносящую стоимость, либо низкую приносящую стоимость. Как я сказал, такой анализ возможен в разрезе клиентов, каналов сбыта и продуктов банковских.

Сам метод функционального стоимостного анализа очень трудоемкий и длительный к внедрению. Поэтому есть более простой способ, Который называется : договор, оказание услуг между подразделениями. Смысл его заключается в следующем. Он облегчает внедрение функционального стоимостного анализа и ускоряет процесс его внедрения. В практическом применении это выглядит так. Если в банке есть компьютерный департамент, в котором работают специалисты, получают зарплату, покупают soft для поддержания, антивирусные системы и т.д., есть пул затрат этого департамента. Его надо солокировать по подразделениям для того, чтобы понять, сколько затрат от этого департамента получают подразделения, которые зарабатывают деньги реальные, приносят стоимость. Вместо того, чтобы считать конкретно, сколько потратил каждый департамент, надо делать следующее. Предположим, что в банке 100 компьютеров, из них 10 в кредитном отделе,. 20 в бухгалтерии, 30 в отделе клиентских платежей и т.д. Таким образом. Пропорционально весь пул затрат этого компьютерного департамента разбрасывается на подразделения. Для первого приближения этого вполне достаточно. Нет необходимости хронометрировать время и вводить систему учета рабочего времени для более точного переноса издержек.

В общем виде по банку это будет выглядеть следующим образом. Сначала распределяются расходы, связанные с затратами на руководство, они пропорциональны тем департаментам, которые курируют конкретные руководители подразделений. Далее, так называемый, центр затрат переносится на договор внутри и оказание услуг. Это пропорциональное отнесение на центр затрат бухгалтерии, департаментов компьютерщиков, безопасности, маркетинга.

В самих центрах прибыли подсчет идет на основании хрономентража, листков учета рабочего времени в разрезе конкретного клиента, например, сколько потрачено на каждого клиента в кредитном департаменте по работе. И дальше это локируется на конкретные продукты, клиентов или каналы сбыта.

Важным моментом, помимо функции сбора и учета информации, несет момент повышения мотивации деятельности сотрудников, что является немаловажным, является система учета листков рабочего времени, которую необходимо ввести в центр прибыли в первую очередь. Регулярность составления – раз в две недели, как это делается во всех аудиторских фирмах большой пятерки. Это дает возможность анализировать в ретроспективном отношении эффективность деятельности конкретных сотрудников.

Следующая диаграмма представляет собой графическое представление анализа себестоимости. Дальше эти три маржи, которые поэтапно добавляют, это стоимость, это руководство, центр затрат, центр прибыли, приводят к тому, что в разрезе каждого клиента канала сбыта или продукта появляется чистая стоимость и убыток. Такое графическое представление заимствовано из иностранных фирм.

Закончив с функциональным стоимостным анализом, можно переходить к функциональному стоимостному управлению. Функциональное стоимостное управление переходит к вопросу, что порождает стоимость вещей. Когда ваши процессы будут разложены на функции, можно либо минимизировать, либо выкидывать неэффективные функции. Выкидывая одну неэффективную функцию, вы сразу повышаете маржу по конкретному продукту. Если вас эта функция устраивает, но она недостаточно эффективна в данном бизнес процессе, необходим реинженеринг бизнес процесса.

Третьей составляющей всего этого процесса является переход к функциональному стоимостному бюджетированию. В отличие от фактического бюджетирования идет процесс составления бюджета не в подразделений банка, а в разрезе продуктов, которые банк изготавливает.

И чтобы закончить на этом, как идет процесс внедрения. Определение так называемого словаря ресурсов, словаря функций для того, чтобы понять составление модели. Желательно по одному департаменту банка и дальше развертывание на весь банк, соответственно, с автоматизацией данного процесса. В целом всё.

Еще раз хочу сказать, что эта методология позволяет снизить риск неадекватного управления ресурсной себестоимостью и. Соответственно. Неадекватного ценоообразования своих продуктов.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Пожалуйста, вопросы или комментарии.

С МЕСТА

У меня даже не один вопрос, а два.

Первый вопрос. Скажите, Вы можете привести какие-то конкретные примеры внедрения этой технологии в конкретных кредитных организациях и показать, что конкретно изменилось, может быть в стоимостном выражении. То есть, какова была эффективность такого внедрения в деньгах и методах ведения бизнеса?

Второй вопрос. Насколько я понимаю, эта методология нацелена на снижение, в том числе издержек своих собственных расходов, операционных расходов, заработной платы и т.д. Есть ли у Вас цифры, каковы в среднем, очень грубо, издержки? Сколько это процентов в среднем составляет?

МИХАЙЛОВ В.В.

Я буду говорить о наших клиентах, с которыми мы работаем. Конкретные цифры я говорить не буду, потому что это закрытая информация. Вы совершенно правильно сказали, что эта методология направлена, в первую очередь, на экономию ресурсов, связанных с процессом управления. Но эта методология не касается экономии ресурсов, связанных с привлечением. В связи с тем, что уровень такого рода расходов в банках очень велик, то экономия тоже довольно значительная.

С МЕСТА

В процентах Вы не можете сказать?

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Позвольте, я немного вмешаюсь в том плане, что была в свое время реклама банка, не важно какого, а звучала она так: “Спросите о нас у наших клиентов”. Клиенты названы, можно спросить у клиентов, насколько это эффективно. Они в процентах, может быть, не будут называть, но они дадут качественную оценку. Хорошо уже то, что названы адреса клиентов.

МИХАЙЛОВ В.В.

При желании они могут с вами этой информацией поделиться.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Я не понял, кажется, там был второй вопрос. На него был ответ? В отношении использования этой методики внутри самой фирмы. Так, кажется, звучал вопрос.

С МЕСТА

Немного не так звучал вопрос. Есть ли у Вас информация, статистика какая-то в среднем, какова доля этих расходов в общих расходах банка?

МИХАЙЛОВ В.В.

Это сильно зависит от банка, и эти цифры варьируют от банка к банку. Возьмите любой отчет в рублях и убытках и все, что не будет связано с комиссионным вознаграждением, грубо говоря, процентными расходами. Это будет объект этого анализа.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Думаю понятно, как делать.

С МЕСТА

Я думаю, что это просто кто-то сделал.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Пожалуйста, еще вопросы, комментарии. (Нет.)

ГРИШИН Е.Л.Уважаемые коллеги!

За последние 10 лет, как мы наблюдали, произошло сильнейшее развитие основных парадигм риска менеджмента. В сущности, что было 10 лет назад: это достаточность капитала на покупку, регуляторные требования Центральных банков, отличающиеся от определенных нормативов, общих для определенных организаций и были некоторые инструменты – оценки стоимости финансовых потоков, оценки стоимости позиций; дилеры и люди, которые непосредственно принимали решения по управлению и делали прогнозы по дальнейшей динамике цен, бизнеса и выставляли оценки в отношении рынка, контрагентом, клиентов и т.д. По существу, все прогнозы, как показала статистика, это плохая практика и длительное время заниматься оценкой котировок валют, ростом прогноза разных котировок -–это плохая практика, и вот последнее десятилетие 20 века принесло новую парадигму управления рисками. Было четко разделено ожидание и аспект случайности. Сама по себе оценка риска, как отдельной позиции, дало возможность отделить банкам фронт-офисы – продуктовые подразделения, те, кто вынужден продавать продукты от подразделений, которые должны заниматься оценкой отклонений этих ожиданий. Если в ожидание процентной маржи мы вкладываем ожидаемый доход, затраты, в том числе и операционно-стоимостной анализ и все это формирует ожидаемую процентную маржу – ожидаемый будущий доход, то отклонение от этого дохода – это риск. И одна из задач была в том, чтобы миновать этот риск, сделать оценку этого риска, сделать деятельность отдельного структурного подразделения основным структурным элементам этой составляющей, это создание ….., адекватных риску, это лимитная политика банка, это риск …….. на продукты, которое оказывает ценообразование при оперативном управлении банком.

Главное, что было сделано: определена концепция, как оценка риска от минимальных и максимальных потерь – отклонение от ожидаемых результатов бизнеса. По существу, это подход 1994 года и все модели, которые были связаны с оценкой стоимости финансовых инструментов, процентных рисков, оценки ГЭП процентных и связанных с этим беспроцентных ставок и процентной маржи, они вписались очень легко в общий подход, сформировав в расчетных моделях…….., заложив при управлении суммы совокупного возможного риска. 1997 год привел к некоторому разочарованию: известные события в Азии и в 1998 году в России привели к тому, что произошло переосмысление подходов и академическая школа выдвинула новые подходы – экстремальная оценка риска. Это ввело новое понятие риска, как катастрофы. Если в первом случае оценка свободного риска по действующим операциям банка ограничивалось введением процедуры контроля, который корреспондируется с собственным капиталом банка, по крайней мере, это чистые активы банка. Позиции, которые даются в распоряжение фронт-офисов, должны иметь под собой некоторую базу расчетного риска и способ контроля при организации предоставления ресурсов, это (вар-технологии и вар-мера ?) Это предмет, который корреспондирует с капиталом в риске и представляет собой величину сверх собственного капитала, и это та причина, которая ведет к выходу этой организации с рынка, к его банкротству. Предотвращение этого события – есть необходимость создания и оценки стресс-лимитов, лимитов, которые позволяют ограничить собственно катастрофу или банкротство учреждения. Интеграция этого подхода в банки предполагает несколько принципиальных вещей. Одной из них является создание в структуре учреждения подразделения, которое не склонно к риску, которое имеет в своем руководстве руководителя высшего топ-менеджмента. Необходимо выработать общие принципы и утвердить их соответствующими решениями кредитного учреждения, как бы дополнительно увязав его в систему. Я имею в виду уровень надежности банка, с которым он работает, это период времени, в рамках которого можно было бы закрыть эти позиции, и соответственно, процедура отчетности и….. на принятие решений.

Главное у меня все, если будут вопросы, я готов на них ответить.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Прекрасно, Вы уложились в 10 минут.

Есть ли вопросы, комментарии?

Вопрос

Я хотел бы задать вопрос, связанный тем, что является результатом работы вашего отдела, который занимается анализом рисков: что является выходящей информацией, которая выдается руководству? Практика показывает, что отдельные банки привлекают сводные диалоги риск-менеджмента, создают отделы риск-менеджмента, которые рассчитывают современные параметры, используя современные технологии, современные подходы, но они не всегда адекватно воспринимаются руководителями и не являются тем гибким инструментом, который позволяет в данный момент понять, где находится банк с точки зрения рисков, не зашли ли мы за грань лимитов, и со временем это приводит к тому, что идея воплощения классического риск-менеджмента теряет просто смысл в данном банке. Есть ли такая проблема в Вашем банке и если есть, как Вы ее решаете?

ГРИШИН Е.Л.

Главное, что привело к успеху интеграции технологии риска менеджмента в нашем учреждении, это абсолютная начальная заинтересованность и функционирование топ-менеджмента, как ответственного лица, курирующего это направление, которое никому не подчиняется и может самостоятельно оценивать транзакции, формировать управленческие резервы, предварительно утвердив методическую базу. Как интегрированный процесс управления, все типовые операции, все базовые лимиты, которые рассматриваются, все они проходят анализ независимых риск-менеджментов. Соответственно, если речь идет о каких-то продуктах, то имеется рейтинговая система корпоративных заемщиков. Она имеет место уже 2 года, с ежеквартальным мониторингом корпоративного рейтинга, который есть в композиции с финансовой отчетностью, деловой репутации, кредитной истории, достаточности оборотов представляет нам динамику его финансового состояния в течение лимита времени мониторинга. Соответственно, при увеличении лимитов, при рассмотрении нового кредитного продукта информация принимается во внимание, если идет расширение с помощью…..клиента и создаются дополнительные резервы. Каждая операция, типовая, там есть некоторые лимиты минимальности рассмотрения. Они все проходят через подразделение, создаются резервы на момент последнего мониторинга риска банка в целом. Это касается всего кредитного продукта, валютного продукта, позиции ценных бумаг, процентные позиции, процентные ГЭПы, независимый анализ согласованный проходит ликвидность банка, где различаются бизнес кривая ликвидности, ликвидность при ожидаемом потоке возврата средств, пролонгация ресурсной базы и т.д. Есть стресс-кривая, которая предполагает отток денежных средств, соответственно в ликвидном портфеле банка они имеют лимит минимальности, рассматриваются от сроков реализации, чтобы обеспечить возможный отток.

Вопрос

Когда речь идет о банке в частном секторе, то подразделение, которое занимается рисками, работают ли они в интересах собственника банка, сколь велика их власть и насколько они независимы в оценках в таком случае, какие критерии применяются там, где речь идет о каких-то групповых институтах и вне пределов групповых институтов?

ГРИШИН Е.Л.

Подходы остаются теми же самыми и корпоративный клиент, который принимает участие в банке, его продукт проходит тот же самый анализ на возможность невозврата, возможность покрытия рисков, связанных с этим.

Подразделение не имеет абсолютной власти в учреждении. Оно в установленных рамках имеет возможность минимизировать возможные потери банка, кроме того, имеет голоса при принятии решений. Заемщики-акционеры и предоставляемый им продукт проходит тот же самый анализ.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Есть ли еще вопросы, комментарии?

БОЛЬШАКОВ А.В.

Вы, как функция, предназначенная для независимой оценки реестров банка, бывают ли у вас конфликты с руководством, когда вы оцениваете риски, а руководство и руководители структурных подразделений не согласны с этой оценкой и считает ее завышенной, как вы решаете такие вопросы? Как вы работаете с внешними аудиторами, которые должны оценивать риски, присущие деятельности банка?

ГРИШИН Е.Л.

Вся аналитическая база, которая поставлена в основу оценок, они соответственно доведены до руководства и соответственно утверждены решением. Это область деятельности исключительно нашего подразделения, как, в принципе, сама по себе эта область очень социальна. Здесь есть серьезное сочетание математических подходов и понимание непосредственно сути операции: сумма рисков не есть прямая сумма, это случайные величины. Реализация риска – это факт, то, что суммируется и представляет собой использование капитала под риском.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Я задумался над тем, почему столько вопросов выступающему, а потом обратил внимание на то, что это первый представитель банка выступает с этой темой и все заинтересованные коллеги решили обрушить на него град вопросов. Они захотели узнать правду о том, как это происходит в жизни, забыв о том, что здесь идет речь о некоторой общине, правду говорить можно, но вряд ли представитель конкретного банка или выступающий представитель аудиторской фирмы скажет здесь конкретно о проблемах, которые в этом банке возникают. Я в связи с этим могу заявить определенно, что представители компаний и банков, которые здесь выступают, безусловно, являются самым информированным, самым квалифицированным в рамках банков и фирм, от которых они выступают. Во-вторых, внутренние конфликты бывают везде и всюду и они разрешаются соответственно с регламентом, до “драки” дела никогда не доходит. И третье, все конкретные вопросы и ответы на них, картинки из жизни, они могут быть получены скорее в рамках частных общений, нежели ответов выступающих с трибуны. Давайте будем это учитывать, и не будем выпытывать все детали.

ЦАКАЕВ А.Х.Я хочу всех поздравить с юбилейным, 10-м, конгрессом банкиров, м также приветствовать гостей из ближнего и дальнего зарубежья. Мне посчастливилось представлять нашу академию на этом форуме. Более того, я, как губка, впитывал всю информацию, которую услышал на пленарном заседании. И сейчас, присутствуя на специализированной секции, посвященной актуальной проблеме – проблеме управления банковскими рисками. Для российских компаний, корпораций в сфере финансового сектора экономики они очень важны по той простой причине, что мы является современниками крупных потрясений в этой сфере. По крайней мере, последнее потрясение так сильно ударило, в частности, и по вашим банкам, что суммарная цифра убытков по мнению специалистов оценивается в 50 млрд. рублей деноминированных, а не деноминированных это порядка 50 триллионов рублей. Цифра это колоссальная, это почти 2 млрд. долларов прямых убытков коммерческими банками.

Все это говорит о том, насколько актуальна проблема управления банковскими рисками. Естественно, нам слепо копировать то, что наработано за рубежом, а порой, эти наработки, как правило, уже в странах со сложившейся экономикой, никак нельзя. Нам в этом случае, естественно, понадобиться отрабатывать собственные российские процедуры, базирующиеся на специфичной методологии риск-менеджмента в банковской сфере.

В своем докладе я хотел бы акцентировать ваше внимание на двух моментах, учитывая, что я представляю и научное, и образовательное подразделение. Для нас очень важно на этом форуме акцентировать ваше внимание на двух аспектах: первый – методологический аспект, второй – образовательный.

Прежде всего, хочу остановиться на методологических вещах. Что нас в этой сфере смущает? Во-первых, процесс формирования методологии риск-менеджмента в банковской сфере требует, чтобы мы с вами, и представители науки, и образовательной системы, и вы – представители финансовой практики шли навстречу друг другу, формируя более адекватную систему риск0менеджмента. Что для этого нужно?

Прежде всего, мы с вами должны определиться, каковы истинные, значимые для наших условий, фундаментальные принципы управления рисками? Во-вторых, какие наиболее отработанные западные технологии, методы и способы управления рисками годятся в наших условиях? В рамках это, естественно, очень важно нам определиться, какие инструменты отработанные, доведенные до программного продукта, основанные на системах “ВАР”, “РАРОК” и интегрального риск-менеджмента приемлемы для наших банков. Эту проблему решить односторонне невозможно. Пользуясь случаем, я призываю к определенной консолидации усилий. Естественно, во главе Центрального банка.

В рамках методологических вопросов хотелось бы ваше внимание остановить на следующих моментах. Сегодня на секции я услышал, что существует некое невосприятие механизмов продунциального надзора со стороны Центробанка. Это приводит к тому, что закладываются основы таких важных для коммерческого банка рисков, как риск дефицита ликвидности и риск завышенной ликвидности, которые возникают в силу необходимости привлечения дополнительных средств, чтобы создать необходимые фонды на случай возможных потерь, опять-таки в интересах коммерческих банков.

Касаясь этой проблематики, нам кажется, что мы должны, учитывая наработанное в плане классификации, в плане организации риск-менеджмента и учитывая, что главной проблемой для российских банков является обеспечение финансовой устойчивости, то есть обеспечение текущей ликвидности банка, рассматривать всю гамму банковских рисков в ракурсе трех уровней значимости этой проблемы для коммерческих банков.

Естественно, разграничение этой совокупности рисков по трем уровням, которые показывают истинную ситуацию с ликвидностью банков, будет не одинаковое для различных банков.

К первому уровню, на наш взгляд, следует отнести ту совокупность рисков, которую вы в рамках организации риск-менеджмента выявляете, идентифицируете, оцениваете, которые влияют на доходность банка. Из числа проблем ликвидности хотелось бы отметить, в частности, это, так называемые, ценовые риски плюс риск избыточной ликвидности.

Второй уровень по значимости этого вопроса – это уровень прямых финансовых потерь банка. Какие банковские риски относятся к этому уровню? Естественно, это кредитные риски, плюс риски несбалансированной ликвидности, когда банку в силу сложившейся ситуации нужно обеспечить приобретение определенных ликвидных ресурсов. В этом время ни МБК, ни прочие капиталы не позволяют это банку сделать.

Третий уровень – это уровень дефицита ликвидности и того самого состояния банкротства.

Если в таком ракурсе рассматривать эту проблему, то мы в этом плане продвинемся. Если мы в ракурсе этого будем моделировать систему риск-менеджмента кредитной организации, тогда надо будет решить следующие вопросы – вопросы сортировок наработанных за рубежом стратегий риск-менеджмента и попытаться это адаптировать на российскую ниву.

Естественно, в этой тяжелой работе следует выделять два направления в силу того, что банк может пойти как по пути разрешения риск, так и по пути снижения степени влияния рисков на финансовую устойчивость кредитной организации.

В группе стратегии, условно говоря, снижения степени риска, я бы хотел выделить пять крупных блоков стратегии снижения степени рисков.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Я прошу прощения, пять групп меня немного смутили, потому что Вы уже говорите 11 минут.

ЦАКАЕВ А.Х.

Насколько это актуально в плане методологии подхода к риск-менеджменту. Раз время не позволяет, я перейду ко второй части. Я представляю учебное заведение, и хотел бы довести до вас следующее.

Никакие наработанные процедуры со стороны как собственных, так и заморских консалтинговых компаний не помогут коммерческому банку. Почему? Потому что мы на сегодняшний день имеет риск-менеджмент в двух видах: риск-менеджмент на предприятии и риск-менеджмент как вид коммерческой деятельности. Я призываю вас в принципе не жадничать, пользоваться услугами консалтинговых фирм, но при этом думать о том, чтобы у себя взращивать риск-менеджмент. Как это будет выглядеть? В какой форме это будет определяться? Это жизнь вам покажет.

Но, поскольку я представляю Академию народного хозяйства, я хочу довести до вас следующее. У нас уже второй год действует учебная программа “Риск-менеджмент на предприятии”. Мы начали не с финансовых компаний, а с осени этого года мы набираем группу банкиров, и добро пожаловать к нам, в академию.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Будут вопросы? (Нет.)

СКОТТ БУДЖИДобрый день!

Спасибо за приглашение на конгресс. Я плохо говорю по-русски и поэтому свое сообщение представлю на английском языке. Я буду говорить об управлении рисками, но несколько слов скажу об общих вещах. Когда мы ведем речь об управлении рисками, мы подозреваем целый ряд вещей.

В принципе я буду говорить очень кратко о нашем общем взгляде на риски, на анализ риска, кредитного риска в том числе. Прежде всего, когда мы с вами говорим о банках, то, очевидно, мы говорим о трех основных характеристиках банков.

Банки принимают на себя большие риски: кредитный риск – это риск, связанный с процентом, риск ликвидности, риск рыночный, операционный и т.д. Это дело банка, это его бизнес, поэтому он принимает на себя риски.

Кроме того, банк – это организация. За пределами России вы найдете банки в значительном соотношении между активами и долгами. Вы в других компаниях такого не увидите, 20 к 1 – такого рода соотношение, наверное, совсем не характерно для другого рода предприятий. Затем, когда мы с вами говорим об активах и пассивах банка, их трудно оценить.

Здесь можно говорить о том, что есть подвижные показатели. В финансовых российских учреждениях больше капитала. Но если мы посмотрим на третий момент, то мы увидим, что стоимость активов и пассивов подвержена значительным колебаниям. Есть активы неликвидные, поэтому существует определенный риск, связанный именно с этим.

Я говорю об этом, потому что для нас управление риском, системы, которые банки вводят, чтобы управлять этими рисками, является ключевыми. Мы чаще всего проводим аналитическую работу именно в этом плане. Мы анализируем процесс управления риском в кредитных учреждениях.

Я постараюсь отметить некоторые важные моменты. Надеюсь, что они останутся в вашей памяти и будут интересны. Анализ управления рисками – это в значительной степени качественный анализ. То есть у вас должны быть какие-то качественные моменты по отношению к количественным методам.

Начнем с управления. Очевидно, управляющие должны прекрасно понимать систему, процедуры управления рисками. Они должны представлять себе задачи, которые должны быть очень хорошо представлены в компании. Кроме того, как я уже говорил, вся организация должна хорошо себе представлять задачи. Затем, функция контроля риском должна быть независимой откоммерческой функции, от коммерческой деятельности банка. Это означает, что коммерческие отношения, скажем, запросы должны быть совершенно отдельно от управления риском, то есть системы, которая предоставляет кредит. Это должно существовать в двух совершенно разных направлениях. Должна быть разная система отчетности, чтобы система управления риском ни в коем случае не была подотчетна той системе, которая занимается предоставлением займов и работает с ценными бумагами на рынке.

Есть другие вопросы, связанные с человеческими ресурсами. Это обучение, стабильность, это означает последовательность в определении рисков во всех организации. Хотелось бы, чтобы была система отчетности, чтобы люди, которые отвечают за принятие решения, например, по предоставлению ссуд, также несли ответственность за результаты этой сделки.

И, может быть, это будет физический момент, но информационные системы управления должны быть соответствующими и также должны хорошо работать. Я не буду говорить очень подробно, но когда мы проводим нашу работу по анализу финансовых учреждений, мы сравниваем теорию, правила с тем, что реально происходит в том или ином учреждении, то есть необходимо анализировать и практику, и теорию.

Также необходимо обращать внимание на оцененные риски на основе портфеля, например, на основе каких-то моделей. Кроме того, надо посмотреть, каким образом построена эта модель и насколько она реально помогает прогнозировать риски.

Поскольку у меня времени мало, мне бы хотелось немножко поговорить о кредитном риске. Напомню вам, что здесь также проводится качественный анализ. У меня еще есть несколько слайдов, которые показывают основные моменты, на которые мы обращаем особое внимание в кредитных учреждениях. В принципе это общая политика в отношении кредитных учреждений. Именно она определяет, каким образом учреждения управляют своими рисками, конечно, определяется это и в отношении кредитного риска.

Конечно, должны быть правила, которые бы помогали должным образом оценивать залоги, должен проводиться постоянный мониторинг функций учреждения.

Я думаю, что полезно было бы отделить некоторые факторы для вас, на которые мы обращаем внимание и которые, как нам представляется, снижают кредитный в финансовых учреждениях. Вы видите, что это весьма практические моменты, качественные моменты в значительной степени, а не количественные. Во-первых, необходимо иметь диверсифицированный портфель. Понятно, это означает, что нет никакого особого кредитного риска, вследствие особой концентрации усилий в этом направлении. Во-вторых, что особенно важно для российских учреждений, в корпоративном секторе значительное отсутствие ссудных возможностей приводит к тому, что организации должны очень тщательно продумывать кредитную политику, чтобы снизить риски.

Далее, второе правило также вполне приемлемо для российского рынка. Это правило, которое существует по займам. Когда банк кредитует через компании, контролируемые банком, мы должны смотреть, чтобы существовали конкретные и очень строгие правила, потому что здесь риск как бы двойной, потому что кредитование происходит через иные учреждения. Как правило, чем меньше подобного рода ссудной деятельностью банк занимается, тем лучше профиль самого учреждения. Но здесь есть большой соблазн все-таки работать таким образом, через промежуточные организации и учреждения, потому что выигрыш большой. Иногда это делается, несмотря на риск. Иногда учреждения пытаются избежать потенциальные риски.

Третий момент - участие в акционерном капитале. Как правило, мы здесь говорим о финансировании через акционерный капитал. Думаю, что на российских финансовых рынках это тоже действует. Таким образом, мы с вами здесь видим риски, связанные с акционерным капиталом, смотрим на интересы собственника. Здесь риски владельцев акционерного капитала могут оказаться более высокими, чем риски кредитования. Наверное, на этом рынке не бывает особенной ликвидности в этом отношении.

Здесь мы с вами говорим о следующем. Если учреждение участвует в акционерном капитале, то, очевидно, если этот портфель достаточно диверсифицирован, у нас существует значительный риск. И дальше управляемый рост кредитов. Неизбежно все учреждения, которые принимают на себя значительные риски, связанные с кредитованием, ссудной деятельностью, подвергают себя существенному риску. Поэтому существуют определенные ограничения в возможности роста, а управление этим ростом необходимо. Всегда нужно смотреть на свой рост по сравнению с ростом конкурентов.

И последний слайд. Есть еще ряд правил по управлению рисками. Это те же самые правила, которые существуют в сфере предоставления кредитов. Всё должны быть задокументировано. Вся структура ваша должна быть хорошо информирована. Не должно быть какой-то системы, когда документы существуют, но президент или председатель могут обойти эти правила и предпринять какие-то свои действия.

Последний момент связан с управлением данными. Для учреждения очень важно хорошо управлять системой данных. Здесь необходимо говорить об экономических циклах, об опыте получения возврата кредитов, о том, каким образом происходит работа с залогами и т.д.

Хорошая система управления, хорошо поставленные цели по управлению рисками могут привести к положительному эффекту, и мы внимательно смотрим на то, каким образом конкретное учреждение работает в этом плане.

И последний момент. Я думаю, что в России в экономике есть целый ряд дел, которые проходят через офшорные системы, через какие-то филиалы и т.д. Управление риском становится сложным, потому что не всегда вы можете доверять существующим данным, насколько надежны ваши клиенты или партнеры. Если говорить об офшорных операциях, то для российского рынка это дополнительная проблема. С этим приходится жить и бороться. На этом я остановлюсь и если у вас есть вопросы, с удовольствием на них отвечу.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Пожалуйста, у кого есть вопросы.

Вопрос

Ваша компании, то, что Вы сейчас говорили о сборе информации, о том, что необходимо ее иметь, это необходимо в том случае, если у вас есть…. (Дальше повторение по-русски)

Насколько этот вопрос исследовался в разных странах, потому что он сказал, что если вы не знаете, чем занимается предприятие, то имеется большой риск, связанный с кредитованием. (Вопрос не понятен, задал его Ричард Хейнсворт)

СКОТТ БУДЖИ

Да, это фактор риска. Это является фактором риска в Юго-Восточной Азии, в Таиланде, Тайване. Это большой, существенный фактор риска. Мы думаем, что существует более высокий…. риск в этих странах именно по этой причине. Существует определенный фактор, например, в Саудовской Аравии, который компенсирует этот риск, потому что там крепкая банковская система. С учетом всех этих вещей означает, что кредитная деятельность на Ближнем Востоке является менее рискованной, что в Юго-Восточной Азии, это должны понять в России. То, что вы говорите, должно быть правильно, потому связанное кредитование может быть менее рискованное, чем не связанное кредитование. Но проблема здесь связана с рынком и существенными недостатками рынка, потому что вы не всегда хорошо знаете своих клиентов, действительно, и своих партнеров, потому что недостаточно информации о них. Я думаю, что банковский рынок должен работать с финансовыми и промышленными группами. У банков, за пределами и рамками этих групп, нет значительного риска, потому что банки не могут понимать рисков, которые могут быть за пределами этих групп. Может быть, они даже не заинтересованы в расширении своего бизнеса за рамки этих групп. В определенной форме это контролирует риски, но мешает развитию банковского сектора в России. Я думаю, что мы не могли бы здесь говорить о том, что связанное кредитование такой уж положительный момент, только с учетом определенных факторов мы можем об этом говорить, потому что здесь мы должны говорить об устранении и сокращении кредитного риска.

Вопрос

Если можно, известна ваша система рейтинга корпоративным заемщикам, современные рейтинги, вот в литературе имеет место информация по цифровой вероятности дефолта. Не могли бы вы пояснить принципиальное определение этих величин вероятности дефолта? По цифрам это соответствует 8%.

СКОТТ БУДЖИ

Я думаю, что у меня, видно, времени не будет для того, чтобы поговорить с вами обо всех определениях. Я скажу очень кратко, а потом мы с вами поговорим об этих цифрах. О значении рейтинга – рейтинг оценивает нашу точку зрения на вероятность дефолта. У нас есть много статистических данных, собранных за последние 20 лет и эти данные показывают вероятность дефолта на конкретный период времени, например: 1б – здесь вероятность дефолта 5% в течение года. Вот, что означает рейтинг БИ: мы берем группу учреждений, которые имеют рейтинг 1б и можем ожидать, что одно из этих 20 учреждений может оказаться в состоянии дефолта в течение ближайшего года. Это больше применимо к страховым компаниям, банкам, но не к муниципальным учреждениям и независимым структурам, но я готов с вами поговорить в другое время, в другой момент.

Вопрос

Насколько легко для вас было легко найти связанное кредитование в России? Каков выход из этой ситуации, когда это прекратится? Должно ли это быть решением владельцев-собственников, как вы думаете, как будет решена эта проблема?

СКОТТ БУДЖИ

Те банки, в которых мы проводили рейтинг, банки эти были весьма открыты с нами и давали информацию о связанном кредитовании. Я думаю, что в этом смысл существования банков, они должны обслуживать финансово-промышленные группы. Они не скрывают этот факт, для того и был создан банк. Банк связан с системой распределения, с системой добычи и т.д. и, собственно, все, что происходит в банке, связано с изменениями именно на этом рынке и, конечно, не все мы можем видеть, есть какие-то определенные пределы, но я думаю, что на самом деле это вопрос времени и вопрос концентрации банковского сектора. Должны быть банки, которые имеют достаточную массу капитала, достаточный размер для того, чтобы иметь возможность диверсифицировать свою деятельность. В настоящее время малое количество банков имеют возможность диверсифицировать свою деятельность, но я думаю, что при консолидации банков это произойдет. Произойдет развитие банковского сектора и будет отход от модели связанного кредитования.

Вопрос

Ваша компания работает со многими российскими банками. Вы анализируете их финансовую отчетность, системы управления риском, организационные структуры банков, с вашей точки зрения, каковы основные проблемы или недостатки управления рисками в российских банках, буквально 3-4.

СКОТТ БУДЖИ

Я думаю, что я о них говорил уже. Технически банки хорошо ведут свою работу по управлению кредитными рисками. Были значительные изменения в поведении всего этого сектора после кризиса и этот сектор сейчас в цене. До кризиса кредитные учреждения очень мало думали об управлении риском: и торговали ценными бумагами ГКО, торговали валютной, то есть, были ориентированы именно на это. Кризис этот бизнес остановил, и банки стали реалистичнее смотреть на эту ситуацию и лучше контролировать и управлять рисками. Я должен сказать, что корпоративная структура и связанное кредитование, очевидно, зависят в значительной степени от консультаций, даже если эти консультации в значительной степени за пределами этой группы. Это будет означать, что портфель ссудный нацелен на одну конкретную группу, а это слишком большой уровень концентрации. Здесь у нас еще возникает проблема депозитов. Получается, что очень трудно будет изменить группу и перейти от одной группы к другой. Я думаю, что здесь не вопрос управления рисками, а вопрос общей политики. Это необходимо сделать, потому что в противном случае, уязвимость банков очень значительна.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Мы достаточно обсудили эту тему, и я благодарю господина Скотта за выступление. (Аплодисменты)

СИМАНОВСКИЙ А.Ю

Я провел черту под выступлениями, но пунктирную. Александр Васильевич хочет сказать несколько слов.

БОЛЬШАКОВ А.В.

Я являюсь сопредседателем этой секции и одним из руководителей консультационной фирмы, но у меня есть небольшой внутренний конфликт, поэтому я все равно должен сказать и, надеюсь, что вы меня правильно поймете. Господин Скотт не затронул очень интересную тему. Я должен сказать, что Стандарт энд Пурз разработал совершенно уникальную методологию оценки корпоративного управления в организации и опробовал её, как я понимаю, первый раз в России. Это исключительно интересная работа. Несколько организаций прошли эти исследования.Две организации согласились опубликовать результаты.

Я не буду говорить ни о методологии, ни о результатах, потому что я не хочу, чтобы это выглядело как реклама чьего-либо продукта. Но этот продукт абсолютно уникален. Тем, кто этим заинтересует, я советую прочитать следующий выпуск “Банковское дело”. Там есть несколько статей, посвященных корпоративному управлению, в том числе один из банков, который прошел это исследование, там рассказывает о своем видении этого дела. Спасибо.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо за ценную информацию. Позвольте и мне несколько слов сказать. Интересная дискуссия получилась, с моей точки зрения, но может быть она, как любая дискуссия, и не завершенная, и может быть недостаточно явно выраженная, но по управлению связанных и не связанных рисков, по проблеме диверсификации и концентрации. Я бы даже не сказал, что это особенности российской практики, я бы сказал, что это особенности переходных экономик. В целом ряде стран встречаются проблемы, связанные с такой экономической структурой, которая, строго говоря, препятствует хорошей диверсификации кредитных рисков, а плохая диверсификация кредитных рисков, порой, бывает хуже, нежели хорошая концентрация рисков.

Здесь есть повод для размышления и для развития подходов: подходов с точки зрения управления рисками внутри кредитных организаций, подходов с точки зрения надзорных разных оценок и надзорного реагирования. В любом случае разумный подход с той и другой стороны состоит в том, что каждая вещь, каждый кредитный риск оценивается с точки зрения его внутренней природы и тех последствий, которые он может нести для кредитной организации. В этом смысле развитые страны и надзорные органы этих стран пришли к заключению, что надзор и, соответственно, ресурсное управление рисками – это не арифметика, а искусство. С этих позиций, в моем представлении, следует подходить к оценке ситуации в любом банке и в отношении любого риска.

ВОЛКОВ С.А.Я позволю себе еще раз перейти к такой важной области финансового рынка как фондовый рынок. За время, прошедшее с прошлого банковского конгресса, произошло несколько событий, которые имеют самое непосредственное отношение к теме моего выступления.

Первое событие – это то, что лицензирование у кредитных организаций как профессиональных участников рынка ушло в филиальные комиссии по рынку ценных бумаг, туда же ушел и контроль, но некоторые представители федеральной комиссии говорят, что, отчасти, и надзор за деятельностью банков.

Что касается собственно ассоциации, то, являясь базовой для кредитных организаций – профессиональных участников рынка ценных бумаг, она в ноябре 2000 года получила лицензию федеральной комиссии по рынку ценных бумаг как саморегулируемая организация, как официальный представитель кредитных организаций.

Теперь я возвращусь к теме своего выступления. Риски, с которыми сталкиваются банки в своей деятельности на рынке ценных бумаг, можно разделить на внешние и внутренние. Как раз тема внешних рисков очень весомо звучала вчера в выступлении Татьяны Владимировны Парамоновой. Поэтому я немного остановлюсь на этой теме применительно к рискам ценных бумаг.

Что же это за риски? Во-первых, общеэкономические. Например, законодательно-нормативный риск. Понятно, что законодательство, в том числе относящееся к фондовому рынку, оставляет желать лучшего, а главное, на наш взгляд, не столько его совершенствовать, сколько не ухудшать. К сожалению, последовательной деятельности не ведется в этом направлении и, зачастую, появляется инициатива, которая способна ухудшить даже действующее законодательство. 18 мая состоялся экспертный совет в Госдуме по фондовому рынку, на котором поправки к Закону о рынке ценных бумаг были отставлены как мало значимые для этого рынка, за исключением одной поправки, но о ней я расскажу чуть позже.

Говоря о законодательстве, единственная область, которая требует серьезного совершенствования в этой части, - это налоговое законодательство и связанные с ним налоговые риски. Фактически, несмотря на многочисленные слова, в стране не создан налоговый режим, который бы стимулировал инвестиции. В этой связи ассоциация ведет работу по нескольким направлениям. Я назову наиболее значимые блоки.

Первое – это снижение эмиссионного налога. Сейчас это называется госпошлина на выпуск ценных бумаг. Наши предложения снизить её в четыре раза до 0,2%. Если будут вопросы, я готов пояснить, какой эффект на наш взгляд будет от этой налоговой инициативы.

Второе – снижение налога на купон по корпоративным облигациям. Инструмент перспективный, непонятно, почему налогообложение на купон по корпоративным облигациям должно серьезно отличаться от налога по государственным ценным бумагам.. Мы в нашем предложении сохраняем некоторую льготу по государственным бумагам.

Иногда в деятельности Госдумы возникают непонятные новации. В конце прошлой недели в главе 25 налоговый подкомитет предложил снять льготы по налогообложению государственных ценных бумаг. На наш взгляд, надо идти с совершенно другой стороны и, напротив, по корпоративным бумагам вводить льготное налогообложение и не снимать льготы по государственным ценным бумагам. Мы не можем сказать, что у нас инвестиции идут очень большие, чтобы вести себя таким образом. Кстати говоря, в этой ситуации я хотел бы отметить очень хороший опыт Московской городской думы, которая ввела налоговую льготу по налогообложению физических лиц по операциям с ценными бумагами.

21 марта мы вместе с Центральным банком по Центральному округу проводили “Круглый стол”, Юрий Сергеевич Сизов – председатель приводил сногсшибательные данные. Несмотря на то, что формально налоговая льгота была введена, поступления в казну превысили в 4 раза потери, который понес бюджет в связи с отменой этой льготы. Министерство финансов с Департаментом по налоговым реформам стоит совершенно мертво, и просит о налоговых льготах даже не говорить. Это хороший пример того, к чему приводят налоговые льготы. На самом деле, бюджет ничего от этого не теряет. Конечно, если разумно эти льготы предложить.

Следующий момент – это регулятивные риски, которые связаны с тем, что у банков на рынке ценных бумаг практически появились два регулятора. Первый, основной регулятор – это Банк России, регулирующий всю деятельность. Второй регулятор – это Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг. Даже с точки зрения высокой теории управления возникают матричные структуры, в которой каждому конкретному банку приходится очень тяжело. В данном случае должен быть прямой контакт с тем и другим регулирующим органов. В этой части мы помогаем нашим банкам.

Сейчас планируется к введению система отчетности Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг. Изначально эта система была однозначно ориентирована на инвестиционные компании, связанные с введением бухгалтерии, внутреннего управленческого учета. Кое-что в работе ФКЦБ удалось сделать. Надо надеяться, что согласованные с Банком России и одобренные Минюстом Положение ФКЦБ о новой системе отчетности, будет более или менее приличным, позволяющим банкам не нести слишком большие издержки на введение. Кстати говоря, отчетность предполагается сдавать в электронном виде, в том числе через саморегулируемую организацию.

Второе – это риски, связанные непосредственно с фондовым рынком, это риски инструментов. Несмотря на то, что после кризиса прошло уже более двух лет, фондовый рынок еще не восстановился. Во-первых, малое число инструментов внушает опасения в отношении связанных с ними риском. Во-вторых, это рынок государственных ценных бумаг. У инвесторов еще не выветрились воспоминания об отказе в погашении, о фактическом дефолте, и структуризации, связанной с этим. Кроме того, риск ликвидности. Если кто-то из вас следит за рынком государственных бумаг, то понятно, что ликвидность абсолютно никакая. В этой связи ассоциация на протяжении полутора лет ведет работу с законодателями и Банком России. По нашему ощущению некоторые результаты есть. Теперь уже и Банк России не отрицает того, что надо выпускать облигации Банка России, хотя, конечно, я соглашусь с В.Н. Горюновым, что это не совсем профильная деятельность для Банка России.

Более интересный проект – это проект по выпуску облигаций Минфина. Проведение с ними операций РИПО, выдача ни них краткосрочных оферт, но об этом подробнее может сказать Сергей Анатольевич Шевцов.

Следующий рынок тоже интересный. Если Дума принимает решение о том, что физические лица сейчас могут вкладывать порядка 70 тысяч в ценные бумаги за рубежом, то сам Бог велел вкладывать эти деньги во внешний долг страны. Опыт такого рода раскрытия рынка перед собственными резидентами есть у Казахстана. Двухлетний опыт раскрытия этого рынка привел к тому, что 70% внешнего долга Казахстана потенциально находится в руках внутренних инвесторов. Это очень важно. Доходность сейчас там порядка 15-16% в валюте. Думаю, для многих банков эта доходность была бы интересной, тем более для клиентов.

Следующий момент – это акции. В российских условиях они являются спекулятивным инструментом, пригодным, скорей, для тех банков, которые себя считают инвестиционными. О дополнительных корпоративных облигациях уже говорили. Замечательно, что появился такой инструмент – кредитование реального производства. Но мы рано или поздно можем столкнуться с ситуацией, что недостаточно проверенные эмитенты в очередной раз окажутся несостоятельными, и будет нанесен очередной удар по не оправившемуся фондовому рынку России.

Кроме того, можно говорить и о некоторых специфических инструментах. Ассоциация кое-что в этом отношении делает. Мы 15-16 июня проводим конференцию по складским свидетельствам. Этот закон из федерального собрания возвращен в Госдуму. Важно привлечь мнение финансовой общественности к этим интересным инструментам. Понятно, что он не всеобъемлющий, тем не менее, какой-то участок на финансовом рынке он закрывает.

Есть и сопутствующие операции. Например, операции доверительного управления, которые тоже заслуживают внимания.

Инфраструктурные риски на российском рынке ценных бумаг. Значительная часть рынка работает на условиях поставки против платежа. Здесь риски минимальные, однако, сохраняется часть, которая через оффшоры работает не прозрачно. Самое главное, что есть такие структурные организации, которые работают надежно. У инвестора и профучастника есть выбор. Есть возможность выбрать те структуры, которые соответствуют, на его взгляд, допустимому уровню риска на рынке.

Следующий – это системный общерыночный риск. На наш взгляд, выходом из ситуации по снижению общесистемного рынка было бы принятие Правительством программы развития фондового рынка. В данном случае, мы помогали немного нашим государственные органам. В прошлом году МПА была в числе организаций, которые подготовили первый вариант такой программы, которая была заслушана на парламентских слушаниях в Госдуме и Совете Федераций. Но пока одобренной Правительством программы пока не существует. Тем не менее, ассоциация реализует отдельные направления этой программы, результаты есть.

Ассоциация ведет постоянную переписку с госорганами, законодательной, исполнительной властями по поводу тех или иных инициатив по рынку ценных бумаг. Отчасти наша работа выплескивается в прессу. Два месяца назад вышли несколько статей по поводу наших предложений по рынку государственных ценных бумаг и его восстановлению. В частности, по использованию этого рынка для решения проблемы внешнего долга.

Я остановлюсь на ряде тем, поскольку время ограничено. Скажем, тема, связанная с лицензированием. Поскольку система перестраивается, банки должны все эти вопросы решать с федеральной комиссией. СРО банкам в этом плане помогает.

Далее, отношение с клиентами, они тоже складываются по-разному. На прошлой неделе к нам обратился крупный московский банк, он работает в системе Internet-тренинга. Клиент ошибся, совершил большую сделку по ошибочной цене. Поскольку эта сделка моментально и торговли, то сделка была заключена, клиент после этого предъявил претензии к банку. Договор был составлен так, что формальных юридических претензий нельзя был предъявить, какие же тут претензии, если ошибка совершена. Поскольку банк состоял из нескольких СРО, нашлась СРО, которая так рассмотрела эту ситуацию для банка, что приняла решение о полном возмещении ущерба клиенту. Так что, дамы и господа, относитесь осмысленно к отношениям с клиентами и выбору организаций, в которых вы состоите.

Следующий риск – профессиональной деятельности, который является специфической задачей. Нашей ассоциацией и рядом других главная задача выполнена: банк полноценно присутствует на российском фондовом рынке, хотя до сих пор не оставляют попыток, если не удалить их с рынка, то серьезно ограничить. Так, что касается поправки в Закон о рынке ценных бумаг, неожиданно там оказался новый вариант 10-й статьи, который запрещал совмещение разных видов деятельности с профессиональной деятельностью на рынке ценных бумаг. Статья, в первую очередь, направлена против банков. Правда, в этой статье есть некие оговорочки, тем не менее, сам по себе такой пример достаточно показательный.

Еще раз хотел бы сказать о том, что система отчетности была написана, в основном, под инвестиционные компании. То есть банки сталкиваются с дополнительными рисками по работе на рынке ценных бумаг. Это хорошо просматривается и на примере предложений по маржинальной торговле. Недавно Минюстом принято Положение ФКЦБ по маржинальной торговле, правда, без упоминания о маржинальной торговле. Сделки такого рода упоминаются. В данном случае речь идет о некоторых операциях кредитования, которые применяют и инвестиционные компании, и банки, то уточнения того, что данное положение не распространяется на кредиты на покупку ценных бумаг, нет. Значит банки, которые активно работают с такого рода операциями, срочно перерабатывают свои внутренние документы, чтобы это Положение на них не распространялось. В этой связи мы пытаемся помочь в этом банкам. 15 июня мы проводим семинар по маржинальной торговле.

Теперь внутрибанковские риски…

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Вы использовали уже два лимита. Давайте посоветуемся с залом. (Из зала: интересный доклад, давайте продолжать; дать две минуты ). Ну пожалуйста, две минуты.

ВОЛКОВ С.А.

Относительно внутрибанковских рисков. В данном случае, для организаций – членов МФА подготовлен стандарт МФА еще в 1997 году, первый на российском фондовом рынке. Это Кодекс добросовестного ведения бизнеса с приложениями. Многие положения его совпадают с темой нашего банковского конгресса. Многие из материалов вошли в Положения наших организаций, то есть Положение о внутреннем контроле, Положение регламента. Нас это радует. Сейчас МФА приступает к плановым проверкам организаций. Цель этих проверок – помочь банкам организовать работу по снижению рисков, в первую очередь, эта работа ориентирована на снижение операционных рисков.

Теперь о специальной деятельности МФА по рискам. ФКЦБ поставило задачу - в середине 2000 года разработать стандарты по управлению рисками деятельности кредитных организаций на рынке ценных бумаг. Кое-какие результаты уже есть. В апреле нами проведена первая профессиональная конференция по управлению рисками, на которой приняты первые редакции стандартов МФА. Понятно, что впереди еще большая работа, но решения уже видны.

Кроме профессиональных задач у этих стандартом еще есть одна задача – политическая. Зачастую наши оппоненты ведут речь о том, что у кредитных организаций на рынке ценных бумаг возникают уж такие большие риски в сочетании рисков от профессиональной деятельности и рисков от кредитования, что лучше всего банки либо ограничить, либо вообще удалить с рынка. Этой работой, у нее есть и такая цель, мы хотим показать, что никакой принципиальной разницы деятельности банков от деятельности других многофункциональных организаций нет.

Еще один важный вопрос. ФКЦБ перед СЦРО сейчас ставит задачу создание страховых фондов. На первых порах это дело добровольное, но в обозримой перспективе клиенты останутся только у тех организаций, кто войдет в такого рода фонды. Мы пытаемся, участвуя в этой работе, учесть специфику кредитных организаций. Надеемся, что наше мнение в этой части будет учтено.

В заключение мне бы хотелось сказать, что фондовый рынок и банки – это очень важная тема. Татьяна Владимировна вчера говорила о том, что банки не должны оставаться только кредитно-расчетными организациями. Мы очень долго ждали таких слов от руководства Банка России. С другой стороны, у ФКЦБ есть сведения, что на этом рынке останутся только 500 организаций. Напомню, что сейчас 1400 инвестиционных компаний и 600 банков – участников. Нам бы хотелось, чтобы в этих 500 было больше банков. По крайней мере, чтобы те кредитные организации, которые хотели бы участвовать на этом рынке, могли бы это сделать. Так что, уважаемые дамы и господа, не опоздайте, активно включайтесь в это самое число. Спасибо за внимание.

ЗАОЗЕРСКИЙ А.А.В условиях того, что снижается банковская маржа, отсутствуют стабильные и высокодоходные инструменты, все более четко намечается тенденция к специализации банков, к разделению их на розничные – ритейловые и инвестиционные банки.

Я хотел бы подробнее остановиться на второй группе банков. Здесь была дискуссия по поводу того, что хорошо или плохо иметь связанные кредиты, связанных заемщиков, связанные стороны и т.д. Действительно, существуют две точки зрения, и мне бы хотелось пояснить, потому что инвестиционные банки и банки, которые являются членами финансово-промышленных групп, их можно условно разделить на два типа. Первый тип, это так называемые экономные банки, которые в большей своей массе образовались в начале 90-х годов и являются такой дорогой, добротной бухгалтерией крупных предприятий, при которых они создавались. Таких банков очень много и примеры их мы все с вами знаем. Есть банки, которые входят в финансово-промышленные группы. Эти банки являются ядром финансово-промышленных групп, которые фактически финансово управляют теми предприятиями, которые входят в эту группу. Что касается первых банков, то действительно здесь риски крайне высоки и, что им скажет предприятие, при котором они созданы, то они и выполняют, то во второй группе банков, скорее банк диктует предприятию подстроиться под те требования, которые предъявляет банк. Действительно, банк обладает большим объемом информации о том предприятии, которое банк кредитует. Финансово-промышленные группы, количество их велико, во всяком случае, юридических финансово-промышленных групп. Однако де факто существует довольно большое количество банков, которые работают в тесной связке с рядом предприятий при банке. Существует критерий определения такого участия и создана Инструкция Центрального банка по поводу предоставления консолидированной отчетности и я не уверен, что многие банки предоставляют такую отчетность, потому что сам по себе критерий определения участия именно в российской практике четко не определен. Очень часто юридически не имеется никакого вхождения в капиталы друг друга, тем не менее, заемщики компании являются связанными. Примеров тому мы много знаем. И более того, даже когда банк выдает длительный кредит одному заемщику и при требовании возврата кредита такой возврат может привести к банкротству заемщика, разве нельзя сказать, что этот заемщик связан с этим банком, что он не может существовать без него? Точно то же самое и при получении прибыли: в таких финансово-промышленных группах это не всегда прямая прибыль в виде дивидендов или процентов по кредиту, это какие-то косвенные доходы, которые получаются банком. В таких условиях, тем более, когда не определены формальные критерии, сложно управлять такими группами. Чаще всего это связано с тем, что предприятия еще не дошли до уровня банков. Обычно в банках гораздо лучше налажен и уровень менеджмента, банки больше инвестируют средств в управленческие технологии, в повышение уровня персонала, компьютеризацию системы управления, чего не скажешь о большинстве предприятий, которые не доступны для инвестирования, имеют старую систему управления и непрозрачную отчетность. Транспарентность отчетности обеспечить в таких условиях крайне тяжело. Здесь банку приходится выступать тем предприятием, который внедряет свои формы управления для того, чтобы контролировать те риски, которые возникают.

Проблемы, с которыми сталкивается банк, можно разделить на две группы. Это проблемы юридические, как юридически управлять тем руководством на предприятии, если, скажем, нет контрольного пакета акций? И второй тип проблемы связан с созданием и внедрением той системы отчетности, которая необходима банкам, чтобы понять на каком свете находится предприятие. Первый круг вопросов решается через Совет директоров. В старые времена Советы директоров вообще не выполняли на предприятиях своих основополагающих функций. Сейчас все больше и больше функций переходят в руки Совета директоров в качестве контрольного органа за предприятием. Вчера Татьяна Владимировна сказала, и это действительно так, что законодательная база такого корпоративного управления взаимоотношений между собственником и руководством – менеджментом предприятий, сейчас еще детально не прописана. А пока всем акционерным обществам приходится решать эту проблему самим.

И второй вопрос, это вопрос, связанный с отчетностью. Я, как представитель банка, как раз больше сталкиваюсь с этими проблемами, что даже при положительным сальдо(?) предприятия финансовое положение предприятия может оказаться не блестящим. Зачастую убыточное предприятие имеет большой потенциал к росту. И я полностью согласен с тем, что нельзя оценивать финансовое положение, как просто арифметику, скорее в наших условиях, это действительно искусство, потому что за рамками нашего бухгалтерского учета прячутся многие бизнес-процессы, поэтому банкам приходится на основе банков создавать целый ряд обслуживающих предприятий – финансовых контролеров, финансовых аналитиков в рамках того или иного клиента, в рамках того или иного бизнес-направления. Скажем, наш банк работает в ряде отраслей: деревообрабатывающей промышленности, мукомольной промышленности и т.д. И вот как раз в этой группе приходится создавать группу специалистов, которая бы могла внедрить те системы ……, которые разработаны на базе головного банка. Однако мне кажется, что чем дальше мы двигаемся по пути совершенствования системы бухгалтерского учета и нашей законодательной системы, такой процесс будет проще и легче.

Спасибо за внимание.

ЖАДОБИН А.В.Добрый день, уважаемые коллеги!

Я очень рад, что на нашем Конгрессе уделен вопрос корпоративному управлению и, видимо, синдикация кредитов – это один из тех примеров, когда мировой опыт показывает, что организация синдицированных кредитов может быть только в тех достаточно развитых банковских стран, где ……. не только корпоративное управление. Мы имеем примеры, когда российские банки сами не являются заемщиками, а сами являются организаторами. Хотя, к сожалению, такие примеры редки и, видимо, нужно обратить внимание на аспекты, что же мешает достаточно активному внедрению синдицированных кредитов в повседневную банковскую практику? Можно выделить две основных проблемы, которые, на наш взгляд, достаточно серьезны и первая из них – это отсутствие унифицированных процедур капитала. Мы знаем, что каждый банк разрабатывает свою собственную нормативную базу кредитологии (?), допустим, когда банк-организатор пытается привести другие банки к такому сотрудничеству, зачастую, сталкивается с тем, что у нас разные кредитные пакеты документов. В связи с этим, мы на первоначальном этапе не можем довести дело до конца, потому что мы не всегда говорим на одном и том же кредитном языке. Мировой опыт показывает, что, зачастую, есть …. пакеты, которыми пользуются западные сообщества, и они позволяют эффективно проходить ту начальную процедуру и быстро решать необходимые вопросы. Поэтому, одним из первых моментов, который необходимо преодолеть банковскому сообществу в России – это попробовать сорганизоваться. Примером такой организации являются банковские ассоциации, которые уже изначально объединяют такие организации, они являются достаточно незавимыми от конкретного члена ассоциации, но в целом представляют интересы всего банковского сообщества. Вполне возможно, что по инициативе ассоциации можно взять за основу лучшие пакеты документов и доработать, и на начальном этапе выработать соглашение, когда мы будет придерживаться данного кредитного соглашения. Это касается кредитного договора, это может касаться и пакета залоговых документов, если они предоставляются в залог. Мы можем предварительно договориться о том, что если один из тех участников, которые подписали предварительно двухстороннее соглашение, обратится к коллегам, то у нас не будет трудностей с оформлением данного пакета документов.

Вторая проблема, о которой хотелось бы сказать – это пока еще дефицит взаимного доверия между кредитными организациями. Характерный пример: мы всегда боимся показать своего хорошего клиента и, если даже мы несем по нему неоправданные риски, зачастую, тяжело встретиться клиенту с другим банком, вдруг банк предложит условия, которые более выгодны и после того, как пройдет данная синдикация, то такого клиента могут переманить. Правда, в России у нас есть одно преимущество – страна наша большая и вполне возможна организация синдикации между банками различных регионов. Отрадно, что в регионах появились приличные заемщики, но зачастую, финансовых ресурсов не хватает, чтобы организовать кредит. Я хотел бы вам предложить пример схемы, которая позволит сдвинуть дефицит взаимного доверия с мертвой точки. (Объяснение схемы)

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Есть ли вопросы:

Вопрос

Два момента. Первый – выдавая кредит, кто будет следить за риском: правильностью возврата процентов и по срокам, если заемщик проблемный?

ЖАДОБИН А.В.

В данном случае платежный агент и при выдаче кредита и при получении процентного погашения по кредитам является небанковская организация. Она является лицензионной структурой, она имеет право вести счета, как обычные банковские счета, но она по поручению клиента в данный момент времени может считать эти средства в пользу заемщика. При этом в баланс кредиторов предъявляются ссудные счета. Сам платежный агент не является банком. Как отслеживается кредит: соответственно заемщик возвращает проценты на свой счет и дает поручение соответственно платежному агенту распределить поступившую денежную массу между своими кредиторами. При этом, естественно, если денежной массы недостаточно в соответствии с договором, то в соответствии с договором она должна делиться тогда пропорционально. Соответственно, если один платежный агент представляет интересы всего банковского сообщества в третейском суде, если с заемщиком что-то случается: обращался с вами на залоге, обращался с контрактами и исполнял решения третейского суда.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Есть еще вопросы? (Нет)

Если можно, сделать два предложения: 1. Обратиться к Банку России с предложением рассмотреть вопрос о снижении коэффициента риска по кредитам, предоставленным на условиях синдикации. Потому что, если синдицированный кредит у нас понижает риски, то в настоящее время, по Инструкции № 1, хотя там есть определенное подразделение, но риск фактически остается тем же самым. Второе предложение – рекомендовать банковским ассоциациям унифицировать пакеты документов в организации синдицированных кредитов. Мы, как члены Ассоциации коммерческих банков Санкт-Петербурга, также готовы внести это предложение в текущую работу нашей Ассоциации.

СИМАНОВСКИЙ А.Ю.

Спасибо. Есть предложение, записать это и отдать в редакционную комиссию.

Ричард ХЕЙНСВОРТСпасибо за возможность выступить и за терпение. “Ситибанк” хочет работать, как с кредитами, так и с корпоративными лицами.

Поскольку Ситибанк является по американским учетам, регулятором, нам необходимо доказать, что корпоративное управление прошли умеренно и связанно с риском. Далее надо доказать, что есть риск и есть доход. Очевидно, что есть доход, на каком рынке имеется возможность получить 400% маржи по кредитам, но корпоративный доход – это другое дело. Поэтому мы разработали модель, чтобы сравнить корпоративное управление в разных местах. Для этого мы создали несколько блоков: (таблица). 8 блоков не кредитных организаций и 1 – для кредита. То, что мы включаем в материю, это не новость, не изобретение, это компьютеризация того, что уже существует в банковской практике сотни лет. 1 – это прозрачность, честность. Если человек честный, он будет отвечать честно, естественно, что в некоторой обстановке он не все скажет про себя, потому что это небезопасно, неэтично. Если человек нечестный, он непрозрачный, он всегда будет что-то скрывать.

2 – это кредитная история и мы это связываем с честностью, с благонадежностью. Благонадежность, это не совсем тот оттенок, который я хотел бы передать, но мне нравится, что он надежный. Интересно, что мы говорим о корпоративном управлении, но не говорим о том, кто этим занимается? Во всех основных странах, это – хозяин, который держит основные акции, а в России иногда это – государство, которое имеет большинство акций, но никак не управляет этим предприятием. Или это градообразующее предприятие, где местная власть не имеет никаких вкладов, никаких акций и как может определить эта власть, как она будет управлять собой? Здесь необходимо определиться с понятием корпоративного управления. Дальше – структура и потенциал управления. Это, само собой разумеется. Дальше – отношение к основным акционерам, понятно, что это не всегда ясно, но если банк не будет хорошо обращаться с акционерами, которые вложили большие деньги, то он не получит денег во время кризиса, и не только кризиса. Далее, - кадровая политика. Насколько хорошо предприятие относится к своим сотрудникам, настолько хорошо оно будет относиться и к акционерам. А если там будут бегать девчонки в мини-юбках, то откуда появятся деньги? Если идет постоянное повышение квалификации сотрудников, если ценят их, если хорошо к ним относятся, то тогда они будут ценить и другие категории лиц, заинтересованных в хранении денег. Дальше – отношения с властью. Если он дает деньги по кредитам, он тоже заинтересован в хороших отношениях с властью. Очень важно то, что, когда мы ответим на вопросы по этим блокам, мы поймем, где находится риск. Если, к примеру, взять это предприятие, хорошее предприятие, с большими потоками денег, это хорошее предприятие и все здесь ясно. А вот другое - тоже большие потоки денег, валюты, а 28% идут куда-то, неизвестно. Если мы может ответить на вопрос, а куда идут эти 28%, то мы будем и дальше работать с этим предприятием, а иначе, нет. Здесь сразу выделяется профиль риска. Ситибанк не будет работать с предприятиями, с которыми не хочет. Доверие идет от банка к клиенту, а клиент тоже должен быть благонадежным, должен зарабатывать и мы должны знать его кредитную историю. Если компания взяла деньги на покрытие убытков после кризиса и не хочет возвращать их, то какая может быть благонадежность у этой компании? Мы с такими предприятиями не работаем.

Корпоративный руководитель может быть хорошим и может быть плохим. Здесь интересный момент, мы не говорим о прибылях. А почему? Понять можно, потому что у нас налоги такие большие и все говорят, что у нас нет прибыли. Вот тут банки получают прибыль, но говорят, что ее почти нет, это все происходит из-за налогов, но есть банки, которые тоже имеют прибыль, но никогда не будут отдавать ее государству, а есть и неприбыльные банки, а как это оценить аналитику? Мы хотим работать с хорошими, но не хотим работать с плохими. Поэтому в банковском сообществе необходимо платить налоги, необходимо показывать прибыль и тогда аналитик будет знать, что вы – хороший банк и с вами можно иметь дело.

Вот мелкие акционеры. Они не имеют защиты перед законом. Поэтому все законы, которые касаются корпоративного управления, они написаны не для акционеров, а для инвесторов. Здесь проблема в том, что у мелких акционеров и есть большие капиталы, а если необходимо взять большие деньги, то нужно обратиться как раз к мелким акционерам, чтобы привлечь их деньги.

Отношение к мелким акционерам является примером того, как эта компания относится к другим банкам.

Был поставлен вопрос об электронных банках, об отмывании денег. Необходимо определить, кто дает деньги, кто принимает деньги, из каких источников, я знаю один банк в России, который принимает деньги и не спрашивает откуда. Центральный банк имеет большое количество акций в этой банке.

Следующий момент – стерилизация денег. Если мы знаем своего клиента, если мы можем понять, откуда он берет деньги, можем понять его экономическую деятельность, мы будем работать с таким клиентом. Нужно понять, что случилось с “Банк оф Нью-Йорк”, сам он ничего не делал, а деньги переходили через него. Мы хотим работать, но должна быть процедура по предотвращению отмывания денег, это должно быть доказуемо и надежно. А как можно доказать, если нет процедуры? Нужны законы.

ПОЛЯКОВ А.

Уважаемые господа, благодарю вас за возможность выступить перед такой замечательной аудиторией. Я хотел бы рассказать о третьем моменте использования Интернета – Интернет-дилинге. Это то, чем в банке занимается управление активных операций и казначейство – операции на межбанковском рынке. Я представляю компанию, которая разрабатывает программное обеспечение и по опыту внедрения и использования нашей Банковской Информационной Дилинговой Системы, - БИДС построено это выступление.

Главная цель, которой мне хотелось бы достигнуть - это чтобы в ваших блокнотах появилась небольшая запись, что есть такая система, нужно с ней познакомиться и сделать для себя выводы. Эта система уникальная и состоит из 4 основных блоков: самый главный блок – это торговый блок, который позволяет совершать сделки. Самым главным отличием нашей системы является наличие “он-лайн” блока контроля и учета. Автоматически после каждой совершенной сделки полная информация о ней переходит в “мидл-офис”. Учитывается автоматически состояние счета и суммарная позиция банка и формируются отчеты о всех сделках. Кроме того, двумя дополнительными сервисными блоками являются “он-лайн” блок информации и блок технического анализа. В систему поставляется новостная информация и биржевые котировки от основных мировых и российских агентств и площадок, которая предоставляется “РосБизнесКонсалтингом” и информационной службой Standard & Poor’s ComStock. Программа технического анализа является собственной разработкой нашей компании и, по оценкам экспертов, находится на уровне мировых разработок. Мы определили для себя уникальную нишу нашего продукта на российском рынке: малые и средние банки, филиальные сети банков и сеть корпоративных клиентов банков, и именно межбанковские операции, когда банки работают между собой. Это не система Интернет-трейдинга, которых сейчас очень много, не Интернет-банкинг, которых тоже достаточно. Это совершенно новая Интернет-реализация услуг на финансовом рынке – Интернет-дилинг. Известны зарубежные компании, которые предоставляют свои решения в этой области, но они используют выделенные линии или спутниковые коммуникации, которые доступны только для головных контор и для крупных банков. К сожалению, для многих российских банков такой уровень цен является недоступным, а использование таких Интернет-технологий и, соответственно, снижение на порядок расходов, делает ее доступной и для корпоративных клиентов, и для региональных банков. Уже почти в течение года система БИДС работает в системе Газпромбанка - в головной конторе и 23 филиалах. Самое главное достижение банка после внедрения этой системы то, что филиалы торгуют теперь не только с головной конторой, но и между собой и объемы растут. Таким образом, Газпромбанк имеет единое технологическое “он-лайн” пространство, которое позволяет торговать по оптимальным рыночным ценам.

Ведущие российские банки посмотрели эту систему и дали положительное решение. Если кому-то интересно, есть раздаточный материал.

Я отдельно остановлюсь на главной теме этой секции, как помогает система БИДС управлять и контролировать риски.

Итак, как выглядят эти основные формы risk management в БИДС. Нашим отличием является то, что у нас имеется не только диалоговая, но и ордерная система заключения сделок и это позволяет ускорить процесс, а также, самое главное, снизить операционный риск. Только при наличии всех заполненных и идентичных полей заявки происходит совершение сделки, которая еще должна быть подтверждена участниками. Самым главным в этой системе (с точки зрения управления рисками) является автоматический контроль лимитов. Что БИДС на уровне казначейства может сделать с точки зрения управления валютными рисками? Существуют внутренний и внешний лимиты банка, на каждую валюту, на каждого контрагента, на каждого дилера. В нашей системе эти лимиты отслеживаются автоматически: сначала они вводятся с помощью специальной программы-менеджера, а потом, в случае переполнения лимита в заявке, сделка не может быть осуществлена. После совершения сделки тут же информация поступает в “мидл-офис” и есть возможность отследить сделку по счетам, по позициям, по активам, по отчетам и т.д. Разумеется, невозможно работать на рынке, не имея “он-лайновую” систему информации и аналитики. У нас есть эти блоки.

Наша система интегрирована с другими внутренними банковскими системами. Эта система российской разработки и имеет специализацию под российский рынок.

В системе невозможно выполнить несанкционированные действия и осуществить доступ, непреднамеренную ошибку или какие-либо действия, направленные против банка (вновь операционные риски !).

Мы готовы установить систему БИДС для бесплатного тестирования в банки и будем рады получить ваши отзывы.




Похожие работы:

«Памятка о порядке действий при обнаружении подозрительного предмета, который может оказаться взрывным устройствомПорядок действий при обнаружении подозрительного предмета: — Категорически запрещается трогать, вскрывать, п...»

«расчеты производительности солнечного коллектора Рассмотрен наиболее простой метод расчета количества энергии, которую можно получить путем применения солнечного коллектора. Статистика гласит, что в среднем в домашнем хозяйстве для использования горяч...»

«Содержание Введение...4 Глава 1. Теоретические основы подходов к созданию стратегических альянсов.5 Понятие, значение и необходимость создания стратегических альянсов.5 Основные подходы к созданию стратегических а...»

«Возрастная группа 16 лет и старше лет (30 команд) Правила проведения турнира.В турнире в возрастной группе от 16 лет и старше принимают участие 30 команд: Группа АГруппа БГруппа ВГруппа СГруппа ДГруппа Е1. "Leicester City FС" (слобода) 1. "XXI век" (слобода) 1. "Олимп" (центр) 1. "...»

«767080234950+ Расписание групповых тренировок Действительно с 16 января 2017 г. Время Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье 07-15 Сергей Hatha YogaСергей Hatha Yoga 13-00 АлмазPilates Оля bodyARTВадим ABS Продолжительность уроков в 13 часов...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИПОСТАНОВЛЕНИЕ от 24 мая 2011 г. N 160-ПОБ АДРЕСНОЙ ПРОГРАММЕ ПРОВЕДЕНИЕ КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТАМНОГОКВАРТИРНЫХ ДОМОВ В АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 2011 ГОДУ (в ред. Постановления Правительства Астраханской области от 27.12.2011 N 637-П)В целях реализации Федерального закона от 21.07.2007 N 185-ФЗ О Ф...»

«Администрирование сервера Лекция 22. Active Directory. Администрирование и конфигурация. Групповая политика Центральный компонент платформы Windows — служба каталогов Microsoft Active Directory предоставляет средства управления объектами и взаимосвязями сетевой среды, используя в...»

«Кубок ШВСМ по гребному слалому 2014г. Место проведения: г. Санкт-Петербург р. КрестовкаДата проведения: 28 сентября 2014 г. № Фамилия, Имя Г/р Тренер Слалом 100 м Сумма мест 1 попытка 2 попытка лучший результат место время место Время Штр Рез-т Время Штр Ре...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ГУБКИНСКОГОП О С Т А Н О В Л Е Н И Е 07 августа 2015 года № 1654 Об утверждении регламента проведения работ по оцифровке архивных документов и загрузке электронных копий архивных документов в Единую информационно-поиско...»

«Итоговый документ публичных слушаний по вопросу: "Обсуждение проекта решения Собрания депутатов муниципального образования рабочий поселок Одоев Одоевского района "Об утверждении Генерального плана муниципального образования рабочий поселок Одоев Одоевского района" Публичные слушания назначены решением Собрания...»

«Список членов Общественной палаты Российской Федерации от общероссийских общественных объединений (новый состав) № ФИО кандидата Примечание Абрамов Сергей Александрович Председатель наблюдательного Совета филиала с ограниченной...»

«Полная информация об условиях проведения открытого конкурса коммерческих предложений по реализации на долгосрочной основе нефтепродуктов производства ОАО "Нафтан", планируемого к проведен...»

«Приложение №2 к "Приглашению на участие в конкурсе DRF_828_Водопроводное оборудование" Бланк коммерческой заявки Компания/ФИО* Регистрационный номер конкурса: DRF_828_Водопроводное оборудовани...»

«A Translation of a Research Paper into English (a fragment) Специфической чертой модальности представляется особый (динамический) способ репрезентации ситуации – в интервале между двумя предельными понятиями, в частности, особый способ указания на время денотативной ситуации. Так, говоря, что что-то может...»

«ПРОЕКТ Тульская область Муниципальное образование Белевский район Администрация Постановление от _ № Об утверждении административного регламента администрации муниципального образования Белевский район по предоставлению муниципальной услуги "Прием заявлений и выдача документов о согласовании сх...»

«Кижи – Валаам – 2 дня на Соловках 6 дней/5 ночей Кижи – Валаам – водопад Кивач – Соловки июнь: 10-15, 21-26, 27.06-02.07 июль: 03-08, 06-11, 09-14, 12-17, 15-20, 18-23, 21-26, 24-29, 27.07-0...»

«Уважаемые цветоводы! Перед оформлением заказа внимательно ознакомьтесь с условиями реализации посадочного материала!Условия приема и выполнения заказов: Заказы принимаются в письменном виде и испо...»

«Единый государственный экзамен по РУССКОМУ ЯЗЫКУ Инструкция по выполнению работы Экзаменационная работа состоит из двух частей, включающих в себя 25 заданий. Часть 1 содержит 24 задания, часть 2 содержит 1 задание. На выполнение экзаменационной работы по р...»

«Резюме Должность Дизайнер-верстальщик Ф.И.О. Демидов Аркадий Александрович Дата рождения 22.06.1979 г. Образование КУРСЫ Дизайн в рекламе. УЧЕБНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ Школа архитектуры и дизайна. ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ с 24.02 по 06.07.2004 г., 140 академическ...»

«Предмет религиоведения Понятие о религии 0132397500Что такое религия? Существует множество ответов на этот вопрос Слово религия возникло в древности. Его происхождение исследователи связывают с...»

«Политика конфиденциальности Данное соглашение об обработке персональных данных разработано в соответствии с законодательством Российской Федерации "О персональных данных". Все лица, заполнившие сведения составляющие персональные данные на данном сайте, а также разместившие иную информацию обозначенными действиями подтвержда...»

«Предложение №24– ЛГБМ16/03-2015 ООО "КЛЗ" предлагает комплект оборудования для оснащения линий гранулирования биомассы.Преимущества оборудования: Производительность линии – от 800 до 2000 кг/час (зависит от вида исходного сырья и его влажности); Эффективная система измельчения биомассы; Оригинальная конструкция системы подачи биомассы в гранулято...»

«Количество слов200-250 I. Make an introduction (state the problem) Постановка проблемы и две точки зрения на нее. Поскольку постановка проблемы уже изложена в задании, Ваша задача – грамотно её пересказать.  Some people...»







 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.