WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение основная общеобразовательная школа № 3 г. Бикина Бикинского муниципального района Хабаровского края Краеведческий конкурс: «Был ...»

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

основная общеобразовательная школа № 3 г. Бикина

Бикинского муниципального района Хабаровского края

Краеведческий конкурс:

«Был город - фронт, была блокада…»

Номинация:

«Творческая краеведческая работа»

Сазонова Кристина

ученица 9Б класса МБОУ ООШ №3

Руководитель:

Игнатькова Людмила Степановна

Учитель истории и обществознания

МБОУ ООШ №3

Эссе-сочинение

«Долгий- долгий день блокадного детства».

Бикин, 2013

Меня зовут Кристина, и я расскажу вам всего лишь об одном дне в блокадном Ленинграде, но попытаюсь сделать это так, будто я побывала там лично. Нелегкое детство досталось нам детям блокады, нас жизнь баловала так редко, а смерть, холодна и безжалостна, была нам привычной соседкой.. Я видела не только смертельный голод и холод, но и смерть ежедневно. Постоянное чувство голода сковывало все мысли. В свои семь-восемь лет я была похожа на маленькую старушку, закутанную в несколько платков, кофт и пальто… и сама былачастью этого тряпья.Нам в Ленинграде пришлось пережить голод, холод, гибель родных и все это в таком малом возрасте, но мы держались и держались до конца. Детям было хуже, чем взрослым. Мы не понимали,что происходит: почему нет папы, почему мама все время плачет, почему постоянно хочется, есть, почему по визгу сирены надо было бежать в бомбоубежище … много детского почему? В Ленинграде я жила с папой и мамой.

Папа работал на заводе, мама трудилась в библиотеке. В июле месяце папа ушёл на фронт.Первые отзвуки бомбёжек мы слышали ещё в августе месяце, ближе к сентябрю обстрелы усилились.  Хорошо помню своё состояние, когда стало понятно, что началась полная блокада города. 8 сентября 1941 года я гуляла с друзьями во дворе дома. Я помню, как ужасно завыла сирена. Все выбежали на улицу и увидели в небе немецкие самолеты. Я побежала домой. После началась эвакуация. Наша семья приняла решение остаться в городе. Народу на улицах почти не стало, бегали только кошки и собаки. Дома пустовали. Мы с ребятами бегали и играли в этих пустых домах. Квартиры были открыты, брошены с вещами. Сколько мы их видели, заходили, смотрели, как жили люди, но никто не брал ничего чужого. А ведь все было открыто: бери, что хочешь. Сейчас бы, наверное, все растащили.  Однажды пришли к нам в квартиру две женщины и сказали маме, что если она даст две кастрюльки, карточку и сумочку – они отоварят крупу, хлеб и что-то еще. Мама, такая обрадованная, отдала им все это. Они ушли. Проходит час – их нет. Мама посылает меня посмотреть их в том дворе, куда они, сказали, пойдут. Я обегала и тот, и все другие дворы, но их и след простыл. А когда я пришла домой, мама не так уже плакала об этих карточках, как обо мне. Она меня крепко обнимала и в слезах приговаривала: «Доченька, родная моя, слава Богу, ты жива», — и целовала, целовала. Так мы остались без крошки хлеба. Помню, я ходила по улицам и в каждом камушке видела хлеб, поднесу ко рту – камень. За хлебом стояли на лютом морозе по десять-двенадцать часов, пока не привезут. Мама, однажды отстояв такую длинную-длинную очередь, лишилась хлеба, который выхватил у нее мужчина и стал, жадно его есть на глазах у всех людей в очереди. Видно, голод довел его до исступления. Мама пришла домой с огрызком хлеба, который у него вырвали люди и передали маме. С конца октября  на время прекратилась учеба в школе.




Уезжали те, у кого есть родные на Большой Земле, остальные же сидели дома, коротая голодные дни и ночи. По вечерам в квартирах мы закрывали окна тряпками, чтобы не было видно ни малейшего света. Ночью фашисты облетали Ленинград, и если враг видел где-нибудь свет, то тут же начинал бомбить. Дома у нас был ужасный холод. Мы уже сожгли все стулья, печурку топили утром чуть-чуть и вечером. Топили их не ради тепла — это была роскошь, топили, чтобы растопить снег или сварить что – либо.  Папа до войны очень любил читать, и у нас в доме было много книг. Переплеты книг раньше делали из папье-маше - это спрессованная бумага серого или песчаного цвета. Из нее мы и делали «котлеты». Брали обложку, резали на мелкие кусочки и клали в кастрюлю с водой. В воде они лежали несколько часов, а когда бумага разбухала, отжимали воду. В эту кашу всыпали немножко муки из жмыха и жарили.  На рынке можно было выменять столярный клей. Эту плитку клали в воду и размачивали. Потом в этой же воде мы ее варили. Мама туда еще добавляла разные специи: лавровый лист, перец. Готовое варево мама разливала по тарелкам, и получалось желе серого цвета. Как же надо было хотеть жить, чтобы есть то, что едой назвать нельзя.    Очереди за хлебом были огромные. Поэтому очень долгое время мама проводила в очереди за хлебом. Кусочек, что она приносила к вечеру, делили на три части, оставляя одну часть на утро. Кроме голода, бомбежек, артобстрелов и холода, была еще проблема - не было воды.Системы водопровода и канализации, как и все другое, не действовали. Те, кто жили поближе к Неве, шли туда за водой. Многие, а такое случалось часто, топили снег, чтобы согреть чай. А о том, чтобы помыться, мы только мечтали. К концу зимы в доме уже было съедено все... Радовало лишь то, что мы могли пойти за кочерыжками на совхозное поле (из них мы делали щи, они были по-настоящему сытными и вкусными), овсом (из него мы делали суп по нескольку раз), да и, наконец, пришла весна и появилась трава, которую мы ели в натуральном виде!Ну и в заключение хочу сказать, что выжить в этом аду нам - детям блокадного Ленинграда помогла вера в помощь Большой земли, которая где-то рядом, надо лишь немного потерпеть. Каждый хотел дожить до Победы и увидеть, как погонят фашистов с нашей земли.

Мне кажется, никому и в голову не приходило свести счеты с жизнью: это бы расценили как трусость. Настало 27 января 1944 года. Блокады больше нет! Стало светло в городе. Снова зажглось электричество. Стали восстанавливать город, дома. Хотя еще были карточки, все зажили веселее.Осенью 1944 года на восстановление разрушенного города были привлечены пленные немцы. Брешь в стене дома напротив тоже заделывали немцы. Мы, ученики уже 3-го класса, с любопытством глядели на них. Только начали изучать немецкий язык и пробовали наши знания на них. Вид у них был очень жалкий. Почему-то мы смотрели на них, как на жалких людей, а не на зверей, которые принесли столько зла нашему городу и народу.

Весь мир потряс дневник маленькой ленинградской девочки Тани Савичевой: «Бабушка умерла 25 января...», «Дядя Алеша 10 мая...», «Мама 13 мая в 7.30 утра...», «Умерли все. Осталась одна Таня». Записки этой девочки, которая погибла в 1945 году в эвакуации, стали одним их грозных обвинений фашизму, одним из символов блокады.

Сейчас у меня две взрослые дочери, с детства приучила их никогда не бросать хлеб, даже самый маленький кусочек доесть. А тот хлеб, печенье, вафлю что валяются на улицах под ногами, — поднять и положить в сторону.

…Болела цингой и дистрофией. Мой младший брат в один год и семь месяцев был помещен в стационар и там умер. Мама умерла в тридцать семь лет. Ее сердце не выдержало – ее дети просили есть, а дать им было нечего. Свой пай хлеба она отдавала нам, сама ела кал от малыша.

Наша соседка по квартире имела к началу войны пятерых детей от 9 лет и младше. Трое малышей умерли. Чтобы спасти остальных, она вынуждена была держать умершего ребенка на кровати, чтобы получить на него продовольственные карточки.

Системы водопровода и канализации, как и все другое, не действовали. Люди вынуждены  Мамина подруга рассказала, что видела крыс, которые бегут прочь из города, еще тогда я не понимал суть сей истории, но после мама мне прочитала пословицу о крысах, первыми бегущих с тонущего корабля. А мы вынуждены были остаться… С конца октября  на время прекратилась учеба в школе.





Уезжали те, у кого есть родные на Большой Земле, остальные же сидели дома, коротая голодные дни и ночи. По вечерам в квартирах мы закрывали окна тряпками, чтобы не было видно ни малейшего света. Ночью фашисты облетали Ленинград, и если враг видел где-нибудь свет, то тут же начинал бомбить. Дома у нас был ужасный холод. Мы уже сожгли все стулья, печурку топили утром чуть-чуть и вечером. Топили их не ради тепла — это была роскошь, топили, чтобы растопить снег или сварить что – либо.  Папа до войны очень любил читать, и у нас в доме было много книг. Переплеты книг раньше делали из папье-маше - это спрессованная бумага серого или песчаного цвета. Из нее мы и делали «котлеты». Брали обложку, резали на мелкие кусочки и клали в кастрюлю с водой. В воде они лежали несколько часов, а когда бумага разбухала, отжимали воду. В эту кашу всыпали немножко муки из жмыха и жарили.  На рынке можно было выменять столярный клей. Плитка столярного клея была похожа на шоколадную, только цвет ее был серый. Эту плитку клали в воду и размачивали. Потом в этой же воде мы ее варили. Мама туда еще добавляла разные специи: лавровый лист, перец. Готовое варево мама разливала по тарелкам, и получалось желе серого цвета.Как же надо было хотеть жить, чтобы есть то, что едой назвать нельзя…      Очереди за хлебом были огромные. Поэтому очень долгое время мама проводила в очереди за хлебом. Кусочек, что она приносила к вечеру, делили на три части, оставляя одну часть на утро.Кроме голода, бомбежек, артобстрелов и холода, была еще проблема - не было воды. Те, кто жили поближе к Неве, шли туда за водой. Многие, а такое случалось часто, топили снег, чтобы согреть чай. А о том, чтобы помыться, мы только мечтали. К концу зимы в доме уже было съедено все... Радовало лишь то, что мы могли пойти за кочерыжками на совхозное поле (из них мы делали щи, они были по-настоящему сытными и вкусными), овсом (из него мы делали суп по нескольку раз), да и, наконец, пришла весна и появилась трава, которую мы ели в натуральном виде! Ну и в заключение хочу сказать, что выжить в этом аду нам - людям блокадного Ленинграда помогла вера в помощь Большой земли, которая где-то рядом, надо лишь немного потерпеть. Каждый хотел дожить до Победы и увидеть, как погонят фашистов с нашей земли. Мне кажется, никому и в голову не приходило свести счеты с жизнью: это бы расценили как трусость, так давай те же не забудем наших героевА вот отрывок из стихотворения Младший брат.… И штык фашист в него вонзил.И умер младший братИ старший брат узнал об этомО, горя тишина! …-Прощай щегленок,- он сказал,-Ты постоял за нас!Но стисни зубы, брат Андрей Молчи, как он молчалИ вражьей крови не жалей,-Отмщенье палачам!За брата младшего в упорРази врага сейчас.Дети города – героя..Война была такая жестокая что некоторые дети забывали о простых вещах. В истории Осадки учительница задала вопрос:Что зимой падает с неба? Воспитательница думала сейчас дети скажут снег но она услышала другие ответы;Бомбы, осколки, снаряды, кирпичи. Так продолжалось до конца урока. И никто не вспоминал о снегеСуществование в осажденном городе было немыслимо без упорного, повседневного труда. Тружениками были и дети. Они ухитрялись так распределять силы, что их хватало не только на семейные, но и на общественные дела. Пионеры разносили почту по домам. Когда во дворе звучал горн, надо было спускаться за письмом. Они пилили дрова и носили воду семьям красноармейцев. Чинили белье для раненых и выступали перед ними в госпиталях. Город не мог уберечь детей от недоедания, от истощения, но тем не менее для них делалось все, что возможно.А весной у школьников началась "огородная жизнь". Весной 1942 года в опустевшие, обезлюдевшие цехи предприятий пришли тысячи детей и подростков. В 12-15 лет они становились станочниками и сборщиками, выпускали автоматы и пулеметы, артиллерийские и реактивные снаряды. Чтобы они могли работать за станками и сборочными верстаками, для них изготовляли деревянные подставки. Когда в канун прорыва блокады на предприятия стали приезжать делегации из фронтовых частей, бывалые солдаты глотали слезы, глядя на плакатикинад рабочими местами мальчишек и девчонок. Там было написано их руками: "Не уйду, пока не выполню норму!" Так давай те же не забудем нашихгероевИСлайд 3

Невиданные трудности и страдания пришлось пережить Ленинграду, его жителям и защитникам в блокадную зиму 1941-1942 года. Город был лишен запасов продовольствия и топлива, вышли из строя водопровод и канализация. Не было электричества, дома не отапливались. Нормы продовольствия снижались 5 раз, пока не дошли до самой низкой: хлеба в сутки 250 г – рабочим, 125 г – остальным. Голодная смерть стала повседневностью.

Слайд 4

За свой недолгий путь земной Узнал малыш из Ленинграда Разрывы бомб, сирены вой И слово страшное – блокада (Е. Коковкина) Переживем и вспомним о мученьях, О голоде, о боли, обо всем… Мы верим: час придет освобожденья, Мы ждем его, мы верим, мы живем! (Таня Казакова, 8 лет, зима 1941-42г.)

Слайд 5

Александру Александровичу Стадникову было 9 лет, когда началась война. Он испытал на себе все 900 дней блокады. Узнал бомбежки, обстрелы, голод, смерть родных и близких. «…Мы жили на 4-м этаже в комнате, которую обогревала печка-буржуйка, в топку шли журналы, дощечки от заборов, книги, кухонная мебель. Горела коптилка от гильзы зенитного снаряда. Воды в домах не было, поэтому мы приносили ее в ведерке с речки Карповки или топили снег. Пили хвойный раствор – это спасало от цинги… В школе все учителя были женщинами, каждая вела несколько предметов. Если объявляли артобстрел, то всем классом шли в бомбоубежище…

Слайд 6

В такое нелегкое время Саше удавалось учиться только на «отлично». Увлекался рисованием. В экспозиции музея ДЮЦ сохранился альбом рисунков Александра Стадникова, выполненных им в 1941-1944 году. 9 марта 1944 г. тринадцатилетнему мальчишке в числе восьми ребят- одноклассников вручили медаль «За оборону Ленинграда». Еще медаль за выжившее детство, За взрослое упорство, блокадные дела, И в этом городе – все мое наследство, А в нем военная правдивая цена. Мне очень жаль сгоревшего нардома И всех тех, кто рядом был и жил, Мне жаль распотрошенного альбома, Как Галатею, его я сотворил, - написал в своем стихотворении Александр Александрович Стадников. После войны он приехал в Северодвинск, чтобы продолжить династию корабелов. Сейчас его уже нет в живых. Светлая память…

Слайд 7

Зимой 1942 г. шла огромная работа по налаживанию ледовой дороги по льду Ладожского озера. «Дорогой жизни» прозвали ее благодарные ленинградцы. Массовая эвакуация началась 22 января 1942г.

Слайд 8

Схема эвакуации детей из блокадного Ленинграда Ленинград Молотовск Северный Кавказ 1942 1943 Архангельск, Архангельская область Курская область Горьковская область Кировская область Сталинградская область Алтай ВМолотовск с января по май 1942 г. прибыло 332 эвакуированных из блокадного Ленинграда. Среди них 102 ребенка. Очень многие ленинградцы сначала оказались в эвакуации на Северном Кавказе, а затем уже приехали в наш город.

Слайд 9

Дети блокадного Ленинграда сроднились с Северодвинском. Здесь выросли, получили специальность и отдали лучшие годы заводу и городу. Они давно на заслуженном отдыхе, многих уже нет в живых. В 1989 году всем блокадникам нашего города был вручен знак «Житель блокадного Ленинграда». В этом же году они объединились в северодвинское городское общество с таким же названием.

Слайд 10

Поисковая группа музея в гостях у Галины Федоровны Бочкина (Рынцына) Галина Федоровна «… Что я помню о блокаде? Папа, легендарный полярный капитан, был в море, когда началась война. Мы с мамой остались в Ленинграде. Холод, голод… Выжить нам помог мешок сухарей, которые мама сушила для приходящей молочницы. Помню трупы людей на улицах и трупы, которые спускали с верхних этажей и увозили на машинах. Хоронить людей у родственников просто не было сил. Кошек и собак в городе не было – их съели. Вот что такое голод. Я и сейчас не могу выбросить и корочки хлеба. Помню жуткий холод. Печку-буржуйку топили всем, чем только можно. Затем счастье – приезд отца, и мы все в Архангельске…» Гале 4 года. г.Ленинград

Слайд 11

Макарова Зоя Ивановна Поисковая группа музея в гостях у Зои Ивановны «…Я родилась 17 июня 1938 г. Когда началась война, мне было 3 года. Год провела в блокадном Ленинграде. Помню наше подземелье, стрельбу, бомбежки, голод. На моих глазах от голода умерли отец и брат. В конце лета 1942 г. нас эвакуировали. До Ярославля мы добирались на товарняке. Затем на теплоходе по Волге мы отправились в дальнейший путь. Началась бомбежка, паника. Мама отстала от теплохода, когда пошла получать паек. Ей пришлось бежать за теплоходом 42 километра. Сначала мы оказались в Башкирии, затем на Украине, в Винницкой области. После войны, в 1946 году, мы с мамой приехали в Архангельск».

Слайд 12

Бусова Галина Дмитриевна Галя с сестрой Верой Поисковая группа музея в гостях у Галины Дмитриевны «...Когда началась война, мне было 4 года. Помню жуткий холод и голод во время блокады. Однажды я очень удивилась, когда увидела на улице, как на санках везли большого завернутого человека. Мама объяснила, что он умер, и его везут хоронить… Из рассказа мамы помню, что шла она с моей сестрой по улице, и вдруг начался артобстрел. Все бросились в бомбоубежище. Когда вышли из бомбоубежища, увидели много убитых людей. В руке у одного из них Вера заметила кусочек хлеба. Мама разрешила ей взять его и съесть… ВМолотовск наша семья смогла выехать только в 1944 г.»

Слайд 13

Улан Алексей Саввавич «…Я родился 1 июля 1929 г. в Ленинграде. Когда началась война, мне было 11 лет. Через месяц после объявления войны фашисты сожгли наш дом. Пришлось нашей семье жить в овощехранилище. Его стены толщиной в 4 метра спасли нас от бомбежек. Там мы прожили до осени. Самыми тяжелыми для всех ленинградцев стали декабрь 1941 г. и январь 1942 г. Чего только я не ел за это время! Дуранда считалась лакомством, приходилось есть даже столярный клей. Из него варили холодец…» «… Однажды во время бомбежки снаряд попал в лошадь. К ней со всех сторон бежали люди и разрывали на куски. Я тоже успел кое-что отхватить. Этим мясом мы питались несколько дней. С наступлением морозов немец перестал нас бомбить. Потому что понимал, что нам все равно не выжить…

Слайд 14

Поисковая группа музея в гостях у Алексея Саввавича Несмотря на преклонный возраст, Алексей Саввавич бодр и весел. И даже занимается спортом «… Нашей семье предложили эвакуироваться на Кавказ.

Машины шли по начавшему таять Ладожскому озеру. Я видел, как одна машина провалилась под лед. Нам повезло: наша машина прошла. … На Кубань мы ехали целый месяц. В пути видели много смертей, голодали. Через 2 дня после приезда умерла мама. Я был так слаб, что местные говорили: «Не жилец…» «…Спасла меня тетя Маруся Кривицкая. С ней же мы приехали в Молотовск, где она вскоре умерла. Несмотря на то, что мне было 13 лет, я пошел работать на завод 402 (ныне Севмаш). Люди тогда очень были нужны производству, и по рабочим карточкам выдавали 800 г. хлеба (а всем остальным – 400г). На Севмаше я проработал 37 лет».

Слайд 15

Николаев Борис Варсистович Поисковая группа музея в гостях у Бориса Варсистовича «… Родился я 8 августа 1935 г. в Ленинграде. Помню наше бомбоубежище. Соорудили его всем двором. Под засыпанным глиной бревенчатым настилом стояли скамейки, а над землей торчали лишь трубы для вентиляции… Здесь пахло деревом и землей. Тревоги были частыми, иногда дома спали в верхней одежде. Света в укрытиях не было – брали с собой фонарики, свечи и спички были в большой цене…» «…Что больше всего запомнилось из блокадного детства? Пожалуй, запахи. Вспыхивающей спички, горящей свечи, свежеструганного дерева… А вот запаха блокадного хлеба я не помню…»

Слайд 16

Семья Николаевых была эвакуирована на Северный Кавказ, в 1943 г. приехала в Молотовск. Много лет Борис Варсистович проработал на Севмаше, затем в СПО «Арктика». Пишет стихи, он один из авторов издаваемых в городе поэтических сборников. После налета Горели деревья огнем беспощадным, Горело все то, что должно не гореть. В то утро пришлось нам – детишкам блокадным – Все это увидеть, на все посмотреть. Раскрашено небо под курочку-рябу. Шел дым от стволов тополей и берез. Растаяла в лужицу снежная баба, Казался бессильным январский мороз. Но вслед за налетом, бомбежкой, пожаром Совсем незаметно подкрался рассвет. Мы ночью в убежище были недаром, Мы к дому вернулись, а дома-то нет. И некому было заняться гробами. На черном снегу потерпевшие в ряд. Ох, как мне хотелось вцепиться зубами В фашистское горло, а, может быть, в зад. (Б. Николаев)

Слайд 17

В музее истории детского движения города Северодвинска представлена экспозиция, посвященная детям блокадного Ленинграда. Она постоянно пополняется новыми экспонатами.

Слайд 18

5 сентября 1992 г. на острове Ягры, на самом берегу Белого моря, открыли памятник эвакуированным ленинградцам – большой валун. Под ним замурована капсула из нержавеющей стали с обращением к потомкам, списками и фотографиями блокадников. На открытие памятника приезжал ленинградский поэт-блокадник Анатолий Молчанов. Именно его стихи выбиты на камне. Простите нас, погибшие в блокаду, За то, что вы в земле, а мы живем. Вкушаем жизни горечь и усладу, Грустим и любим, плачем и поем. Простите нас, что в дикой спешке буден, Быть может, редко навещаем вас. Но мы вас помним, вечно помнить будем, Ведь вы родные каждому из нас. (А. Молчанов)

Слайд 19

Как мало осталось живых свидетелей страшной блокады! Задумываемся ли мы, встречая на улице ворчливую старушку, о том, что она потеряла во время блокады всех родных и близких, а еле бредущий дедушка тушил зажигательные бомбы на крыше дома в Ленинграде? Мы пробегаем мимо, молодые и веселые, забывая о том, что если бы не мужество этих людей, не было бы нас на свете. Наш долг – помнить о тех людях, благодаря которым выстояла наша Родина в страшные военные годы. Все сильней нас тянет собраться, Заглянуть в глаза, сказать тихо: «Здравствуй!» Мы не просто земляки- ленинградцы, Мы – блокадой крещеное братство.

Слайд 20

Памятные для каждого ленинградца-блокадника даты: 8 сентября 1941 г. – начало блокады 18 января 1943 г. – прорыв блокады 27 января 1944 г. – день окончательного снятия блокады Вспомним всех поименно, Горем вспомним своим… Это нужно – не мертвым! Это надо – живым! Р.Рождествредательство. И мы цеплялись за жизнь до последнего.Мы разучились улыбаться

Полховская Юлия Владиславовна30 октября 2006Мы – вечные дети блокады. Они живут среди нас, в нашем городе. С каждым днем их становится все меньше. Мы, послевоенные поколения, не должны забывать о тех, кто, не имея оружия в руках в силу своего возраста, смог своей стойкостью сказать миру, что враг не всесилен. У каждого из них своя жизненная история, но у всех одна судьба – блокадная.  

Юлия Владиславовна ПолховскаяРодилась в 1934 году в Ленинграде. В 1943 году поступила в среднюю школу. Всю блокаду перенесла в Ленинграде. Окончила Ленинградский строительный техникум, работала в Ленинграде, вышла замуж. В 1958 году приехала с мужем в Сталинград. Работала на алюминиевом заводе инженером.

22 июня 1941 года, летний солнечный день, время около 5 часов пополудни. Мы с мамой гуляли в скверике у Балтийского вокзала. На руках у нее грудной малыш – мой братик Юрик, мне 7 лет, я беспечно играла, скакала, прыгала…

Вдруг люди вокруг нас засуетились, забегали, у репродукторов на улице стало сосредотачиваться много народа… Прослушав важное сообщение, люди в растерянности и суматохе бежали, повторяя: «Война, война началась!»

Смотрю – у мамы в глазах смятение и ужас. Мы тоже побежали, и она повторяла: «Война, война! Что же с нами будет!?»

От первого до последнего дня Ленинградской блокады, так же как и всю войну, мы оставались в Ленинграде. Папа – с первых дней до демобилизации, на фронте.

… Сейчас прошло много лет, страшно вспоминать то жуткое время, без слез не получается. Но, слава Богу, человек не может жить воспоминаниями о плохом. Написано и сказано об этом тяжелом времени очень много, да и нового вроде бы ничего нет в том непрерывном, год за годом повторяющемся горе.

Дети блокадного Ленинграда – понятие наиболее острое. Я видела не только смертельный голод и холод, но и смерть ежедневно. Постоянное чувство голода сковывало все мысли. В свои семь-восемь лет я была похожа на маленькую старушку, закутанную в несколько платков, кофт и пальто… и сама была частью этого тряпья.

В школу я пошла «перестарком» в 43-году (девяти с половиной лет). Школа № 239 находилась в Октябрьском районе на Адмиралтейском проспекте. В холодных классах мы учились без электрического света, навьюченные всяким тряпьем, в варежках на руках.

Во время обстрелов и особенно во время бомбежек все бежали в бомбоубежище. На наших лицах никогда не было улыбок… С улыбкой вспоминаю, как мы (правда, это была уже осень 45-го) дерзнули удрать с уроков. Вышли через черный ход на Исаакиевскую площадь – и бегом к Исаакию, тогда он частично был уже открыт. Разрешалось подняться до самого верха над центральны куполом для осмотра города сверху. Что мы сделали. Сначала мы долго-долго карабкались по прямым и винтовым лестницам, пока не достигли смотровой площадки – промерзли на ветру…

На другой день, когда появилась в школе, нас вызвали директор и завуч. Мы страшно боялись, что нас накажут. Но, о чудо! Сквозь нравоучения своих учителей мы вдруг увидели их улыбки и слезы. Они плакали и радовались, что их дети возвращаются к детству, со свойственными проказами.Сейчас, когда я могу взвесить и проанализировать события пятидесятилетней давности, я понимаю, что война, блокада были не только проверкой на стойкость, мужество но и проверкой нравственности человека. Многие наживались на чужом горе.

…Пришли к нам в квартиру две женщины и сказали маме, что если она даст две кастрюльки, карточку и сумочку – они отоварят крупу, хлеб и что-то еще. Мама, такая обрадованная, отдала им все это. Они ушли. Проходит час – их нет. Мама посылает меня посмотреть их в том дворе, куда они сказали пойдут. Я обегала и тот, и все другие дворы, но их и след простыл. А когда я пришла домой, мама не так уже плакала об этих карточках, как обо мне. Она меня крепко обнимала и в слезах приговаривала: «Доченька, родная моя, слава Богу, ты жива», — и целовала, целовала. Так мы остались без крошки хлеба.

… Помню, я ходила по улицам и в каждом камушке видела хлеб, поднесу ко рту – камень…

Сейчас у меня две взрослые дочери, с детства приучила их никогда не бросать хлеб, даже самый маленький кусочек доесть. А тот хлеб, печенье, вафлю что валяются на улицах под ногами, — поднять и положить в сторону.

…Болела цингой и дистрофией. Мой младший брат в один год и семь месяцев был помещен в стационар и там умер. Мама умерла в тридцать семь лет. Ее сердце не выдержало – ее дети просили есть, а дать им было нечего. Свой пай хлеба она отдавала нам, сама ела кал от малыша.

Наша соседка по квартире имела к началу войны пятерых детей от 9 лет и младше. Трое малышей умерли. Чтобы спасти остальных, она вынуждена была держать умершего ребенка на кровати, чтобы получить на него продовольственные карточки.

За хлебом стояли на лютом морозе по десять-двенадцать часов, пока не привезут. Мама, однажды отстояв такую длинную-длинную очередь, лишилась хлеба, который выхватил у нее мужчина и стал жадно его есть на глазах у всех людей в очереди. Видно, голод довел его до исступления…Мама пришла домой с огрызком хлеба, который у него вырвали люди и передали маме.

Системы водопровода и канализации, как и все другое, не действовали. Люди вынуждены были сливать нечистоты во дворах… Весной во избежание эпидемий люди выходили на расчистку дорог и улиц от нечистот и трупов.

В 1943 году моя мама работала санитаркой в эвакогоспитале, пя 95, в Демидовском переулке №8 (ныне Гривцов переулок) – это здание Всероссийского географического общества. Там нам дали каморку в семь квадратных метров, но не было ни света, ни воды. И мы снова «цепляемся» за жизнь. В этом госпитале мы — дети и взрослый персонал – хоть и валились с ног от голода и усталости, давали концерты художественной самодеятельности для вылечившихся раненых, уходивших снова на фронт.

Источник: Блокадники. – Волгоград: комитет по печати, 1996г.

Война началась, когда мне шел восьмой год. Много это или мало? Во время войны мы стали много взрослее, серьезнее. Мне кажется, что я помню то время лучше, яснее, чем всю последующую жизнь. В то лето, как всегда, меня отвезли в деревню к бабушке, на парное молоко. Деревня небольшая (29 домов) в 15 км от города Кингисепп и в 25 км от границы с Эстонией, на берегу реки Луги. Красивейшее место!

Что такое война – мы там почувствовали сразу. Много колхозников уехало в Кингисепп рыть окопы. Уехали и моя мама, и дядя. Стали часто налетать самолеты – видели, как рвались бомбы. Однажды мы увидели настоящий воздушный бой. Над нашей деревней, вдоль реки, низко пролетел подбитый самолет. Вскоре появилась машина с военными. Они интересовались, в какую сторону он летел. И сколько гордости было у меня, когда, как старшую из ребят, меня попросили указать дорогу.

Вернулась с окопов мама, потом дядя. Приближались немцы.

Однажды к нам пришли военные, угощали детей галетами. Они рассказали, что немцы совсем близко, а из Кингисеппа будет идти последний поезд, и если кто хочет пробираться в Ленинград, то может доехать до станции Веймары, что в 12 километрах. Там будет поезд.

Мама решила ехать. Набралось 7 человек. И дед, потомственный егерь, знающий все лесные тропинки, повел нас к станции лесом.

(Через несколько лет мы узнали, что нашу деревню, всего через два часа после нашего ухода заняли немцы).

Станция Веймары представляла собой жуткое зрелище. На путях – две огромные воронки от бомб. Изрешеченное осколками и не сохранившее ни одного стекла здание вокзала. А на заборе висела красная фуражка начальника вокзала. Восстановлен был только один путь. Никого из людей не видно. Стали ждать поезд.

Неожиданно со стороны Кингисеппа пришел военный эшелон. Он долго стоял. Было жутко от вида пушек. И в то же время очень интересно. Столько военной техники мы видели впервые. А вскоре пришел и наш поезд, где не было людей. Только мы, семь человек, сели в поезд в Веймаре.

На станциях поезд долго не стоял. Вдоль железнодорожных путей шли люди, пробирались в Ленинград. Машинист очень часто притормаживал возле таких групп. Люди садились. К концу пути поезд был битком набит. Доехали почти благополучно: из-за обстрела в Гатчине простояли довольно долго, до вечера. Это было в начале августа 1941 года.

В августе мы получили наши первые продовольственные карточки. Запасов продуктов в доме не было. Недостаток еды мы почувствовали очень скоро. Отец жил на заводе. Его мы видели редко. Домой он приходил, чтобы помыться и сменить белье.

Немцы приближались к городу, частота бомбежек возрастала. В домах очищались подвалы и устраивались бомбоубежища, такое бомбоубежище было и в нашем доме. При первых же звуках тревоги мы с мамой забирали сумку с самым необходимым и спускались туда. Некоторые жильцы дома там и ночевали. Но скоро привыкли к тревогам и оставались дома. Только отходили подальше от окон.

Все неработающие жильцы дома были включены в группу самозащиты. Маму назначили ее начальником. Группа готовила дом к защите от пожаров. Были покрашены специальным составом, предохраняющим от загорания чердачные перекрытия, очищены чердаки от лишнего, расставлены ящики с песком и бочки с водой на случай, если попадут зажигательные бомбы, организованы посты на чердаках и лестницах. Чуть позже мама разрешала мне относить сводки в штаб МПВО района, который находился на Владимирском проспекте, когда в нашем районе было более-менее спокойно.

Очень хорошо помню самый страшный налет, 8 сентября. Впервые рвались в городе бомбы. В этот день немцы разбомбили Бадаевские склады – самые большие склады продовольствия города. Долго полыхал огонь и в воздухе висел черный дым. Говорили, что сахар там плавился и пропитал землю. В самое страшное время голода люди ходили на место Бадаевских складов, собирали землю. Она была сладкой. Эту землю варили. Получалась сладкая жженая патока. Собирала эту землю и мама.

В начале сентября кольцо города было замкнуто. Сначала распределение норм по карточкам было вполне достаточно, но нормы стали быстро снижаться, так, со 2-го сентября по 20 ноября 1941 года нормы хлеба были снижены в 5 раз. Иждивенцы стали получать по 125 грамм хлеба. Да и какой это был хлеб… В одном из воспоминаний о хлебопекарне того времени я прочитала о составе этого хлеба:

Целлюлоза – 25%Шроты( выжимки из молотой сои) – 20%Мука ячневая – 5%Солод – 10%Жмых – (при наличии заменял целлюлозу)Отруби – ( при наличии заменяли шроты)И только 40% — ржаная мука.

Начался голод. Хотелось есть постоянно. На улицах люди падали от истощения, умирали. Иногда по нескольку дней лежали окаменевшие трупы, пока их не подбирали девушки из МПВО. Видела, как машины, наваленные трупами с верхом, ехали по Загородному проспекту. Хоронили в братских могилах на Волковом, Обуховском и Пискаревском кладбищах. Сколько их было точно и кто они поименно – это и сейчас не известно. Очень много, сотни тысяч!

 

Дров было мало. Большую печку теперь не топили. Однажды папа принес железную печку, «буржуйку», трубы вставили в дымоход большой печки. «Буржуйка» заменила нам плиту, и примус с керосинкой, и печь – давала какое-то тепло в комнате.

Однажды погас свет, как оказалось, погас надолго. Электроэнергия давалась только на предприятия, работающие для фронта. В доме появилась маленькая баночка с фитильком – коптилка, с которой мы прожили все блокадные дни и вечера.

Поздней осенью в Ленинграде темнеет рано. Ленинградцы стали ходить с брошками на пальто. Брошки, покрытые фосфором, светились в темноте, и прохожие видели друг друга. Остановились трамваи, троллейбусы. Отец стал приходить домой реже. Ему стало трудно преодолевать путь от Обводного канала до дома, на ул. Рубинштейна. Иногда мы с мамой ходили его навещать (Ленжиркомбинат). Завод этот тоже в то время работал для фронта. Но, по старой привычке, туда стаями слетались голуби и воробьи. Рабочие их отлавливали. Многим эти птички помогли выжить. Раз в неделю отцу выдавали еще кусок жмыха ( подсолнечного или льняного), иногда он приносил его домой. Этот кусочек, величиной с ладонь, мама растягивала на несколько дней. Никогда не забуду, как, в поисках пищи, перебирая кухонный стол, я нашла две засохшие кильки. Я их съела мигом. И, уже после войны, еще долго вспоминала те кильки, подсушивала селедку.

Как-то, в начале марта 1942 года, ночью, упала бомба недалеко от дома. Печь от сотрясения наклонилась над кроватью, на которой мы с мамой спали. Мама успела прикрыть меня собой. Без печки жить стало невозможно, и нам разрешили занять две пустые комнаты, двумя этажами выше.

Теперь надо было подниматься на четвертый этаж. Нам, очень истощенным, делать это было трудно, особенно папе. У него была уже последняя стадия истощения. Во время войны он весил 44 кг. Он все время мерз, и даже летом ходил в ватных брюках. Начальство завода выхлопотало путевку в стационар, где таких дистрофиков, как он, подлечивали и давали усиленное питание. Папа встал на ноги после того, как ему сделали 17 уколов.

Несмотря на то, что уже были прибавлены нормы на хлеб и другие продукты, многие люди продолжали падать и умирать от истощения прямо на улице. Однажды, когда мы шли от улицы Восстания до улицы Рубинштейна, я насчитала 18 покойников за один раз.

У многих началась цинга, и тогда появился отвар хвои – страшно противной на вкус. Но папу и это не спасало… С наступлением зимы воды в квартирах не стало. За водой ходили туда, где она еще текла, даже на другие улицы, где пробивало где-нибудь трубу. Так, много раз ездили на саночках на Литейный. На углу улицы Жуковского пробило трубу, и в снегу образовались ручьи.

Однажды, когда мы брали воду, туда подъехали на машинах военные. Они снимали камерой фильм. Потом, много лет спустя, я узнала, что среди них был знаменитый кинодокументалист Роман Кармен, который снимал фильм «Ленинград в борьбе». Несколько раз за водой приходилось ходить и на Фонтанку.

 

Радио для блокадников играло очень большую роль. Радио работает- значит, город живет. Радио извещало нас о начале и конце тревог и обстрелов, а между ними звучал равномерный стук метронома. Только по радио люди узнавали, что происходит на фронте. А как проникали в души блокадников выступления Ольги Бергольц. Жила она тоже на нашей улице. Сейчас на ее доме №7 прекрасный барельеф. Уже позже по радио стали исполнять песни, и мы их разучивали. Так, я запомнила песню Соловьева-Седого «Соловьи», песню о дивизии Димитрия Донского.

После разгрома немцев под Москвой стало как-то веселее: и наши могут громить врага! А затем и продукты стали поступать по Ладоге. Ладога – Дорога Жизни. Многим она спасла жизнь, эта дорога!

Только Дороге Жизни мы были обязаны тем, что 25 декабря было объявлено о повышении норм хлеба – рабочим 350 граммов, остальным по 200. Какую радость и какой подъем духа вызвала эта прибавка! Для каждого тогда слово «хлеб» означало жизнь.

Не могу не рассказать о своей тете, маминой родной сестре, Алексеевой Екатерине Ивановне. Я просто восхищаюсь ее героизмом. Она была обыкновенным шофером и доставляла на машине продукты в Крондштадт по льду Финского залива. Женщина очень волевая, отчаянная, смелая, она водила машину под обстрелами, не закрывая дверцу, на случай, если машина вдруг начнет проваливаться в полынью. В дни ее приезда мы с мамой ходили на Васильевский остров, где была их база.

С каким восхищением я на нее глядела! Представляю, как тяжело ей работать все время, помня, что ее маленькая дочь осталась у немцев, в деревне.

Многие по ладожскому льду эвакуировались на Большую Землю, уехали и соседи из нашей квартиры. Несколько раз были собраны узлы и у нас. Но мама так и не решилась покинуть Ленинград. Здесь оставался папа. На фронт его не взяли, дали бронь, как нужному заводу механику.

После прибавки хлеба, в декабре 1941 года мама выкупила муку и сварила из нее нечто похожее на жидкую кашу. После обильной пищи мне стало совсем плохо. Меня напичкали лекарствами и даже заставили выпить касторку. К счастью, все обошлось.

Приближался новый, 1942 год. Был отдан приказ, чтобы для детей, оставшихся в городе, были устроены новогодние елки. Была такая елка и у папы на заводе. Я уже не помню, как там веселились, но потом нас повели в заводскую столовую, угостили лимонадом, и в подарок дали кулечек семечек.

Не могу не рассказать о мужестве артистов, которые остались в Ленинграде. На нашей улице жил солист театра музкомедии Михайлов. Огромный, красивый мужчина. Он уже еле ходил (болели ноги), но продолжал дарить людям песни. Однажды немногие жильцы собрались в ЖЭКе, и он пел арии из оперетт. Как сейчас. Помню слова: «Солнце спряталось лишь на минутку, чтобы ярче потом засиять…»

Во время блокады исчезли все кошки и собаки, не летали голуби. И вот однажды, зимой 1943 года, я вдруг заметила истощенного дикого кота. (Шкурку моего довоенного кота Васьки я нашла, когда убирали снег весной 1942 года). Очень долго я пыталась поймать этого кота, наконец, это удалось. Я принесла его домой и уговорила маму оставить его. Пришлось с ним делиться едой.

Кот очень привязался ко мне и, особенно, к папе! После войны он отъелся и стал очень красивым.

Школы в 1941-1942 годах не работали. Во многих из них были госпитали. Сколько у меня было радости, когда я узнала, что идет запись в школу № 218, что на нашей улице, доме 13. И вот я школьница! Никогда не забуду первый день учебы. Детей собрали в классе на втором этаже. Вошла учительница. Меня поразила ее худоба. Ее звали Татьяна Федоровна Бладасова. Она рассадила нас по партам: меня с белокурой девчушкой, Наташей Васильевой. С этой Натальей я дружу и теперь. Только она живет в Ленинграде, а я в Мытищах.

Тяжело было учиться зимой и весной 1942 года. Было очень холодно. Сидели в пальто и рукавицах. Чернила иногда замерзали в чернильницах. Не все ребята доучились до конца учебного года.

Когда учились в школе, то карточки сдавали в учебную столовую.

Однажды, как всегда, Татьяна Федоровна построила нас парами, вывела в раздевалку. Я быстро оделась и выбежала на улицу. Когда вбегала в парадную, раздался оглушительный взрыв: разорвался снаряд напротив нашей школы. Он разорвался до оповещения населения об артиллерийском налете. Из нашего класса двух мальчиков убило сразу (одного звали Сережа Никифоров), а Доре Бинимовой оторвало ногу. Позднее по радио выступила ее мать с проклятиями врагу.

Обстрелы велись целенаправленно. Снаряды рвались там, где находились школы, трамвайные остановки (когда пошли в 1942 году трамваи), госпитали, заводы.

Наши занятия часто прерывались воздушными, тревогами, артобстрелами. При воздушной тревоге нас коридорами школы выводили в бомбоубежище, в Толстовский дом. Там мы сидели иногда по нескольку часов при свете ламп. Татьяна Федоровна нам много рассказывала, старалась ободрить ребят. Как многому она нас научила! Сколько красивых хороводов мы с ней выучили. Недаром, после окончания первого класса, в нашем классе было 18 отличников. Надо отметить, что у всех был красивый почерк. За хорошую учебу она нам даже выдавала премии – тетради, которых не было нигде. Писали на том, кто что мог достать. До сих пор у нас хранится обыкновенная морская ракушка, подаренная мне за отличную учебу в 1 классе. В первый год в школе работали только 4 класса – с 1-го по 4-ый.

После окончания 1-го класса я попала в городской лагерь, организованный во Дворце пионеров, на другой стороне Фонтанки. Там было уделено много внимания нашему питанию. Когда не было бомбежек и обстрелов, мы гуляли и играли в саду, где были две земляные горки, мы любили на них играть. Как потом мы узнали, под этими горками были зарыты знаменитые кони Клодта с Аничкова моста.

Больше всего времени мы проводили внизу здания дворца, там, где размещены раздевалки. Помню, очень часто были обстрелы и мы все время прислушивались: далеко или близко упал снаряд.

С наступлением весны город стал оживать. Всю зиму снег и нечистоты с улиц не убирались. Вышло постановление о привлечении к санитарной очистке города всего населения. Все, кто смог, от мала до велика, выходили на эту работу. Нагружали снег и куски льда на фанеру, и несколько человек тащили за веревки ее к Фонтанке, там сбрасывали на лед.

Весной 1942 года нам выделили маленький кусочек земли для огорода, выдали семена для овощей. Получились у нас две небольшие грядки. На них росло всего понемногу. Мы с мамой ездили поливать и пропалывать. А однажды мама пришла домой и сказала, что на огород упал снаряд, и на месте грядки – воронка.

Во второй половине 1943 года все с радостью следили за продвижением наших войск на запад.

Никогда не забуду день 6 ноября 1943 года. Вечером я шла по Щербаковскому переулку и увидела, как женщина, со слезами на глазах, обнимала прохожих, целовала их и восклицала: «Товарищи, ведь Киев освободили!» вечером был салют. Далеко от дома его смотреть мы не ходили, забирались на чердак и смотрели сверху. Там было лучше видно. Теперь, после каждой победы, гремел над городом салют.

В госпиталях было много раненых, и нас, школьников, возили выступать с концертами. Пели, читали стихи, танцевали. Я пела песню в паре с одноклассницей Майей Красновой «С далекой я заставы, где в зелени дом и скамья…»В большом зале раненые, сидячие и лежачие, слушали нас, в их глазах было столько добра. Ведь у многих из них дома оставались такие же дети.

В другой госпиталь я ходила с мамой раздавать подарки, собранные жильцами домов нашего двора.

Настало 27 января 1944 года. Блокады больше нет! Стало светло в городе. Снова зажглось электричество. Стали восстанавливать город, дома. Хотя еще были карточки, все зажили веселее.

Осенью 1944 года на восстановление разрушенного города были привлечены пленные немцы. Брешь в стене дома напротив тоже заделывали немцы. Мы, ученики уже 3-го класса, с любопытством глядели на них. Только начали изучать немецкий язык и пробовали наши знания в немецком на них. Вид у них был очень жалкий. Почему-то мы смотрели на них, как на жалких людей, а не на зверей, которые принесли столько зла нашему городу и народу.

На нашей улице полностью разрушенных домов не было, а вот на соседних – много: целиком были сожжены и разрушены дома вДмитровском переулке, несколько домов на Стремянной улице, попали бомбы и в здания исполкома и райкома.

Уже будучи взрослой и работая в детском саду, я старшим детям рассказывала о Ленинграде, о блокаде, о ребятах в осажденном городе, о хлебе того времени. Дети, притихшие, были очень внимательны. После таких занятий они очень бережно относились к хлебу…При перепечатке материалов сайта, ссылка на "Непридуманные рассказы о Войне" и адрес www.world-war.ru обязательна!Скопируйте код ссылки:  Источник: <a href="http://www.world-war.ru/">Непридуманные рассказы о Войне</a>

© 2005-2014 Вторая Мировая Война.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/vospominaniya-o-vojne-ne-sotrut-nikakie-gody/"

Воспоминания о войне не сотрут никакие годы

Д. Рябинина

Бомбежки были такими частыми, что жили мы в основном в погребе, а за водой к колонке, находившейся напротив нашего дома, приходилось не ходить, а бегать. Бегала обычно я, как самая быстрая. Самолеты налетали неожиданно, бывало, что и звук не сразу услышишь. Выручал нас рыжий кот, которого мы прозвали Сигнал: он слышал звук задолго до появления самолета и стрелой летел прятаться в погреб…

9 февраля 2011

|

Рябинина Диана Ивановна HYPERLINK "http://world-war.ru/gallery/"

Фотоархив

Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/yanvar-perezhili-fevral-perezhivem-a-v-marte-zapoem/"

«Январь пережили, февраль переживем, а в марте запоем»

Ольга Николаевна была с нами почти весь февраль и вдруг не пришла. Говорили, что она упала, возвращаясь домой, и… не встала. На следующее утро кто-то из старших девочек скомандовал: «На зарядку!» и мы хором повторили ее оптимистическую присказку: «Январь пережили, февраль переживем, а в марте запоем». Должно быть, мы произнесли эти стихи в память об Ольге Николаевне, они так и остались с нами до конца марта. Но и в марте нам было тяжело, и мы «не запели».

2 февраля 2011

|

Магаева Светлана ВасильевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/edinstvenno-pravilnoe-reshenie/"

Единственно правильное решение

Однажды ночью в дверь квартиры раздался стук. Мама подошла с лучиной, спросила: «Кто?». Мужской голос ответил, что привез посылку от отца. Мама открыла дверь. На лестнице стоял молоденький офицер-летчик с небольшим пакетом в руках. Он сказал, что очень спешит, отдал посылку и убежал. Вся семья поднялась с постелей, распаковали посылку и увидели там несколько солдатских сухарей и четыре палки горохового супа-концентрата.

12 января 2011

|

Андреева Людмила, заслуженный юрист РоссииДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/poverte-eto-ochen-strashno/"

Поверьте — это очень страшно

В большом детдомовском зале стоит елка, украшенная дивными бумажными игрушками. Вокруг нее веселятся дети, танцуют, поют. Для многих, как и для меня, это первая в жизни елка, первый настоящий праздник. В зале топилась печь. Устав от непривычного веселья, я уселась у печки и, приоткрыв дверцу, стала любоваться на весело потрескивающий огонь. И вдруг я отчетливо поняла, что вот так же, как эти поленья, горела моя мама.

10 января 2011

|

Никифорова С.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/detstvo-moe-grozovoe/"

Детство мое грозовое

Галя ЧерноголовинаВ канун Нового 1943 года на предгорья Кавказа легли густые туманы. Самолёты не летали, залпы орудий звучали редко и глухо. Из нашей станицы на отдых и пополнение готовилась выехать часть горнострелковой дивизии «Эдельвейс». На пилотках у стрелков был вышит изящный альпийский цветок. Сколько их квартировало в нашем доме, точно сказать не могу, но когда они за полночь возвращались из очередного безуспешного рейда, настолько обессиленные, что даже банку консервов открыть не могли – валились на пол и мертвецки засыпали, то ступить меж ними было негде.

3 января 2011

|

Черноголовина Галина ВасильевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/o-tom-chto-vypalo-na-nashu-dolyu-v-vojnu/"

О том, что выпало на нашу долю в войну

Н.Н. МухляВ яслях меня застала война. Женщины разбежались по домам, оставив меня с пятнадцатью ребятишками. Домой вернулась поздним вечером, когда родители разобрали детей. Застала плачущую мать и младшего брата: отца мобилизовали в армию, а сестру — на оборонные работы.

10 декабря 2010

|

Мухля (Капустина) Н.Н.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/ne-verilos-chto-nemcy-mogut-zaxvatit-gorod/"

Не верилось, что немцы могут захватить город…

Мария Сапрыкина

2 декабря немцы вошли в город. Два дня перед этим улицы были пустыми. Через город летели снаряды. Взрывы гремели с западной и восточной сторон. С ближайшей колокольни строчил пулемёт. К вечеру 2 декабря пулемёт замолчал, взрывы смолкли. Уже в сумерках в окно мы увидели, как по другой стороне улицы шли цепочкой солдаты в зеленых шинелях. «Это немцы», — сказала мама. Моя душа ушла в пятки.

3 декабря 2010

|

Сапрыкина Мария НикитичнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/ya-mechtal-o-schastlivoj-zhizni-xot-na-odin-denyok/"

Я мечтал о счастливой жизни хоть на один денёк

Дети в приюте ложились спать очень рано, надеясь во сне забыться от вечного голода, болезней. Вшей, блох было столько, что и сейчас вспоминая те ужасы, волосы встают дыбом. Я каждый вечер раздевал сестренку и снимал горстями этих тварей, но их было во всех швах и стежках одежды очень много. Себя я тоже чистил, как обезьянка, от всякой нечисти постоянно. Спать я старался как можно меньше, очень боялся уснуть и не проснуться.

19 ноября 2010

|

Зубакин Анатолий ВасильевичДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/tyazheloe-puteshestvie/"

Тяжелое "путешествие"

Толя Зубакин с сестрой Ирочкой

В ноябре 1942 года стало совсем холодно. Температура воздуха понижалась до 25 градусов мороза, а голод донимал ещё больше. Благодаря изобилию детских одеял и матрасов, которые мы успели набрать заранее с собой, мы как-то ещё согревались, прижавшись друг к другу. И всё же люди стали умирать. Сперва умирали дети самые слабые и больные, а затем и взрослые.

17 ноября 2010

|

Зубакин Анатолий ВасильевичДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/golodnoe-voennoe-detstvo-v-pamyati-na-vsyu-zhizn/"

Голодное военное детство в памяти на всю жизнь

В.А. КокшароваОчередь за хлебом я ходила занимать в 2 часа ночи. Однажды, когда моя очередь уже подходила, я упала в обморок от голода. Пожалев меня, такую маленькую, продавщица взвесила чуть больше хлеба, чем полагалось. Тогда брат сказал, что раньше я приносила меньше хлеба, потому что по дороге съедала. Я очень плакала от обиды, что меня обвинили несправедливо.

8 ноября 2010

|

Кокшарова Валентина АлексеевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/vojna-vrezalas-v-pamyat/"

Война врезалась в память

По рассказу мамы, немцы, прежде чем войти в деревню, несколько дней обстреливали её из минометов. От страха у меня отнялись ноги, и я перестал ходить. Заняв Красные Горы, немцы обходили все дома. Один из них зашел к нам и удивился, что меня, такого большого, мама держит на руках. Мама, как могла, объяснила.

27 октября 2010

|

Савельев В.В.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/zapiski-iz-podvala-ya-ne-ponimala-peremeny-zhizni/"

Записки из подвала: я не понимала перемены жизни

Наступила осень. В тот день на мне было легкое пальтишко и какие-то теплые ботики, по тревоге мы не успели добежать до подвала и остановились под аркой дома, прижавшись к стене. И сразу раздался оглушительный взрыв, я почувствовала, как мимо нас мчится горячий упругий воздух, волокущий за собой мелкий мусор, а затем пролетела и целая дверь? По счастью, нас не задевшая. Оказалось, что бомба разрушила соседний дом. Вернувшись домой, мы обнаружили, что окно у нас выворочено вместе с рамой и лежит на середине комнаты.

15 октября 2010

|

Левецкая Виктория ВикторовнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/my-ostalis-zhivy-eto-bescennyj-podarok/"

Мы остались живы, это бесценный подарок…

Привезли нас в город Фоллен-Постель. Поместили в очень грязные бараки, кишевшие насекомыми. Начались болезни, особенно среди детей. Запомнился мальчик Боря — наш сосед по нарам, веселый шалун, он заболел и умер. Гоняли в холодный душ, где мы стояли в очереди, раздетые донага, и простужались. Кормили пустой баландой с малюсеньким кусочком хлеба.

24 сентября 2010

|

Васильева Е.В.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/voennye-gody-v-krapivne/"

Военные годы в Крапивне

В.Г, ВещуевВ сентябре нас послали в соседний колхоз на уборку картофеля, там мы проработали неделю. Возвратившись, проучились мы недолго. 8 октября прилетел немецкий самолет и обстрелял наш техникум. Затем вернулся и сбросил 8 авиабомб. К счастью, бомбы упали в парк, сад и стадион, и никто из людей не пострадал. После этого нас распустили по домам, предупредив, что о возобновлении занятий сообщат в газете.

20 сентября 2010

|

Вещуев Владимир ГеоргиевичДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/v-polden-22-iyunya-okonchilos-moe-schastlivoe-detstvo/"

В полдень 22 июня окончилось мое счастливое детство

Э.Д. ДериенкоЖить становилось все труднее. Постоянно хотелось есть, и мы утоляли голод как могли. В рот шло все более или менее съедобное. Любимым лакомством был жмых, комбикорм. Осенью мы часто ходили в лес и собирали заячью капусту, орехи. Мы заметили, что когда во рту есть что-нибудь, голод переносится легче, поэтому мы собирали гудрон и держали его во рту. В это время к нам поселили летчиков с нашего аэродрома, и жить стало немного легче — они делились с нами своим пайком.

20 августа 2010

|

Дериенко Эдуард ДмитриевичДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/vospominaniya-pyatnadcatiletnego-soldata/"

Воспоминания пятнадцатилетнего солдата

Н. Пантелеев

В одном из боев на Карельском перешейке, я был тяжело ранен. Долго находился без сознания, а когда очнулся, обнаружил, что у меня ампутирована правая нога и повреждена левая кисть. Было мне всего 18 лет. По странному стечению обстоятельств я лежал на госпитальной койке в той же больнице им. Мечникова, где в 41-м из-за гангрены отнимали ногу моему отцу…

30 июля 2010

|

Пантелеев Н.А.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/vojna-v-tylovom-saratove/"

Война в тыловом Саратове

Юра Иванов

По прошествии ряда лет я осознал, что больше всех нас в то жуткое время досталось маме. Сердце её было вместе со старшими сыновьями, а надо было растить меня и дочку. В нашей семье все были атеистами, но когда в 1943 г. пришло извещение, что Володя пропал без вести, мама пошла в только что открывшуюся церковь. Она была счастлива, когда оба сына с войны вернулись живыми.

9 июля 2010

|

Иванов Юрий ФедоровичДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/tak-ne-xotelos-zhit/"

Так не хотелось жить…

Мне исполнилось восемь, но была я маленькая, худенькая, едва поднимала огромную лопату. Надсмотрщиком над нами поставили Макса — высокого злобного немца. Размахивая на морозе руками, он все повторял: «Ленинград капут! Ленинград капут!» — Однажды я не выдержала и выкрикнула: «Тебе капут! А Ленинград — наш, там мой папка!»

21 июня 2010

|

Григорьева А.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/pomnyu-den-kogda-derevnyu-zanyali-nemcy/"

Помню день, когда деревню заняли немцы

Вера ЛамоноваКогда немцы только пришли они схватили моего крестного, двоюродного брата моего отца. Он был очень красивый, высокий темноволосый и темноглазый. Немцы увели его и еще одного мужчину куда-то в лес. Тот, второй, остался жив. Он рассказал, что немцы велели им бежать в разные стороны, а сами начали стрелять, но не попали в него. А в крестного попали.

16 июня 2010

|

Ламонова (Ветрова) Вера АфанасьевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/nashestvie-na-zhizn/"

Нашествие на жизнь

Если меня спросят, что такое война, я расскажу, что перечувствовала, когда мы вошли туда, где только что стояла деревня. На месте изб — черные прямоугольники с огненными языками; запах сгоревшего дерева, зерна, шерсти. Жар. Каждый встал около своего: только что было все, остался лишь запах уничтоженного. И стон… Жить как? Запах — память. Запах войны.

11 июня 2010

|

Ананьева (Ковалевская) Е.В. HYPERLINK "http://www.world-war.ru/a-smog-by-ya-vot-takzhe/"

А смог бы я вот также?

Д.П. ХмараФакт её осуждения вызывал у меня чувство протеста и недоумения. По моему разумению эта женщина за своё служение детям, за свой самоотверженный круглосуточный труд, когда она была для нас и воспитателем, и нянькой, и медсестрой; рискуя жизнью, не побоялась укрыть в детдоме девочку-еврейку, за все это, по-моему, она была достойна если не награды, то уж уважения и благодарности – обязательно.

18 апреля 2012

|

Лепская (Хмара) Дина ПавловнаАудио>>HYPERLINK "http://www.world-war.ru/category/audio/audiobesedy/" \o "Просмотреть все записи в рубрике "Аудиобеседы>>Дети на войне>>Узники HYPERLINK "http://www.world-war.ru/ne-zabyvaetsya-god-kogda-mne-bylo-chetyre/"

Не забывается год, когда мне было четыре

Е. Аниканова

Оккупация началась с того, что собрали всех жителей на главной площади и объявили: вводится «Новый порядок» проживания в условиях войны. Нельзя в темное время суток зажигать огонь и любые приборы для освещения, собираться группами более двух человек, громко кричать, петь, выходить за пределы деревни (и многое другое). Немцы боялись партизан и считали, что все эти действия могут служить паролем. Людей вынудили покинуть свои дома, освободить место для проживания немецких солдат и командного состава.

6 апреля 2012

|

Аниканова Евдокия МартыновнаДети на войне>>Узники HYPERLINK "http://www.world-war.ru/priexali-v-peklo-vojny/"

Приехали в пекло войны

Папу сразу забрали в армию, уже шла мобилизация. А мама, как сноха с маленьким ребенком, поехала к своим родственникам в Смоленскую область – до войны она была Смоленской, а сейчас это Калужская область, Думиничский район, деревня Высокая. Когда она приехала – это было уже в августе 1941 года – Смоленскую область оккупировали немцы.

30 марта 2012

|

Гавриленкова (Толмачева) Раиса Викторовна записала Алешина ТатьянаДети на войне>>HYPERLINK "http://www.world-war.ru/category/deti-na-vojne/lepskaya-dina/" \o "Просмотреть все записи в рубрике "Лепская (Хмара) Д.П.

HYPERLINK "http://www.world-war.ru/chto-nas-zhdet/"

Что нас ждет?

Детдом жил своей повседневной жизнью с затаенным желанием перемен к лучшему, жадно ловя новости с фронта, которые доходили к нам различными путями. Радовались, когда в ночи слышали гул наших самолетов. Сидя в темноте вокруг длинного стола и дрожа от страха, по-своему молились, чтобы самолет не сбили, чтобы он долетел. Этими чаяниями жили не одни мы. Как всегда во время великих потрясений, в народе родилась красивая легенда, которую передавали из уст в уста.

12 марта 2012

|

Лепская (Хмара) Дина Павловна1

23456Последняя » HYPERLINK "http://www.world-war.ru/prixodilos-skripet-zubami-szhimat-kulaki-i-terpet/"

Приходилось скрипеть зубами, сжимать кулаки и терпеть…

Мама понимала язык завоевателей, так как была из тех немцев, предки которых еще при Екатерине II приехали в Россию. Но она никак не могла понять, что нужно нынешним немцам в России и почему они так жестоки по отношению к нам. Она часто потихоньку говорила мне: «Не может быть, чтобы это были немцы. Немцы не могут быть такими жестокими». Увы, ее старческий ум многого не мог понять.

26 декабря 2011

|

Горбачева (Пикоткина) З.Ф.Дети на войне>>HYPERLINK "http://www.world-war.ru/category/deti-na-vojne/lepskaya-dina/" \o "Просмотреть все записи в рубрике "Лепская (Хмара) Д.П.

HYPERLINK "http://www.world-war.ru/svoya-vojna/"

Своя война

Сразу же, как только выехали за город, открылась пугающая и страшная картина. Вдоль дороги лежали, не окопавшись, красноармейцы с винтовками. Было жарко, они лежали с оружием наизготовку, вид был удручающий: гимнастерки, мокрые от пота, в нашу сторону направлены их ноги, обутые в ботинки с обмотками, на головах сбившиеся пилотки. Я почти все время плакала, думала о папе, где-то он? Нахлынули мысли о том, что больше мы его не увидим.

9 декабря 2011

|

Лепская (Хмара) Дина ПавловнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/mne-zakazali-grob/"

Мне заказали гроб…

Г.П. СтукаловаПомню, маленький приземистый, кажется, глиняный домик на окраине казахского города Кзыл-Орда, куда после больницы принесла меня мама. Именно принесла, так как в свои восемь лет после тяжелых болезней я была совсем недвижима и очень походила на учебное пособие по анатомии, то есть скелет, или как говорят в народе: кожа да кости.

28 ноября 2011

|

Стукалова Галина ПетровнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/urok-dobroty/"

Урок доброты

Наша группа закончила мыться, пришла другая группа девочек, незнакомых. Подача воды кончалась. Из крана сочилась тоненькая струйка. Все с удивлением смотрели на меня и молчали. В двух словах воспитательница объяснила, в чем дело, и попросила смыть грязь. Она подвела меня к девочке, мывшейся на крайней скамейке, и незнакомая девочка набрала из своего тазика воды в сложенные лодочкой ладошки и вылила ее на мое плечо. Я шла от одной девочки к другой, получая воду из ладошек, испытывая щемящее чувство благодарности.

31 октября 2011

|

Магаева Светлана ВасильевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/chetko-pomnyu-sobytiya-tex-davnix-let/"

Четко помню события тех давних лет

М.Г. Полубояринова

Помню, мама пошла на работу, а я ей говорю: «Мама, ты придешь с работы, а меня дома не будет». Она спрашивает: «А где ты будешь?». Я отвечаю: «Я с 5 этажа спрыгну». Мама мне отвечает: «Ты спрыгнешь, а тут блокаду прорвут, привезут булки и хлеб», я в ответ ей кричу: «Не надо мне булок, я хлеб хочу». Мысль: «Хлеб, хлеб, хлеб…» постоянно сверлила мозг. Мама ушла на работу, а я решила осуществить задуманное. Поднимаюсь на 5 этаж, а на 3 этаже открывает дверь моя подружка Люся.

26 октября 2011

|

Полубояринова Муза ГригорьевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/detskij-dom-v-sorok-vtorom-godu/"

Детский дом в сорок втором году

Дениса привели в детский дом летом сорок второго, перед эвакуацией. Долговязый, толстогубый подросток был робок и неуклюж. Он отличался от всех своей настороженностью и замкнутостью и выглядел обиженным и виноватым. Денис часто озирался, словно выяснял, кто еще хочет его обидеть, и обидчики всегда находились. Особенно старался Ленька, задиристый и ехидный «шпаненок», готовый досадить всем сразу и поколотить каждого в отдельности.

1 августа 2011

|

Магаева Светлана ВасильевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/s-fashistskoj-nevolej-nichto-ne-sravnitsya/"

С фашистской неволей ничто не сравнится

Н.Т. Алексеева

Больше месяца мы находились в окружении, кольцо которого неумолимо сжималось. Нас ежедневно бомбили и обстреливали. Убило соседок Лену и Ольгу, а отец их умер от голода. Вокруг был настоящий ад, и люди молились, чтобы их убило. Только б не ранило. Раненым приходилось тяжелее всего. Их все прибавлялось, но эвакуация давно прекратилась. Раненые лежали на каждой кочке, тут же и умирали. Трупы разлагались на солнце, облепленные мухами, от них исходил жуткий запах.

27 июля 2011

|

Алексеева Е.В., 1928 г.р.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/pamyat-v-vojne-xleb-s-lebedoj/"

Память о войне — хлеб с лебедой

К началу Великой Отечественной войны мне исполнилось пять лет. В первые дни ушел на фронт и мой отец. Остались мы с мамой, сестрой и стареньким дедом в недостроенном доме, жили в котором до 50-х годов прошлого века. Матерям некогда было заниматься нашим воспитанием: им приходилось работать и за себя, и за мужей. Дед стал учить меня плести лапти, брал с собой заготавливать лыко для них. Зимними вечерами сидели в потемках. Керосину привозили мало…

29 июня 2011

|

Сивков Василий АбакумовичДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/voennye-gody-v-serpuxove/"

Военные годы в Серпухове

А.М. Осипова

Однажды отец пришел домой с телогрейкой и сапогами – его назначили в партизанский отряд. А семью, маму и четверых детей, ночью в конце сентября 1941 г. отправили в деревню Шахлово, где жили наши родственники. Там тоже было тревожно – недалеко проходила линия фронта. В каждой избе размещались по 18-20 бойцов. Спали на полу. Однажды ночью произошел трагический случай: вскочивший по тревоге солдат спросонья выстрелил прямо в избе и убил мою тетю Полю, спавшую на кровати с 9-месячным ребенком. Она только и произнесла: «Ребята, что же вы делаете?»

20 июня 2011

|

Осипова Аврора МихайловнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/alik-i-sasha/"

Алик и Саша

Поздно вечером возвратился Саша, один, на костылях. Что случилось? А ничего не случилось. Он не отстал от своей группы, не потерялся. Он решил остаться в Ленинграде. Он так и объяснил, что не может покинуть свой город. Его уговаривали поехать с очередной группой детей, но напрасно! В своем решении Саша был непреклонен. Вскоре он ушел из детского дома, попрощавшись с каждым из нас. Почему ушел? Он хотел работать. В годы блокады на заводах работали подростки Сашиного возраста, но ведь у них были ноги, а наш Саша…

1 июня 2011

|

Магаева Светлана ВасильевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/nikogda-ne-zabyval-chto-znachit-vojna/"

Никогда не забывал, что значит война

П.Г. Михайлов

В апреле 1945 года в небе одновременно появилось до 300 самолетов, заслонивших солнце. Они бомбили и сбрасывали листовки на немецком языке: «Уходите, здесь будет мертвая зона!» Военнопленных немцы куда-то увели, а мы с мамой убежали через канал. Маму ранило. Мы с Ваней с трудом вытащили ее на берег. В тот день от бомбежки пострадало около 10 тысяч человек.

30 мая 2011

|

Михайлов П.Г., житель деревни ПереходыДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/strax-menya-presleduet-vsyu-zhizn/"

Страх меня преследует всю жизнь

Галина Морозова

Привезли нас в Литву в концлагерь «Алитус», поместили в барак с двухъярусными нарами из сетки. Холод был страшный, голод – кормили нас отвратительной баландой. Некоторые сердобольные литовцы подходили к ограждению лагеря, чтобы бросить нам хлеба, но это не всегда удавалось — всё зависело от охранника: «добрые» разрешали передать еду, а остальные отгоняли литовцев, угрожая автоматом. Но больше всего донимали блохи, их там было полно. Кусали так, что спать было невозможно. В бараке стоял рёв и стон.

20 мая 2011

|

Морозова Галина АнатольевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/zhizn-v-nemeckoj-okkupacii/"

Жизнь в немецкой оккупации

Немцы стали делать мост через речку. Прямо в деревне. И там поставили дежурить троих-четверых наших мужиков, чтобы мост не взорвали. Они ночь дежурили, а потом уходили. Пожилые мужики, которых в армию уже не брали. Дядя Коля Поликарпов, дядя Саша Евдокимов — они старые уже были. А один — не знаю, что он наговорил им, Митька Агеев (тоже пожилой) — сбежал, потому что они стали его искать, хотели с ним что-то сделать. Так он и пропал, и после войны не появился.

11 апреля 2011

|

Фатеева (Хиловская) Раиса ДмитриевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/kak-ustroili-vse-kak-nado-prishla-vojna/"

Как устроили все, как надо, пришла война

Помню, я пошла к соседской девчонке поболтать (я уж большая была, как раз окончила семь классов Оредежской средней школы), и как раз попала, что по радио выступал Молотов и говорил о начале войны с Германией. Я сама не слушала, а соседи, дед с бабкой в доме сидели, а у них радио было включено. Такая же тоже «тарелка». Вот они слушали и нам рассказали. Я пошла домой, сказала маме.

8 апреля 2011

|

Фатеева (Хиловская) Раиса ДмитриевнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/kak-ya-vse-vyterpel/"

Как я все вытерпел?

О. КиселлоКогда очередь дошла до нашего барака, мы поплелись той же дорогой, что и предыдущие партии, и увидели жуткую картину: обочины были устланы тру¬пами. Стоял март, мокрый снег налипал на деревянные колодки и не было сил отрывать их от земли. На этапе нас совсем не кормили, и многие падали без сил. Упавших пристреливали, не давая подняться.

21 марта 2011

|

Киселло О.М.Дети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/plany-germanii-i-nashe-mesto-v-nix/"

Планы Германии, и наше место в них

Нина КрутоваЯ вижу его презрительно улыбающееся лицо и злые холодные глаза, слышу голос хозяина, указывающего провинившейся собаке её место: «Германии нужны русская земля, леса, вода. Люди не нужны». Он указал на всех нас рукой, а затем на топившуюся плиту и произнес: «Все пш-ш!» И так несколько раз. Мама спросила, кто будет работать. Майор ответил: «Немцы – хозяева. Работают Англия, Франция, Италия. Славяне плохо работают.

16 марта 2011

|

Крутова Нина АкимовнаДети на войне HYPERLINK "http://www.world-war.ru/detskie-bezymyannye-mogilki/"

Детские безымянные могилки

Сашу принесли в детский дом из госпиталя, вместе… с костылями. Саше было лет 11-12. У него не было руки почти до локтя и ноги тоже не было, почти до колена. Мама и братик умерли от голода, Саша зашил их в простыни и отвез их по очереди туда, где складывали трупы. Возвращаясь домой, Саша попал под обстрел. Руку оторвало, ногу размозжило так, что пришлось ампутировать почти по коле




Похожие работы:

«Министерство образования и науки РФ Министерство здравоохранения и социального развития РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Самарский государственный медицински...»

«КУРСОВАЯ РАБОТА по дисциплине "Естествознание" по теме: "Массовые вымирания организмов в истории биосферы" Оглавление Введение1. Возраст Земли и ее геохронология.1.1 Криптозой – этап скрытой жизни1.2 Взрывная эволюция в начале кембрия1.3 Жизнь в палеозойской эре.1...»

«Санкт-Петербургский Государственный Университет "А.И. БРИЛЛИАНТОВ КАК ИСТОРИК РЕЛИГИОЗНОЙ МЫСЛИ" Выпускная квалификационная работа по направлению 47.04.03 "Религиоведение" основная образовательная программа "Религиове...»

«Асептический некроз головки бедренной кости В.И.УГНИВЕНКО  Фрагмент ОТЧЕТа НИР N 632\056\022 “ РАЗРАБОТКА НОВЫХ МЕТОДОВ МЕДИЦИНСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ОРТОПЕДОТРАВМАТОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ С ТЯЖЕЛЫ...»

«Введение. В истории войн найдется не много стратегических операций, названных по имени полководца, одна из них Брусиловский прорыв. До сих пор Брусиловский прорыв вызывает интерес у множества историков и у людей увлекающихся военной историей. Прежде всего, этих людей интересует; история возни...»

«Номинация: "Нижегородцы в годы Великой Отечественной войны". Автор: Архипов Алексей Андреевич, 21 год ФГКОУВО "Нижегородская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации", 5 курс, 503 учебная группа "РВАНУЛ ПУЛЕМЕТ НА СЕБЯ" один из подвиго...»

«Ароматизированные вина Ароматизированные вина, получаемые путем внесения в базовый виноградный виноматериал спиртовых экстрактов растительных ингредиентов, отличаются сложным букетом, в котором на доминирующем фоне, обусловленном присутствием одного из аромато...»

«Диктатура, которая спасла Россию и весь мир Ю.БЕЛОВ. "Правда" № 57 (30119) 30 мая – 2 июня 2014 года. Вопрос, к которому автор настоящей статьи желает привлечь внимание всех, кто намерен овладеть основами марксизма-ленинизма, кому-то может показаться абстрактным и далё...»

«Анкета участника проекта "Бессмертный полк – Москва" Ваша Ф.И.О. _КЛИМОВА (МОЛЧАНОВА) ТАТЬЯНА БОРИСОВНА_ Адрес электронной почты _tatiana@rcks.ru Контактный телефон _8-926-272-53-89 Кого Вы хотите вписать в "Бессмертный полк – Москва"...»

«Международный фестиваль-конкурс детского и юношеского творчества "ОВАЦИЯ"Организаторы: Творческое объединение "Мир фестивалей". Молодежная общественная организация "Европейская молодёжная лига"; Цели и задачи конкурса. Международный фестиваль конкурс творческих коллективов "Овация" организуетс...»

«Романенкова Юлия, ученица 5 класса, Брянского городского лицея №27 имени Героя Советского Союза И.Е. Кустова. Руководитель проекта, учитель истории Калинина Татьяна Николаевна. Мирное настоящее завоевано ценой миллионов жизней. Двадцать второго июня тысяча девятьсот со...»

«Бывших фронтовиков,  к  сожалению,  становится  с  каждым  днём  всё  меньше  и   меньше, но  мы  не  забываем  о  тех, кто живёт ещё рядом с  нами,  и  свято чтим память тех, кого уже нет. Это скромные люди, которые не думали на войне о том, что совершают подвиг. Они честно вып...»

«План реферата: Введение. Определение амилоидоза и классификация амилоидозов. Патогенез. Клиническая картина. Течение и прогноз. Диагноз. Лечение.1.ВВЕДЕНИЕ Несмотря на более чем столетню...»

«-125895-17335500 А У Д И О К Н И Г И-66865526352500Абдуллаев Чингиз Тверской бульвар Она всего лишь скромная сотрудница адвокатской конторы. а по совместительству гениальный детектив-любитель! Так думают все ее знакомые, и однажды собственная кузина...»

«,. МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПОГАРСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА №1 ПОГАРСКОГО РАЙОНА БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по английскому языку в 6 классе 20162017 учебный год Планируемые результаты освоения предмета...»

«"Читаем отдыхаем" (библиографический обзор новой литературы)-47625099695 Книга откроет маленьким принцессам секреты рукоделия и поможет научиться плести из бисера нарядные колье, браслеты и серёжки; делать забавные мягкие игрушки и пальчиковые куклы для домашнего театра; плести чудесное воздушное круже...»

«1) И. А. Гончаров, полагал, что комедия Грибоедова никогда не устареет. Чем можно объяснить её бессмертие? Кроме исторически конкретных картин жизни России после войны 1812 года, автор решает общечеловеческую проблему борьбы нового со старым в сознании людей при смене исторических эпох. Грибоедов убедительно показывает чт...»

«Историческая тема в творчестве М.Н. Загоскина Сын провинциального помещика, Михаил Николаевич Загоскин в течение ряда лет был мелким чиновником, в более поздние годы директором Московской Оружейной палаты. На литературное поприще он вступил еще в 1815 году как автор ком...»







 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.