WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«УДК 94 (574.42) КАЗБЕКОВА А.Т. докторант PhD специальности «История» Восточно-Казахстанский государственный университет имени С. Аманжолова СФЕРЫ ПРИМЕНЕНИЯ ТРУДА СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ – ЧЕЧЕНЦЕВ ...»

УДК 94 (574.42)

КАЗБЕКОВА А.Т.

докторант PhD специальности «История» Восточно-Казахстанский государственный университет имени С. Аманжолова

СФЕРЫ ПРИМЕНЕНИЯ ТРУДА

СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ – ЧЕЧЕНЦЕВ ВВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 1940 – 1950 ГОДЫ

Аннотация

Автор данной работы на основе архивных материалов характеризует трудовую деятельность спецпереселенцев-чеченцев в 40-е – 50-е годы ХХ века: сферы применения труда, условия труда, эффективность и результативность для региона и др.

Ключевые слова: депортация, чеченцы, Восточно-Казахстанская область, спецпереселенцы, спецконтингент.

Одной из значимых тем в современной исторической науке остается проблема принудительных переселений или депортаций. Следует подчеркнуть, что многие важные в научном отношении аспекты проблемы депортации народов бывшего СССР на территорию Казахстана по сей день не получили своего конкретно-исторического изучения и историко-теоретического осмысления. Сложность изучения этой проблематики в значительной степени была связана с состоянием источниковой базы. В этой связи актуальность проблемы определяется в первую очередь потребностью в исследовательских работах, основанных на архивных материалах. Открытие для исследователей государственных архивов предоставило возможность обратиться к изучению этой ранее запретной темы.

О высылке чеченцев и ингушей в Казахстан знали задолго до Постановления ГОКО № 5073 сс «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР» от 31 января 1944 года, так как предварительная работа по их приему была начата в середине января 1944 года [1, c. 492].



Перед руководящими органами регионов встала нелегкая задача – в короткий срок разместить огромное число прибывающих людей. В докладной записке на имя секретаря ЦК КП/б/К тов. Шаяхметова о ходе подготовки к приему и размещению спецпереселенцев по Восточно-Казахстанской области /по данным на 6 марта 1944 г./ указывается, что для руководства подготовкой и размещением спецпереселенцев в области создана областная тройка в составе: Председателя Облисполкома т. Черных /председатель тройки/, членов: секретаря Обкома КП/б/К т. Хасенова и Начальника УНКВД т. Иванова. В районах также созданы тройки.

По плану размещения спецпереселенцев в Казахской ССР в Восточно-Казахстанской области в восьми районах намечено разместить 6000 семейств или 30000 спецпереселенцев, в т.ч. Лениногорском – 6650, Кировском – 8750, Верх-Убинском – 2000, Предгорненском – 2500, Бухтарминском – 2000, Уланском – 3050, Шемонаихинском – 2900 и Таврическом – 2250 [2, л.1]. Предусматривалось 11 железнодорожных станций разгрузки переселенцев [2, л.2].

Для организации приема и расселения прибывающего контингента в принимающих регионах создавались комиссии; были составлены планы мероприятий по приему, расселению, трудоустройству и агентурно-оперативному обслуживанию спецпереселенцев, где были указаны ответственные исполнители, выполняемая ими работа и сроки исполнения.

Перед размещением спецпереселенцев по ряду областей Казахстана была проведена проверка готовности на предмет принятия прибывших. В районах созданы «тройки», куда входили председатель райсовета, секретарь райкома партии и начальник районного отделения НКВД. Они обязывали председателей колхозов, секретарей первичных партийных организаций, председателей поселковых советов подготовить свободные жилплощади и обеспечить возможность вселения спецпереселенцев в порядке уплотнения к семьям колхозников.





Депортация для чеченцев обернулась, и этого сегодня никто не отрицает, настоящей бедой. В процессе насильственного переселения, они безвозвратно потеряли значительную часть своего этноса. Но даже с учетом этого, на территорию Казахстана прибыло немало спецпереселенцев.

Рассматривая проблему депортации, нельзя не обратиться к воспоминаниям непосредственных свидетелей этих исторических событий, которые конкретизируют вопросы по процессу переселения, жилищного и трудового устройства, показывают трудности, с которыми пришлось столкнуться в непривычной обстановке. Из воспоминаний Айсаговой Лизы Лейчевныг. Риддер, 1945 года рождения.

«Я что помню со слов матери, выселили 23 февраля 1944 года за 24 часа, шел снег, было холодно. Выселяли в чем были одеты, с собой ничего не разрешали брать, все осталось дома: скот, хозяйство. Мать рассказывала, что они верили, что их увезут далеко. Она напоила скот, дала им сена много, закрыла дом и их погнали пешком с села Чечен-Аул до города Грозного. Потом их загрузили в грязные вагоны «товарняк», где перевозили скот, уголь и прочее, загрузили так, что сесть было негде. В вагоне находились дети, старики, женщины и больные не ходячие люди, в общем всех подряд, вот там был и весь ад. Люди стали умирать от холода и голода, не было ни каких жизненных условий. Когда останавливался поезд в вагон заходили солдаты, проверяли есть ли в вагоне покойники. Люди старались не показывать, прятать покойников, чтобы не выкладывать на съедение птицам и животным, а их выносили и штабелями выкладывали и ехали дальше. Когда поезд останавливался вблизи населенного пункта то, трупы выносили из вагонов, закапывали в снег кто успевал, или умаляли местных, чтобы они похоронили. Вот так мою семью привезли в г. Лениногорск, ныне Риддер. Заселили в бараке, где не было ни окон, ни дверей. Всех опять же, как скот в стойло. Царил голод. Чтобы хоть как-то выжить, ходили собирали мерзлую картошку и делали из нее лепешки, ели крапиву и разную траву. Потом заболели все тифом, кто выжил, кто умер. А умерло очень много. В моей семье умерла мать моего отца, моя бабушка, а отец моего отца, мой дедушка погиб на войне в 1942 году. Вот все что я помню с рассказов своей матери о депортации, а сама я родилась в 1945 году» [3].

Из воспоминаний Шалаевой Догман Мабаевны, г. Риддер, 1943 г.р. Место рождения: г. Грозный, Советский район. «Отец мой был на фронте, я родилась без него, мама была у родственников. Дядя взял меня завернул в свой костюм и под конвоем солдат посадили в грузовики вместе с бабушкой, дедушкой, дядей привезли в Грозный и этапировали в вагон, продукты брать не разрешали, дядя успел схватить курдюк, чем меня и кормил в дороге. А маму с ее села тоже также доставили до товарняка, по дороге она заболела тифом, ее высадили в Джамбуле, долго лежала в больнице, через знакомую узнала что где-то не далеко находится моя тетя, заплатила какому-то солдату сахаром, который копила в больнице для меня, он помог встретиться с тетей и они вместе переехали сюда в Лениногорск, потом мама устроилась работать в шахту, дядя тоже обманул в возрасте врачей, чтоб устроиться на работу в шахту, сам был рослый, а годов мало.

Благодаря нему и выжили, ходила в больших калошах на босу ногу зимой. Дед по дороге пошел по нужде под вагон, там и остался на путях. Также в дороге на путях осталась тетя, мамина сестра. Выселили 23 февраля со слов дяди, а сюда довезли в середине марта, дату не помню» [4].

Таким образом, комплексное использование разнообразных по своему характеру источников дает возможность уточнить, подтвердить или опровергнуть некоторые факты жизни депортироваггых, увидеть контраст между официальным и индивидуальным ракурсом восприятия одних и тех же фактов. Только в сочетании источников можно получить «максимально объективную» картину прошлого.

Для покрытия острого недостатка рабочей силы на предприятиях цветной металлургии Наркомстроя, кооперативной и местной промышленности Лениногорска с 20 марта по 1 июля 1944 года прибыло 2340 семья, 11179 спецпереселенцев- чеченцев, в т.ч. 5431 трудоспособных, из которых 4295 человек были оформлены на работу в предприятиях и организациях [5, л.25]. В докладной записке о хозяйственно-трудовом устройстве семей спецпереселенцев на предприятиях совхозах и колхозах ВКО, направленной на имя секретаря ЦК КП(б) К. Ж. Шаяхметова, отмечается, что на 1 сентября 1944г. в области было размещено и обустроено: 6964 семьи или - 29701 человек, по колхозам было расселено - 1530 семей - 6057 человек, вступило в колхозы - 1194, в совхозах- 249 семьи – 1057 человек, в промышленности 4893 семьи – 21104 человека, в прочих организациях 292 семьи – 1020 человек. Всего трудоспособного 8974 - из них работает 8406 человек [6, л.61].

Из приведенных выше данных видно, что спецпереселенцы получили трудовое устройство как в промышленности, так и в сельском хозяйстве (см. таб.1).

Согласно архивным данным, на 1 апреля 1945г. в Восточно-Казахстанской области насчитывалось – 24 719 спецпереселенцев. География расселения на 1 апреля 1945года по районам области выглядела следующим образом: [7, л. 8].

Таблица 1. - Трудовое устройство и расселение спецпереселенцев.

район расселено Из них трудоспособных Занятона работах из числа трудосп-х Не работающие из числа трудоспосп-х

семей человек 1 Лениногорский 2268 8808 3530 2637 893

2 Кировский 1463 6055 1749 1117 632

3 Предгорненский 626 2265 689 462 227

4 Шемонаихинский 534 1981 672 440 232

5 Верхубинский 435 1820 678 407 271

6 Таврический 181 630 150 99 51

7 Уланский 267 1050 307 142 165

8 Зыряновский 544 2110 864 501 363

итого 6320 24719 8639 5805 2834

Наибольшая концентрация спецпереселенцев приходилась на Лениногорский и Кировский районы. Так как, в этих районах находились промышленные предприятия, остро нуждавшиеся в рабочей силе. К осени 1944 г. на Лениногорских предприятиях и в колхозах работало 2158 спецпереселенцев-чеченцев. На первых порах производительность труда спецпереселенцев, работающих на шахтах и заводах, была низкой. Местное руководство объясняло это отсутствием опыта работы в промышленности, плохими материально-бытовыми условиями. Но в дальнейшем многие чеченцы стали не только выполнять, но и перевыполнять норму выработки. Так, например, за август 1944 г. по Лениногорскому рудоуправлению выполнивших норму было 415 человек, а перевыполнивших - 382 человека. На лесоучастках, где были тяжелые условия работы, полуголодные чеченцы, работавшие в ряде случаев без спецодежды, рабочие Исраилов, Сатуев и другие чеченцы выполняли нормы от 120-150% и выше. При этом выполнявшие и перевыполнявшие нормы чеченцы не имели преимуществ по улучшению бытовых условий. Они не имели жилья, жили в переуплотненных квартирах. [6, л.70].

Заработок добросовестно работающих составлял от 30 до 55 рублей. Но даже хорошо работающих чеченцев стахановцами не считали. Председатель завкома ОКСа РУ заявлял: «Считать же стахановцами несмотря на то, что они перевыполняют нормы не можем, т.к. нет указаний свыше, поэтому те условия, которые создаются стахановцам, создаются и чеченам, но популяризация чеченцев, выполняющих нормы, у нас не практикуется» [6, л.17].

Основные работы которые осваивались чеченцами, были связаны с физическим трудом, так как квалификации большая часть из них не имела, поэтому работали рабочими, бурильщиками, крепильщиками на рудниках [8, л.4].

К сожалению, такой же подход был и к тем чеченцам, которые имели необходимую квалификацию и образование по профессиям. В отчетах рудоуправления Лениногорского района указывается, что среди спецпереселенцев имеются «…10 учителей, 3 счетовода, 1 фельдшер, 1 бухгалтер, но использование их по специальности пока не намечается» [6, л.16].

Содержание архивных документов показывает тяжелые условия проживания спецпереселенцев. Так, бригадой Восточно-Казахстанского обкома КП(б)К установлено, что на 1 января 1945 года в Зыряновском рудоуправлении насчитывалось 2122 чеченца – 544 семьи, из них трудоспособных – 659 человек, работает на участках 441 человек. Из-за отсутствия теплой одежды и обуви трудоспособные спецпереселенцы не выходили на работу, что приводило к сильному истощению и смертности. По неполным данным из общего числа чеченцев на 1 января 1945 года умерло 382 чел., из них только детей -190 человек, смертность скрывают, «…умерших нигде не регистрируют, а крадучи от комендатур хоронят. Причина смертности в основном дистрофия и желудочные заболевания» [7, л. 2].

В одной из докладных, направленных секретарю ВК Обкома КП(б) К Рванцеву отмечалось, что по состоянию на 15 июня в Лениногорский район принято спецконтингента 2161 семья – 9968 человек, в т.ч. мужчин 2313, женщин 2896, детей от 16 лет 4759, из общего числа трудоспособного 5431 человек, из них трудоустроено на предприятиях и организациях 4295. Из них работающими числится 3945, из числа оформленных на работу, но не работающих по разным причинам - 350 человек. Из числа трудоспособного спецконтингента на 15 июня не трудоустроено 1136 человек, главным образом женщины имеющие малых детей [6, л.12].

Труд спецпереселенцев в основном применялся в промышленной сфере и на тяжелых работах, требующих в первую очередь применение физического труда.

«Спецпереселенцы, закрепленные за Рудоуправлением проживали в домах №12-17 по Усть-Каменогорской улице, по Клубной №4, а также в сушильных сараях кирпичного завода ОКСа рудоуправления, жилищно-бытовые условия в домах, где размещались спецпереселенцы, были «кошмарными…, всюду царила антисанитария, отсутствовала вода и кипяток» [6, л.16].

Однако далеко не все запланированные мероприятия были выполнены и ко времени прибытия эшелонов с депортированными. Не были готовы к приему переселенцев и предприятия. В докладной записке секретарю Усть-Каменогорского ГК КП(б) К тов. Шуеву И. указывается, что в марте 1944 г. на строительство Усть-Каменогорской ГЭС прибыло 3 200 человек спецпереселенцев, 1500 человек сразу же были направлены в сельские районы. На 17 мая на строительстве проживало 1177 человек, из них работали только 265 человек. Спецпереселенцы находились в крайне тяжелых жилищно-бытовых условиях. Расселены спецпереселенцы в бараках и землянках. В комнате из 12 м2 проживали по 3-4 семьи вместе. Спят спецпереселенцы на полу, в бараках отсутствует мебель. Сначала пребывания спецпереселенцев на строительстве пропущено через больницу дистрофиков 693 человек, из них детей 478 человек, взрослых 215 человек. Смертность среди спецпереселенцев-чеченцев высокая. Всего умерло чеченцев со времени их пребывания на строительство на 15 марта 1945 года 413 человек [9, л.5].

Но еще более тяжелая ситуация была у тех, кто совсем не был трудоустроен, поскольку отсутствовал обязательный план приема и трудового их использования. Необходимо отметить, что дистрофики после прохождения курса лечения в больнице выписывались вполне здоровыми и трудоспособными. Постройком не принимал мер в трудоустройстве их и через некоторое время спецпереселенцы опять становятся дистрофиками. Неработающие спецпереселенцы кроме 300 грамм хлеба, никакого другого снабжения не имеют [9, л.5].

Наиболее незащищенными среди депортированных оказались старшее поколение спецпереселенцев и больные. Так, например, до мая месяца 1945 года все неработающие спецпереселенцы получали хлебные карточки через Картбюро строительства, на май месяц Картбюро отказало спецпереселенцам в выдаче карточек, направив их за получением в город. Спецпереселенцы дети, старики и больные не в состоянии идти в город, остались без хлеба [9, л.5].

Докладные записки о проверках жилищно-бытовых условий спецпоселенцев показывают ужасающую картину существования людей, при этом подчас ощущается неподдельное возмущение самих авторов документов. В этих документах в качестве причин отчаянного положения спецпереселенцев, как правило, называются произвол, безответственность, бездеятельность местной администрации, которая обязана была организовать трудовое использование спецпереселенцев и обеспечить им нормальные жилищно-бытовые условия. Но на деле повсеместно сохранялось очень тяжелая ситуация – неудовлетворительное снабжение продовольственными продуктами, отсутствие медицинской помощи, низкие заработки из-за необоснованных трудовых расценок, из-за нехватки рабочих инструментов, одежды и обуви, из-за дискриминации спецпереселенцев при распределении работ производственной администрацией. В ответ на жалобы спецпереселенцев время от времени производились повторные проверки и даже сохранились отчётные документы по итогам проверок, но они свидетельствуют о сохранении тяжелейшего положения дел на местах.

Проверка бытового и хозяйственного устройства, проведенная в мае 1945 г. на строительстве ИртышГЭС, показала, что большинство спецпереселенцев было размещено в непригодных для жилья помещениях, жили скученно и в антисанитарных условиях; медицинская помощь не была организована; торговая сеть не обеспечивала продуктами питания и товарами первой необходимости.

Особое тяжелое положение с обустройством спецпереселенцев создалось на Кирпичном заводе. Так в справке по проверке указывается, что «в комиссию буквально шли целыми группами чеченцы с жалобами на нечеловеческое отношение к ним со стороны руководства, все они оборваны, в лохмотьях, многие без белья, босые. Общежития и землянки неблагоустроенны, элементарно в маленьких землянках с площадью 7 м2живут 9 человек, в землянке №6 живут 24 семьи, с количеством 77 человек» [9, л.3].

Многочисленные решения о выделении спецпереселенцам строительных материалов, одежды, продуктов питания и т. п. выполнялись лишь частично. Помимо общей нехватки ресурсов и низкой исполнительской дисциплины органов местной власти, в игнорировании проблем материального обеспечения спецпереселенцев нередко проявлялось враждебное к ним отношение значительной части руководителей предприятий, воспринимавших спецпереселенцев как «ненужных».

Таким образом, организация быта спецпоселенцев была неудовлетворительной. Это было связано прежде всего с деятельностью местных органов власти. Основная часть переселенцев не была обеспечена жильем, одеждой, нормальным питанием. Медицинская помощь была недоступна. Эти факторы способствовали повышению уровня смертности, прежде всего, среди детей.

По данным докладной записки секретаря Восточно-Казахстанского обкома партии, секретарю ЦК КП(б) Казахстана Ж. Шаяхметову «О трудовом и хозяйственном устройстве спецпереселенцев (чеченцев) с Северного Кавказа» от 30.07.1946 года, в области проживало 6068 семей в количестве 23 384 человек. Из них: в колхозах -1290 семей – 4790 человек, совхозах – 251 семья – 940 человек, в промышленных предприятиях, стройках и учреждениях – 4527 семей – 17654 человек. Трудоспособных учтено было 8771 человек, из которых трудились в колхозах – 1179 человек, в совхозах – 477 человек, в промышленных предприятиях, стройках и учреждениях – 6036 человек. Из числа учтенных трудоспособных не работали 579 человек, к ним относились многодетные матери, часть мужчин и женщин по временной нетрудоспособности и некоторые из-за отсутствия одежды и обуви [10, л.3].

Из общего числа работавших в промышленности спецпереселенцев-чеченцев, 826 человек систематически перевыполняли нормы выработки: от 200 до 300% - 354 человек, от 150-200% - 472 человек. Причем, в архивных материалах 1946 г. можно увидеть следующую информацию: руководство области отмечало наличие стахановцев и ударников на предприятиях цветной металлургии, где на рудниках Лениногорска на подземных работах трудились из 1044 человек – 332 чеченца. Из числа стахановцев и ударников труда высокие показатели выработки имели Дахаев Кеньмат и Катаев Сешимикунтей, которые в течение второго квартала выполняли ежедневное задание на 205%, за что дирекцией рудника были премированы. Таким образом, в послевоенный период прослеживается некоторое смягчение отношения руководящих структур к рабочим-спецпереселенцам. К примеру, на руднике Убаредмет Предгорненского района из общего количества 521 рабочих, спецпереселенцев-чеченцев насчитывалось – 153 человек, в том числе перевыполняющих нормы выработки - 56 человек, из них овладевших профессиями бурильщиков - 9 человек, крепильщиков и слесарей – 34 человека [10, л.3]

Кроме промышленной и добывающей сфер, спецпереселенцы-чеченцы работали в и в других отраслях хозяйства, например в торговой сфере, где они занимали должности - зав. склада, продавцов и т.д. Но в архивных материалах встречаются факты, где на местах некоторые руководители своим секретным указанием снимали спецпереселенцев с занимаемых должностей под предлогом недоверия. Так, например, в 1948 г. в Лениногорском районе указанием бывшего секретаря горкома сняли с работы чеченцев, работавших в торговой сфере [ 11, л.7]

По состоянию на 1 января 1947 года в Усть-Каменогорске проживало 814 семей чеченцев, насчитывающих 3073 чел., из них трудоспособных было 1220, трудоустроено было 1112 человек. По предприятиям Усть-Каменогорска чеченцы распределены следующим образом: на строительстве ИртышГЭС числилось 194 семьи из 780 человек, из них трудоспособных 228 человек, все трудоустроены; «Укастрое» 151 семья из 428 человек, из них трудоспособных 156, все трудоустроены; ОРС треста «Алтайстрой»- 70 семей из 257 человек, трудоспособных 87, трудоустроены 73 человек; завод №10 – 102 семьи из 405 человек, трудоспособных 148, трудоустроено – 123 человек, трест АС -11 семей из 52 человек, трудоспособных 16, все трудоустроены; подхоз ЦСПС – 13 семей из 73 человек, трудоспособных 35 человек, трудоустроено 30 человек; Усть-Каменогорский кирпичный завод – 57 семей из 232 человек, трудоспособных 62 человек, трудоустроено 50 человек; Сибспецстрой – 29 семей из 119 человек, трудоспособных 62 человек, трудоустроено 50 человек. В разных организациях числилось 187 семей из 726 человек, трудоспособных 426 человек, трудоустроено 392 человек. Из числа учтенных трудоспособных не работало 108 человек, по причине отсутствия одежды и обуви, а также многодетные домохозяйки [12, л.1].

На 10 сентября 1950 года на территории области насчитывалось 5451 семей спецпереселенцев-чеченцев с количеством 20 927 человек, из них мужчин – 5474, женщин – 6731, детей – 8722 [13, л.55].

По архивным данным на июль 1955 года в области числилось 25996 спецпоселенцев, из них чеченцев – 12874, ингушей – 2, немцев – 13088, поляков – 2, крымских татар – 10, прочих национальностей – 20 [14, л.1].

Реализуя постановления ЦК КПСС от 29 июня 1955 года и ЦК КП Казахстана от 01 октября 1955 года по вопросу закрепления спецпоселенцев в местах их поселения, обком КП Казахстана и областная партийная организация стали проводить планомерную работу со спецпоселенцами. Основной задачей обкома партии являлось: закрепления их по месту работы, создание нормальных жилищно-бытовых условий, улучшения политико-воспитательной работы и строжайшего соблюдения закона о труде [15, л.2].

По состоянию на 25 мая 1956 года в городе Усть-Каменогорске проживало 1683 спецпоселенцев из чеченской национальности, в том числе мужчин – 773, женщин – 919, из них 747 человек были заняты в различных отраслях производства, в промышленных предприятиях, на стройках и учреждениях города. Из общего количества занятых на производстве, работали по специальности: шоферами – 72 человек, каменщиками – 33, слесарями – 23, бригадирами – 19, мастерами – 3, бетонщиками – 10 и т.д. На свинцово-цинковом комбинате работали – 136 человек, в том числе на свинцовом производстве- 48 человек, на цинковом – 56 человек, остальные работали в продснабе, подхозе и в других вспомогательных цехах [15, л.14].

При проверке условий жизни и трудовой деятельности чеченцев на селе, выяснилось что многие из них стремятся уйти из колхозов в промышленные предприятия. В промышленности социальные условия для спецпоселенцев были намного лучше, чем в сельской местности. К примеру, за январь-февраль 1956 года из Верх-Убинского района выбыло 61 трудоспособных чеченцев [15, л.4].

В докладной записке от 21 апреля 1956 года №4/1 – 1375 имелись данные, когда руководители колхозов: «без всяких на то оснований исключали спецпоселенцев из колхоза». В марте 1956 г. из колхоза им. Сталина было исключено 6 семей, из колхоза им. Буденного – 5 семей. Из 11 семей спецпоселенцев проживающих на территории колхоза «Красный пахарь» - 10 семей были исключены без оснований [16, л.28].

В связи с этим, Бюро РК КПК от 29 апреля 1956 года потребовало от председателей колхозов в двухдневный срок «разобраться в причинах ухода спецпоселенцев из колхозов, приняв при этом все меры к возвращению на прежнее место и закреплению их на постоянное место жительство» [16, л.29].

По архивным данным, по Восточно-Казахстанской области на 1956 год числилось 22121 чеченцев. Из них занятых трудовой деятельностью насчитывалось 6323 человек, детей старше 18 лет – 12309, детей-подростков – 9812, учащихся на специальных курсах – 32, женщин-домохозяек, имеющих детей – 3346, престарелых (старше 55 лет) – 1898, инвалидов – 521, трудоспособных, но не занятых общественно-политическим трудом – 222, состоящих на спецучете – 11085 человек [15, л.2].

Таким образом, анализируя архивные материалы, содержащие информацию о пребывании спецпереселенцев – чеченцев на территории Восточно-Казахстанской области, можно сказать о достаточно широком спектре применения труда спецпереселенцев и об их значительном вкладе в развитие экономики. Основными сферами применения труда являлись промышленность, горнорудное дело, лесозаготовки – те виды деятельности, которые в первую очередь требовали применения тяжелого физического труда. На данные виды работ определялась фактически вся трудоспособная часть спецпереселенцев, без учета квалификации (чеченцы, имевшие специальное и высшее образование, как правило, не могли устроиться работать по профессии – врачами, учителями и т.д.) При очень тяжелых условиях труда, бытовые условия спецпереселенцев незначительно отличались от лагерных: они не всегда были обеспечены жильем, большая часть из них проживала в бараках и землянках, были лишены нормального снабжения одеждой, обувью и продуктами питания, фактически отсутствовало медицинское обслуживание. Следствием этого была высокая смертность от истощения, инфекционных заболеваний, особенно среди детей и стариков. Тем не менее, находясь в тяжелых условиях проживания и трудовой деятельности, спецпереселенцы – чеченцы демонстрировали отличные показатели выработки и внесли значительный вклад в развитие региональной экономики и экономики Советской страны в целом, как в военные, так и послевоенные годы.

Литература

1 Бугай Н.Ф. По решению правительства союза ССР / Н.Ф. Бугай. – Нальчик: Эл-фа, 2003. – 492 с.2 АП РК Ф. 708. Оп. 8. Д. 113. Л. 1-2.

3 ПМА 2014 – Полевые материалы автора. Полевой дневник экспедиции в г. Риддер. 2014 г. Информант Айсагова Лиза Лейчевна, г.Риддер.

4 ПМА 2014 – Полевые материалы автора. Полевой дневник экспедиции в г. Риддер. 2014 г. Информант Шалаева Догман Мабаевна, г.Риддер.

5 ГАВКО Ф. 1п. Оп. 1. Д. 2739. Л. 25.

6 ГАВКО Ф. 1п. Оп. 1. Д. 2750. Л.12, 16, 17, 61,70.

7 ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 2741. Л. 2, 8.

8 ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 3979. Л. 4.

9 ГАВКО. Ф.19п. Оп. 1 Д. 241. Л. 3, 5.

10 ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 1.Д.3887 Л. 3.

11 ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д.4996 Л. 7.

12 ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 4238. Л.1.

13ГАВКО. Ф. 1п. Оп.1. Д. 5344. Л 55.

14 ГАВКО. Ф. 1п. Оп. 1 Д. 7119. Л.1.

15 ГАВКО. Ф.1п. Оп.1. Д. 7397. Л. 2, 14, 16.

16. ГАВКО. Ф.1п. Оп.1. Д. 7262. Л. 28, 29.

АЗБЕКОВА А.Т.

Срсен Аманжолов атындаы Шыыс азастан мемлекеттік университетіны PhD докторанты

1940 - 1950 ЖЫЛДАРЫ ШЫЫС АЗАСТАН ОБЛЫСЫ БОЙЫНША КШТЕП ОНЫС АУДАРЫЛАН ШЕШЕНДЕРДІ ЖМЫСА ТАРТЫЛУ АЯСЫ

Тйін

Автор мраат материалдары негізінде ХХ асырды 40-50-шы жылдары арнайы оыстандырылан шешендерді ебек ызметін сипаттайды, олданылан ебек саласын, трмыс жадайын, айма шін тиімділігі жне нтижелерін сипаттайды.

Тйінсздер: депортация, шешендер, Шыыс азастан облысы, арнайыоныстандырыландар, арнайы контингент.

KAZBEKOVA A.T.

Sarsen Amanzholov East Kazakhstan State University PhD students

APPLICATION AREAS OF SPECIAL RESETTLERS - CHECHENS LABOR IN THE EAST OF KAZAKHSTAN REGION IN 1940 - 1950 YEARS

Summary

The author of this work on the basis of archival materials the State archive of the East Kazakhstan region characterizes work of Chechen specialimmigrants in the 40th - 50th years of the XX century: scopes of work, a working condition, efficiency and productivity for the region.

Key words: Deportation, Chechens Kazakstan area, specialcontingen, arrangement.

Похожие работы:

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Гимназия № 2                                                                                         "Утверждаю"                                                                Директор МБОУ Гимназии №2                                            ...»

«МКОУ "Станционная СОШ" Открытый урок "Политическая система в СССР в 30-е годы XX века" Учитель истории и обществознания: Сопов А. И. Тема: "Политическая система в СССР в 30-е годы XXв"Цели: Образовательные: определить особенности политического развития и духовного климата в СССР в 1930-е годы. Развивающие:...»

«Тест по истории хореографии Русский классический балет 17-18 век. 1 Как назывался самый древний русский народный танец?А) КадрильБ) ХороводВ) Пляска 2 Кого называли первыми профессиональными исполнителями русского народного...»

«МОУ "ШАРАПОВО-ОХОТСКАЯ ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА" п. Шарапова Охота Проектная работа по теме "Бой с ленью" Автор: Раимбеков Муслим, ученик 1 класса Руководитель: Ефремова Ирина Юрьевна 2016 годОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3 Описание проекта 5 Заключение 7 Список литературы и интернет-источнико...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Почетненский учебно-воспитательный комплекс" муниципального образования Красноперекопский район Республики Крым Рассмотрено на заседании ШМО учителей протокол № от _201_ г. Л.И. НурлаеваСОГЛАСОВАНО Заместитель директора по учебной работе Н.В...»

«Музей истории Лобинской СОШ ТЕМАТИКО-ЭКСПОЗИЦИОННЫЙ ПЛАН 2011-2012 УЧЕБНЫЙ ГОД № п/пТема комплекса Содержание экспозиции Вид экспонатов Размер Инвент. номер Место вэкспозиции 1 "Как это было." (история возникновения школы) Возн...»

«23 января 2013 года в МАОУ "ЛМИ" Кировского района Саратова состоялся городской семинар "Система работы учителя истории и обществознания по подготовке к государственной итоговой аттестации в форме ГИА и ЕГЭ". Корюхова Н.С. учитель истории и обществознания МОУ "СОШ №54" Тема : " Подготовка к ЕГЭ. Раб...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.