WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«РЕГИОНЫ: ПОНЯТИЕ, ТИПЫ, ИЕРАРХИЯ (Гладкий Ю.Н., Сухоруков В.Д. Экономическая и социальная география зарубежных стран)Регион или район? Традиционное ...»

РЕГИОНЫ: ПОНЯТИЕ, ТИПЫ, ИЕРАРХИЯ

(Гладкий Ю.Н., Сухоруков В.Д. Экономическая и социальная география зарубежных стран)Регион или район? Традиционное употребление в русском языке этих двух родственных терминов имеет запутанную историю. При этом предпринимавшиеся попытки вытеснения термина «регион» как иноязычного оказались столь же безуспешными, сколь и неоправданными. Во-первых, кажущийся русским термин «район» на самом деле имеет иностранное происхождение. Особенно употребим он во французском и испанском языках. Во-вторых, за многие десятилетия употребления* каждый из терминов приобрел свою неустранимую специфику (хотя элементы общности до сих пор превалируют, что позволяет их зачастую использовать как синонимы). Более универсальным и соответственно менее строгим термином является «район», диапазон значений которого варьирует весьма широко: от выражения «европейский район» до таких словосочетаний, как «районная овощная база», «районная поликлиника», «районная библиотека» и т.д. Характерным атрибутом многих его значений является привязка к политико-административному делению России, где он выполняет «монопольные» функции.

Термин «регион» в русском языке используется для обозначения достаточно крупных физико-географических, экономико-географических, геополитических и других территориальных таксонов и немыслим в таких выражениях, как, например, региональная овощная база. Конечно, в ряде случаев регионы могут объединять даже несколько низовых административных районов, однако

493776013398500* Проникновение обоих терминов в русский язык относится ко второй половине XIX в. В географическую литературу термин «район» введен в 1879 г. А.С.Ермоловым, предложившим сетку сельскохозяйственных «раюнов» для России, а «регион» предположительно впервые получил «права гражданства» в Словаре иностранных слов И.Ф. Бурдона и А. Д. Михельсона еше в 1877 г. Этим самым аргументы сторонников «русского» термина «район» становятся и вовсе шаткими.

это скорее исключение из общего правила. В соответствии с укоренившейся в последние годы традицией, минимальным по территории административно-территориальным ареалом, именуемым регионом, является субъект Российской Федерации.

Разумеется, эти нюансы имеют скорее академический интерес, поскольку в переводе на большинство языков мира упомянутые понятия «сливаются» воедино, как бы демонстрируя тот факт, что это лишь наша — искусственная «русская боль».

Подходы к определению региона. Универсального определения региона, пригодного «на все случаи жизни», не существует, если не считать известного из литературы его теоретического толкования: «это территория (геотория), по совокупности насыщающих ее элементов отличающаяся от других территорий и обладающая единством, взаимосвязанностью составляющих элементов, целостностью, причем эта целостность — объективное условие и закономерный результат развития данной территории» (Э.Б.Алаев, 1983).Приведем еще несколько определений региона, встречающихся в географической литературе (А. С. Макарычев, 1997).

Регион — это комплекс, состоящий из земли, воздуха, флоры, фауны и человеческого населения, которые могут рассматриваться в их особых отношениях друг с другом и которые составляют вместе определенную и характерную часть поверхности Земли.

Регионы — это те зоны, которые заключают в свои рамкисущественную однородность доминирующих физических условийи соответственно преобладающих «укладов обитания».





Регион — географический термин для описания такого типа окружающей среды, в котором географические элементы соединены друг с другом определенными и постоянными отношениями.

Регион — группа близлежащих стран, представляющих собойотдельный экономико-географический или близкий по национальному составу и культуре, или однотипный по общественно-политическому строю район мира.

Регион — область, район; часть страны, отличающаяся отдругих областей совокупностью естественных и (или) исторически сложившихся, относительно устойчивых экономике-географических и иных особенностей, нередко сочетающихся с особенностями национального состава населения и т.д.

Регион — средство отбора и изучения пространственных сочетаний сложных комплексов явлений, встречаемых на земномшаре. Любой участок или часть земной поверхности можно считать регионом, если они однородны с точки зрения условий данного пространственного сочетания. Однородность региона определяется на основании показателей, отобранных с целью выделения из всей массы тех земных явлений, которые необходимы дляхарактеристики или освещения данного их сочетания в пределах выделяемой географической единицы. В таком определении регион не является объектом ни независимо существующим, ни данным от природы. «Это интеллектуальная концепция, созданная мышлением, использующая определенные признаки, характерные для данной территории, и отбрасывающая все те признаки, которые рассматриваются как не имеющие отношения к анализируемому вопросу» (РЛатек, РЛопез, 1954).

Попытки сформулировать универсальное определение региона сводятся на нет его своеобразными интерпретациями в других отраслях знания. Так, административно-территориальная (политико-административная или юридическая) трактовка региона как субнациональной единицы может вовсе не соответствовать его вышеприведенному теоретическому толкованию, поскольку административная сетка нередко носит произвольный, а значит, субъективный характер. Юридическая природа такой трактовки объясняется тем, что права и обязанности административно-территориальных образований обычно прописаны в Конституции или определены специальными законами.

Философская трактовка региона ассоциируется с особым «миром», которому присущи свой менталитет, образ мышления, традиции, мировоззрение, мироощущение. Историческая интерпретация региона обычно указывает либо на утраченную со временем идентичность (Галиция, Трансильвания, Буковина, Банат и др.), либо на какие-то генетические признаки («привязку» в прошлом к определенным церковным приходам, епархиям, муниципалитетам и т.д.). Геополитическое понимание региона исходит из пространственной дифференциации различных политических сил и движений, центров «мощи» и «слабости». Здесь обычно «регион представляет собой группу стран, которые по многим очевидным параметрам больше взаимозависимы друг с другом, чем с иными странами» (К. ОеихскН, 1981).

Экономический регион — это территория, обладающая четко выраженной специализацией производства и определенной хозяйственной целостностью. Имеются попытки и синтетических определений: «регион — это исторически эволюционирующее компактное территориальное сообщество, которое содержит в себе физическое содержание, социоэкономическую, политическую и культурную среду, а также пространственную структуру, отличную от иных регионов и территориальных единиц, таких, как город или нация» (А. Магкикеп, 1987).

Подобный разброс трактовок оставляет слишком мало надежд на поиск такого определения региона, которое устроило бы абсолютно всех. По мнению известного американского экономико-географа У. Айзарда, по мере углубления в чисто пространственное теоретизирование, регион как дефиниция исчезает вообще и появляется лишь в связи с конкретизацией задачи. Иначе говоря, иерархию регионов определяет только научная проблема, поскольку регион детерминирован тем вопросом, изучением которого мы занимаемся.

Типы регионов. В специальной литературе выделяется свыше 50 категорий регионов, относящихся к различным сторонам физической, биологической или социальной среды и определяемых на основе множества конституирующих признаков. Последние варьируют в весьма широких пределах и различаются в зависимости от использования одного или нескольких признаков (однокритериальный или многокритериальный способ) регионализации, характера структуры и внутренних связей и т.п.

В западной литературе при классификации регионов чаще других используются следующие три градации:

1)регионы, выделяемые по единичным признакам. В этом случае речь идет об учете какого-то индивидуального явления, как правило, не нуждающегося в дальнейшей дифференциации (например, участок с определенной крутизной склона или зона свеклосеяния в экономической географии). Такие регионы иногда называют простыми;

2)регионы, выделяемые по нескольким признакам. Они отражают сочетание или симбиоз различных явлений. Их типичным примером могут служить ландшафтные регионы в физической географии, выделяемые с учетом климатического, гидрографического, почвенного, биотического и других факторов. Эти регионыполучили название «сложные»;

3)регионы, охватывающие почти всю совокупность проявлений человеческой деятельности в пределах рассматриваемой территории. Обычно в них находит отражение тесная взаимосвязь между естественными (природными) и общественными индикаторами территории. Примером подобных регионов могут служить культурно-исторические регионы. Часть географов настроена критически по отношению к исследованию регионов, выделяемых с учетом целого комплекса факторов, полагая что при обобщении множества элементов может теряться достоверность выводов. Одно время по отношению к данному типу регионов использовались термины «тотальные» или «компажи» (лат.— соединение, структура).

Вне зависимости от критерия, на основании которого выделяются регионы, каждый из них может являться либо однородным (гомогенным), либо узловым (функциональным). Однородные регионы выделяются по принципу единственной присущей им особенности (или ассоциации нескольких особенностей), причем отличительные признаки внутри их проявляются повсеместно. Наглядным примером однородного региона является климатический регион. Узловые регионы представляют собой ареалы, характеризующиеся сходящимися или расходящимися

потоками вещества, энергии или информации. Примером элементарного природного узлового региона может служить речной бассейн вместе с подземными водосборами. В гуманитарной (социально-экономической) географии узловыми регионами являются административные области, сферы влияния поселений, зоны сбыта и сырьевые зоны промышленных предприятий, участки почтовых отделений, поликлиник, школ и т.п.

Физико-географические регионы. Одной из существующих трудностей физико-географической регионализации земной поверхности является одновременный учет как зональных, так и азональных признаков. (Как известно, к зональным компонентам относятся климат, почвенный и растительный покров, животный мир; а к азональным — геологическое строение и петрографический состав горных пород.) Это обстоятельство заметно усложняет систему таксономических единиц физико-географической регионализации и способствует увеличению «дисперсности», мел-коконтурности регионов.

Наиболее часто в отечественной физической географии используется следующая иерархия физико-географических таксонов:

1) физико-географическая страна — наиболее крупная единица регионализации (не считая материков и океанов, природных поясов и зон), характеризующаяся общностью истории развития, что определяется единством геологического строения (например, Восточно-Европейская равнина, Западно-Сибирская равнина, Урал и др.);

2) физико-географическая область, идентифицируемая с учетом палеогеографии четвертичного периода и последующих событий; в ее облике обычно отражены геологическое строение и неотектоника, воздействие оледенений, морских четвертичных трансгрессий, процессы денудации, вулканизма и т.п. (например, зандровые низменности Восточно-Европейской равнины);

3)собственно физико-географический регион (или район), выделяемый в пределах области;

4)ландшафт как природно-территориальный мезокомплекс мезоуровня, выделение которого чаще всего ведется на зональной основе, с учетом общности биоклиматических черт, однотипных условий сочетания тепла и влаги и т.д.

В пределах отдельных ландшафтов, исходя главным образом из характера их литогенной основы, различают еще более дробные морфологические физико-географические единицы, именуемые урочищами и фациями. С известной долей условности их также можно рассматривать в качестве физико-географических микрорегионов, так как они обладают известной целостностью и взаимосвязанностью составляющих их элементов.

Однако вопрос о классификации физико-географических единиц чрезвычайно сложен. Некоторые авторы (например Д.Л.Арманд, 1952) утверждают, что найти исходную таксономическую единицу в физической географии вообще невозможно (дескать, в природе существует сплошная «лестница» материальных систем, но нигде нет «площадки» (лестничной), от которой можно было бы идти вверх или вниз).

Регион и регионализм. Недостаточная четкость термина «регион», его «лавирование» между различными отраслями знания и научными школами естественным образом переносится и на понятие «регионализм», расшифровка которого, к сожалению, отсутствует как в «Географическом энциклопедическом словаре» (1998), так и в понятийно-терминологическом словаре Э.Б.Алаева «Социально-экономическая география» (1983). Между тем в последние десятилетия термин «регионализм» используется в литературе очень широко.

По мнению авторитетного российского географа Я. Г. Машбица, «регионализм — это факт существования в стране районов со значительными природными, хозяйственными, социальными и этнокультурными различиями». Иногда регионализм трактуется как подход к рассмотрению и решению экономических, социальных, политических и других проблем под углом зрения интересов и потребностей того или иного региона. В соответствии с нормами русского языка окончание «изм» может означать свойство, тенденцию, стремление к чему-нибудь, интеллектуальное течение или доктрину. В нашем случае мы имеем дело не только со своеобразным «плавильным котлом», «тиглем», где аккумулируются всевозможные знания о регионах, почерпнутые из разных дисциплин. В данном случае окончание «изм» косвенно указывает на динамичность, мобильность, связанные, например, с региональной политикой государства, идеологией его вмешательства в жизнь отдельных территорий и т.д.

По сложившейся в литературе традиции, термин «регионализм» используется преимущественно по отношению к разнородным общественным процессам (экономической дифференциации пространства, движению за этнические права, децентрализации государственного устройства, межгосударственное сотрудничество соседних регионов и т.д.). Вместе с тем нет оснований возводить «стену» между физической географией и процессами регионализма; причем последние могут рассматриваться как под углом зрения дифференциации самой природной среды, так и в связи с влиянием естественных условий на регионализацию социально-экономического пространства.

Подытоживая сказанное, отметим, что за долгие годы своего развития география пережила несколько серьезных научных «увлечений» (или так называемых парадигм). Одним из них как раз и была региональная парадигма. Многие ученые отстаивали точку зрения, в соответствии с которой предмет географии — это изучение регионов. Наиболее яркий представитель западной региональной географии Р.Хартшорн утверждал, что «главный фокус географии — мозаика отдельных ландшафтов на земной поверхности». Однако в подобной трактовке понятия «география» и «регионоведение» практически совпадали, что существенно сужало возможности географии.

Контрольные вопросы и задания

Чем вызвано широкое употребление в русском языке двух родственных понятий «район» и «регион» и каково между ними семантическое различие?

Почему трудно сформулировать универсальное определение региона, пригодное «на все случаи жизни»?

Дайте примеры иерархи-чески соподчиненных региональных единиц в какой-либо отрасли знания.

Какое содержание вкладывается в понятие «регионализм»?

Как соотносятся в русском языке два понятия: «регионоформирование» и «регионообразование»? Каким образом они связаны с активными и пассивными формами регионализации? Приведите примеры.

Прокомментируйте следующую «пессимистическую» оценку регионализма, данную западным ученым Э.Айсерманом: «Регионализм потерялся в интеллектуальном пространстве, поскольку он не смог ни создать, ни адаптировать новых теорий и методов. Вся эта конструкция находится под угрозой интеллектуального застоя».

РЕГИОНАЛИЗАЦИЯ В ГУМАНИТАРНОЙ ГЕОГРАФИИ

Культурно-исторические регионы мира. Поделить земной шар на регионы можно по-разному. Любое такое деление будет представлять продукт нашего мышления и носить условный характер. Вспомним, что еще в недалеком прошлом весь мир подразделялся на Старый и Новый Свет. Под Старым Светом подразумевались три известные с древности части света — Европа, Азия и Африка, а название Новый Свет обозначало неизвестную европейцам вплоть до XVI в. четвертую часть света — Америку. Таким же чрезвычайно общим делением планеты на регионы могла бы явиться сегодня ее «разбивка» на освоенные и обжитые регионы (Ойкумена), с одной стороны, и неосвоенные — с другой.

В качестве особых регионов можно рассматривать также физико-географические регионы (Сахара, Гималаи, Памир, Западно-Сибирская низменность и др.), экономические регионы, компактные территории проживания этнически родственных народов, конфессиональных групп и даже отдельные страны. Еще недавно весь» мир вполне серьезно делился на социально-экономические мир]ы — «мир социализма», «мир капитализма» и «третий мир»* (развивающиеся страны). Сегодня такое деление по вполне понятным! причинам утратило свой смысл. Иногда в степень главного критерия дифференциации человечества возводится уровень благосостояния стран и народов (богатый север и бедный юг и т.д.). Весьма распространены методы регионализации мира, основанные на различиях языков, религий и т.п. Всё зависит от того, какой критерий положен в основу регионализации.

Иначе говоря, на процессы регионализации (или районирования]) общества оказывает влияние множество факторов: этнический и конфессиональный состав населения, демографический фактор и рисунок расселения жителей, политика государства, особенности природной среды и т.д. В качестве примера обратимся к роли этнического фактора.

Во многих странах Азии и Африки этнонациональные проблемы становятся доминантой их современного развития. При этом речь зачастую не идет о прямых этнических конфликтах. Явление приобретает более глубинные черты, затрагивая многие аспекты межличностного общения и души людей.

В этнической картине этой части Земли особенно много нестандартных ситуаций, порой искусственно созданных и веками «консервирующихся» вопреки чаяниям миллионов людей. Например, одна из таких ситуаций,, порождающая колоссальные импульсы регионализма, связана! с курдским этносом — одним из крупнейших в мире, не имеющим своего государства. Известно, что курды «рассеяны» по всему миру, но более или менее компактно они населяют горные районы, вошедшие в Юго-Восточную Турцию, Северо-Западный Иран, Северо-Восточный Ирак и Северо-Восточную (а частично и Северо-Западную) Сирию. В этой связи фактом является наличие целостного этнического региона, подразделяющегося в отечественной литературе на Турецкий, Иранский, Иракский и Сирийский Курдистан.

Несмотря на многовековое воздействие естественной и насильственной ассимиляции и «вестернизации», самосознание курдов не только не утрачено, но и приобрело новые качества. Как бы не стремились вышеупомянутые государства к созданию мононациональных и моноконфессиональных (многие курды исповедуют йезидизм) государств, курдский регионализм, по всей вероятности, еще проявит себя

* Термин «третий мир» впервые предложил французский социолог А.Сови (по аналогии с третьим сословием эпохи революции 1789 г.). Интересно, что идеологический отдел ЦК КПСС лишь спустя многие годы заметил опасность это г о) термина, порождавшего некую «квазитриаду» трех миров. Последняя бралась тогда на вооружение левооппортунистической пропагандой (т.е. КНР, претендовавшей на лидера «третьего мира»), что. по мнению партийных идеологов, находилось в противоречии с «научным» делением мира лишь на две противоположное общественно-политические системы.

Можно специально анализировать затяжное противостояние таких этносов, как хуту и тутси в Руанде, тамилов и сингалов в Шри-Ланке, ханьцев и тибетцев в КНР, турок-киприотов и греков-киприотов на Кипре, палестинцев и евреев в Израиле, многочисленных племен в Йемене, Нигерии, Чаде, Камеруне, Либерии, Сомали и других странах на фоне то обостряющихся, то ослабевающих процессов сепаратизма и регионализма. Однако и без этого ясно: нигде в мире этнический фактор регионализма не выражен так ярко, как в Азии и Африке.

Достаточно старой и достаточно щекотливой проблемой стран Юго-Восточной Азии, провоцирующей импульсы регионализма, является наличие во многих из них солидной прослойки китайского национального меньшинства — хуацяо. Так, китайская община на Филиппинах составляет 600 тыс. человек, в Малайзии — около 6 млн и т.д. Строго говоря, указанные цифры являются очень условными и приблизительными. Если учесть филиппинцев с 1/4 «китайской крови», то численность китайской диаспоры на тех же Филиппинах увеличивается сразу в несколько раз (причем в ее числе оказывается и глава католической церкви на Филиппинах кардинал Син, и бывший президент Корасон Акино, и т.д.). Не ясно также, следует ли относить к китайцам многочисленных жителей Таиланда — выходцев из племен неханьского происхождения, но проживающих на территории Южного Китая.

Хотя взятые в целом хуацяо не составляют единой, монолитной массы (это лица различного имущественного и социального происхождения, разнообразных идеологических, культурных и религиозных ориентации), они во многих странах этой части Азии играют заметную роль в сфере бизнеса, а иногда вообще контролируют сферу торговли. Это невольно порождает «этнонациональную напряженность», приводит к внутрирегиональной стратификации общества.

В реальной жизни наряду с выделением государств мы часто сталкиваемся с упоминанием своеобразных интернациональных регионов, таких, как Западная Европа, Ближний Восток, Индокитай, Вест-Индия, Тропическая Африка и др. Такие крупные регионы характеризуются, как правило, относительной схожестью исторических судеб населяющих их народов, природных условий, культур, определенными этноконфессиональными параллелями, некоторой общностью хозяйственной специализации и т.д. С некоторой долей условности их можно назвать культурно-историческими регионами мира.

Разумеется, такие регионы отличаются различной степенью

внутреннего единства. Одни из них (например, Западная Европа)

давно уже представляют собой более или менее целостные в политическом, культурном и хозяйственном отношении организмы, в то время как единство других (например, Тропической Африки) из-за огромных различий в путях культурного и социально-экономического развития подвергается сомнению.

От чего же зависит степень внутренней интеграции культурно-исторических регионов? От множества факторов, и прежде всего от их исторической судьбы и типа сложившейся цивилизации, хода этнических процессов, направления экономических связей, развития транспортных путей и даже расположения природных барьеров (высоких гор, морей и т.д.).

В современную эпоху особую роль в «цементировании» таких регионов играют экономическая интеграция государств, создание общего рынка, единого экономического пространства, единой валюты и т.д. Например, отсутствие реальной экономической интеграции в странах Африки или Океании лишний раз подчеркивает географическую разобщенность народов этих регионов.

Культура и цивилизация: географическая интерпретация. Несмотря на различие подходов к научной интерпретации понятий «культура» и «цивилизация», огромное влияние этих феноменов на территориальную дифференциацию современного мира не оспаривается никем. Учитывая тот факт, что именно культура способна удержать и охладить «кипение» мирового «политического котла», тщательное исследование культурного разнообразия мира, его цивилизационных рубежей и «разломов» представляется исключительно важным.

Классическое определение культуры подразумевает под этим понятием совокупность знаний, которые человек должен приобрести для обогащения своего духовного опыта и вкуса посредством занятий искусством, литературой и науками. Иногда куль-тура трактуется более объемно — как совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их создания и применения, и в этом смысле она практически аналогична понятию цивилизация.

Существует мнение, что культура (понимаемая в узком смысле) в отличие от цивилизации относится к явлениям субъективного порядка, поскольку совокупность знаний у человека может формироваться через образование и средства массовой информации, которые, в свою очередь, могут контролироваться центральной авторитарной властью в своих целях. В истории можно найти примеры, когда навязываемая обществу культура оказывалась в противоречии с ценностями традиционной цивилизации (нацистская Германия и т.д.).

Термин «цивилизация» впервые вошел в обиход во Франции. Им первоначально обозначались добродетели людей — завсегдатаев просвещенных парижских салонов. С тех пор как термин был введен в научную литературу (шотландским историком и философом А. Фергюссоном), его смысл заметно изменился. Какое-то время он употреблялся как синоним слова «культура», затем его содержание стало трактоваться более широко. Ныне под цивилизацией понимается «некая культурная общность, самый высокий уровень группировки людей по признаку культуры и самый широкий срез культурной идентичности после того, который отделяет человека от других биологических видов» (С.Хантингтон, 1993).

Совершенно очевидно, что цивилизация может определяться как объективными критериями (история, религия, язык, традиции, институты), так субъективными — характером «самоидентификации». Она может охватывать множество государств (как западноевропейская) или только одно (Япония). Каждая из цивилизаций отличается своей неповторимой спецификой и только ей свойственной внутренней структурой (так, японская цивилизация имеет в сущности один вариант; западная цивилизация — два основных варианта: европейский и североамериканский; исламская — по крайней мере, три: арабский, турецкий и малайский). В данном случае цивилизация интересует нас прежде всего как региональное (глобальное) пространство, наполненное особым культурным содержанием. Любую из цивилизаций образуют совокупности компонентов и компонентных связей, причем не следует забывать о том, что понятием цивилизация охватывается не только материальная и духовная культура людей, но и окультуренные естественные ландшафты, т.е. в сущности природа.

Одним из замечательных проявлений современного процесса общения являются разнообразные культурные контакты человечества. Они берут начало с древнейших времен с обмена предметами материальной культуры между первобытными племенами и продолжаются сегодня в масштабной интеграции региональных культур и цивилизаций. Подобный синтез культур способствует устранению изоляционизма народов и экономической автаркии государств, преодолению обывательского чувства страха перед всем новым и непривычным.

Может быть, это звучит несколько парадоксально, но особый вклад в интеграцию мировых культур внесли полиэтнические сообщества — империи, практически всегда стремившиеся к территориальной экспансии. С одной стороны, порабощенное, например, Римской или Македонской империями население вынуждено было терпеть жестокость «этноса-гегемона», с другой — завоеватели, как правило, обладали большими цивилизаторскими достижениями. Происходила консолидация интеллектуальной элиты — главного двигателя культурного развития, передавались «по цепочке» (от человека к человеку) обычаи и традиции, расширялось поле духовного творчества населения метрополий и колоний, обогащалось военное искусство и т.д. В ряду неупомянутых империй, сыгравших видную роль в интеграции мировой культуры, можно назвать также Арабский халифат, Китайскую, Османскую, Британскую, Российскую и другие империи.

На рубеже XX —XXI вв. мир меняется с невиданной быстротой. Культурную экспансию теперь вовсе не обязательно можно осуществлять путем территориальных завоеваний. Сегодня стремительно переплетаются экономические связи, расширяется сеть глобальных коммуникаций и средств массовой информации, огромный размах приобрел обмен ценностями культуры в рамках раз-личных национальных и международных программ. Судьбы народов сливаются в одну всемирную судьбу.

Некоторыми западными учеными в этой связи высказывается мнение о том, что «мир перерос суверенитет». Действительно, с каждым годом государства делегируют мировому сообществу (в частности, ООН) все больше полномочий. Однако роль государства как стабилизирующей и направляющей силы в процессе мировой интеграции не уменьшается, а скорее усиливается. Подтверждается мысль Гегеля, высказанная в его работе «Философия права», о том, что государство преодолевает ограниченность этнического сообщества и гражданской ассоциации: оно становится формой, в которой человечество может наиболее полно развернуть свои творческие силы. И напротив: пока не сбываются руссоистские представления (подхваченные К. Марксом и его последователями) об отрицании государства и его постепенном отмирании.

Процессы интеграции и регионализма всегда «шествуют» рядом, центростремительные тенденции сменяются центробежными и наоборот. Во всяком случае до общечеловеческого духовно-нравственного единства (того, что русские философы XIX в. называли соборностью и всечеловечностью) еще далеко. По иронии судьбы, острое соперничество государств в экономической, военной и идеологической сферах имеет самое непосредственное отношение к культуре и цивилизации.

Итак, культурная интеграция мира может и должна опираться на развитие (возрождение) национальной культуры, самобытное развитие народов, их самоопределение в области языка, духовной культуры... Иногда при этом добавляют: и государственности. Однако этот вопрос очень не прост. Начиная с Фихте, а отчасти и раньше в европейской общественной мысли утверждалась идея о том, что каждая нация должна иметь свое государство. А если сегодня нация дисперсно «вкраплена» в другую? А если суверенитет одного народа автоматически ведет к потере независимости другого? А если этнос в силу исторических обстоятельств остался вообще без собственной территории? И что вообще следует понимать под нацией? Как видим, вопросов больше, чем ответов.

«Матрешечный» принцип строения культурно-исторических регионов. Большинство крупных культурно-исторических регионов мира отличается сложной многоступенчатой (или «матрешечной») структурой, что хорошо видно на примере «классической» Западной Европы. В ней традиционно различают Южную, Центральную, Северную Европу и Британские острова. В пределах некоторых из них различаются регионы меньшего ранга, например Скандинавские страны или страны Бенилюкса. В свою очередь, внутри многих государств имеются свои локальные «культурно-исторические очаги». Так, в Великобритании к ним следует отнести прежде всего Шотландию и Уэльс; во Франции — Лотарингию, Эльзас, Бретань, Корсику, Бургундию, Прованс, Лангедок и т.д.; в Германии — Баварию, Тюрингию, Саксонию-Анхальт и др.; в Испании — Страну Басков, Андалузию, Кастилию, Каталонию и др.

Зарубежную Азию чаще всего изучают сквозь призму таких ее слагающих регионов, как Юго-Западная Азия, Южная, Восточная, Юго-Восточная Азия. Распад Советского Союза привел к «появлению» (в учебниках) Центральной Азии в составе Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Казахстана и Туркмении. Как правило, в рамках каждого из этих регионов выделяются регионы меньшего ранга, обладающие непреходящей культурной спецификой. Государства Америки обычно изучают с учетом существования здесь таких более или менее целостных регионов, как англоязычная Америка (США и Канада) и Латинская Америка (в составе регионов меньшего ранга: Мексики, Центральной Америки и Вест-Индии, Андских стран и государств бассейна Амазонки и Лаплатской низменности). Что касается Африки, в ее составе четко различают Североафриканский регион (тяготеющий скорее к исламской Юго-Западной Азии, чем к остальным странам континента) и Африку южнее Сахары (в составе Западной, Восточной, Центральной и Южной Африки).

Бывает, что некоторые страны одновременно относятся к двум и более культурно-историческим регионам. Так, Египет является североафриканской, ближневосточной, средневосточной и арабской страной (Ближний Восток образуют страны на стыке Юго-Западной Азии, Северной Африки и Европы, а в совокупности с Ираном и Афганистаном они составляют Средний Восток).

Границы регионов. Одной из наименее изученных сфер в науке остается область границ (или рубежей) между различными типами регионов в географическом, историческом, социокультурном, экономическом, информационном и других пространствах. Возросшее в последние годы внимание регионалистов к осмыслению рубежной коммуникативности принесло хорошие результаты, показало большую перспективность этого научного направления. Эти результаты могли бы быть ещё значительнее, если бы разработчики чаще и основательнее обращались к междисциплинарным исследованиям на стыке гуманитарной географии и философии, морфологии культуры, этнологии, экономики и т.д.

Философские основы пограничных состояний были впервые изложены И.Кантом, соединившим в себе таким образом философа и географа*. «Только великий ученый,...изучавший духовные и земные горизонты, мог сформулировать представления об имманентном и трансцендентном мире, в котором географические понятия органично сливаются с философскими» (В.А.Дергачев, 1999).

При нанесении на географическую карту любых различающихся участков земной поверхности (т.е. регионов) возникает необходимость их разделения при помощи тех или иных ограничительных знаков. Сделать это не всегда легко, особенно когда регионы объединяют явления прерывистого или «кучного» распространения. В данном случае затруднения возникают при определении периферийных участков, которые носят переходный характер. И на¬против, если регионы отражают различия в интенсивности сплошного распространения, то оконтурить их границы не составляет труда.

Характер линий границ зависит от того, о каких территориях идет речь — обособленных или территориях сплошного или прерывистого распространения. Рубежи регионов, обязанных своим происхождением деятельности людей, обычно более четки в сравнении с природными. Классическим примером здесь могут служить политические и административные границы, имеющие линейный характер. Более или менее четкие границы культурных ландшафтов, в то время как границы, например, естественных геоботанических регионов отнюдь не отличаются ясностью. Так, тайга переходит в тундру настолько плавно, что появляется необходимость выделения лесотундры. В свою очередь, степь нередко соединяется с лесом посредством лесостепи и т.д.

Однако могут быть и исключения. Например, край рудного тела, когда он обнажен сбросом, проступает резко и легко наблюдается в полевых условиях, хотя речь идет о естественном рубеже и человек здесь «ни при чём». С другой стороны, границы социокультурных регионов тоже во многих случаях носят переходный, ярко выраженный «маргинальный» характер. Это явление можно проиллюстрировать не только зонами влияния поликлиник, средних школ, детских садов и т.д., но и границами культурно-исторических регионов. Так, Лангедок во Франции или Пьемонт в Италии представляются четко очерченными только на далеком расстоянии, но при близком рассмотрении распадаются на ряд еще

* «Кантовская проблема — это проблема пограничных состояний, которые в принципе только на границах и существуют. Проблема полей, напряжений, со¬здаваемых существованием самих этих границ» (М. Мамардашвили, 1992).

более мелких «типичных ареалов». Можно приводить бесчисленные примеры споров вокруг понятий «Центральная Европа», «Восточная Европа», «Средний Восток», «Центральная Азия» и т.д. Следует четко различать для себя два обстоятельства, связанные с границами регионов: одно дело — характер границ, представляющих собой четкую линию или «расплывчатую переходную полосу», другое — это способ их делимитации, изображения на карте. При незначительном масштабе толщина проводимой картографом линии может оказаться шире реальной границы зоны, что исказит действительность. При этом ясно, что граница региона, выделенного по единственному признаку, наиболее точно соответствует изображению на карте (при условии совпадения толщины линии на карте с шириной переходной зоны), в отличие от границы региона, идентифицируемого по совокупности признаков. В последнем случае граница региона будет точной только при условии, если образующие ее «частные» линии совпадут.

Понятие о рубежной коммуникативности и рубежной энергетике. Латинский термин «коммуникация» означает форму связи, путь сообщения, процесс передачи информации и т.д. Это понятие «имеет универсальный смысл, раскрывающийся в конкретном географическом, историческом, социокультурном, экономическом, информационном и других пространствах....В социокультурном пространстве коммуникация обычно определяется как «передача информации» от человека к человеку в процессе любой деятельности. Традиция как коммуникация во времени осуществляет трансляцию от поколения к поколению социокультурных ценностей и письменности. Разновидностями трансграничной коммуникации в социокультурном пространстве являются комплиментарные этнические отношения, а в экономическом пространстве — коммуникационные коридоры ускорения оборачиваемости торгового, промышленного и финансового капитала (свободные экономические зоны и др.)» (В.А.Дергачев, 1999).

Существует мнение, что на рубеже II и III тысячелетий по мере исчезновения прежних возможностей для территориальной колонизации и духовной экспансии пришла эра пограничных, маргинальных состояний, обещающая значительно расширить горизонты человеческого познания. Речь идет о маргинальных (лат. таг§таИ$ — находящийся на краю) состояниях не только вещества, но и людей (маргинальные территории, сословия, общества; контактные зоны между океаном и континентами, биосферой, литосферой и атмосферой; рубежные бинарные отношения в системах запад — восток, север —юг, атлантизм —евразийство, ислам — христианство, западные и восточные цивилизации, город и деревня и т.д.).

С рубежной коммуникативностью тесно ассоциируется понятие «рубежная энергетика». Принято считать, что именно маргинальные зоны несовпадающих природных, экономических, этнокультурных, информационных и других полей и служат источником энергетических импульсов. Нетрудно видеть, что рубежная энергетика имеет непосредственное отношение к эмоционально-чувственной сфере и, таким образом, может являться не только стратегическим ресурсом материального развития, но и ресурсом духовного возрождения социума, этноса, государства.

Среди наиболее часто упоминаемых в литературе объектов исследования рубежной коммуникативности — политические (буферное, транзитное государство), экономические (свободная экономическая зона, маргинальная экономика), социокультурные (маргинальная культура, бикультура, диаспора), природные (атмосферные фронты, контактные зоны суша —океан). Появились даже специальные термины для идентификации соответствующих явлений и структур: геостраты — т.е. стратифицированные, наложенные друг на друга разнотипные пространства; геомары — энергоизбыточные граничные поля и др. (В.А.Дергачев, 1999).

Именно линии раздела между цивилизациями как очаги рубежной энергетики, по мнению крупного американского политолога С.Хантингтона, заменят в XXI в. политические и идеологические рубежи времен «холодной войны» и станут источником кризисов и даже войн. Автор выступил с утверждением, что в «новом мире» коренные источники конфликтов будут лежать в сфере культурных различий. «Главные конфликты... будут происходить между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций будет доминировать в мировой политике» (С.Хантингтон, 1993).

Противоборство цивилизаций, по Хантингтону, имеет место на двух уровнях: локальном и глобальном. На микроуровне население соседних межцивилизационных регионов, «заряженное рубежной энергетикой», оспаривает территории и демонстрирует превосходство своих культурных традиций. На глобальном уровне страны, принадлежащие к различным цивилизациям, соперничают в военной и экономической сферах, всеми силами утверждают свои духовные и религиозные ценности. Наибольший энер¬гетический потенциат якобы сосредоточен на границе между за¬падной (христианско-иудейской) и исламской цивилизациями, борьба которых, по утверждению автора, продолжается около 1300 лет и не обнаруживает никаких признаков угасания.Вместе с тем схема С.Хантингтона многим кажется слишком простой. Высказывается мнение, что до сих пор самые страшные и кровавые драмы имели место в рамках одних и тех же цивилизаций. Гитлеровцы истребляли европейцев-христиан и иудеев, большевики, маоисты и полпотовцы осуществляли геноцид в собственных странах. Конфессиональное и культурное родство Японии с Китаем и Кореей не мешало ей неоднократно воевать с этими странами и т.д. К тому же известно, что именно гражданские войны обычно отличаются наибольшей жестокостью.

Как же быть в таком случае с концепцией рубежной энергетики? Не колеблется ли ее истинность из-за отрицания конфликта цивилизаций?

Различия между цивилизациями, действительно, реальны и значимы, и многие люди готовы сражаться и умирать за свои убеждения, свой род, самобытность, свою землю, священную землю предков. Но в глобальном плане модель Хантингтона вряд ли «сработает»: во-первых, глобальный конфликт равносилен самоубийству человечества; во-вторых, государства, принадлежащие к разным цивилизациям и заинтересованные в успешном социально-экономическом развитии, будут все больше интегрироваться в мировом рынке, тем более что закон стоимости един для всех формаций и цивилизаций; в-третьих, высказываются сомнения относительно отождествления мира с цивилизациями — последний слишком гетерогенен. То есть представление о цивилизациях как «единицах» не всегда плодотворно с точки зрения мироцелостности.

Итак, в качестве стержня наиболее перспективного деления (или регионализации) мира служат культурные характеристики, которые менее подвижны и переменчивы, чем идеологические, политические или экономические. («Коммунисты могут стать демократами, богатые бедными и наоборот, но русские не могут стать эстонцами, а азербайджанцы — армянами», — писал С.Хантингтон.) Ясно, что понятием «культура» охвачены и язык, и религия, и экономика, и многие другие критерии. В свою очередь, внутри крупных культурно-исторических регионов, как правило, имеются регионы меньшего ранга.

Контрольные вопросы и задания

1. В чем состоят преимущества культурно-исторической регионализации мира в сравнении, например, с экономической или политической? 2. Как принято разграничивать понятия «культура» и «цивилизация»? 3. Как можно оценить вклад империй в интеграцию мировых культур? Проиллюстрируйте свои мысли на конкретных примерах. 4. Раскройте смысл выражения «культура — это "твердый осадок" территориальных общественно-политических образований». 5. Большинство рубежей, разделяющих регионы, не отражают внезапных переходов. Отчего это происходит? 6. Какой смысл вкладывается в понятие «рубежная коммуникативность»? 7. Какое отношение имеет теория конфликта цивилизаций С.Хантингтона к феномену рубежной энергетики?




Похожие работы:

«23774407556500 Международный научно-образовательный центр истории Холокоста и геноцидов РГГУПРОГРАММА ШКОЛЫ МОЛОДОГО УЧЕНОГО "Преодоление социокультурных угроз в исторической динамике: опыт изучения Антисемитизма, Холокоста и геноцидов" При поддержке гранта Российского научного фонда (проект №17-78-30029) Москва – пос. Голицыно, Московская обл. 23 – ...»

«12700Имя сказочного персонажа: Глинышек.Туристский бренд, который представляет персонаж:  "Яранск – родина Глинышка"Описание сказочного персонажа:  Сказочный глиняный мальчик, Глинышек, трудолюб...»

«"Утверждаю" Директор МБОУ " Яйская оош №3" _Н.Г. Булаева Приказ №_от_ ПЛАНВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ на 20162017 учебный год МБОУ "Яйская основная общеобразовательная школа №3"Задачи воспитательной работы: Формировать у детей уважение к своей семье,...»

«ТЕКУЩИЙ КОНТРОЛЬ 1 Патофизиология как наука и учебная дисциплина: предмет и объект изучения, методы, разделы, цели и задачи учебного курса. Значение патофизиологии в подготовке практического врача. Виды моделирования. Патофизиологический эксперимент: виды, этапы постановки, преимущества и недостатки. История патофизиологии: основопо...»

«ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЕ ГРУППОВЫЕ ЭКСКУРСИОННЫЕ ТУРЫ В ПАРИЖЗАЕЗДЫ ПО ВТОРНИКАМ, ПЯТНИЦАМ И СУББОТАМ ПАРИЖ – РАНДЕВУ 8 дней/7ночей (3 экскурсии) 1 день Прибытие в Париж. Трансфер на комфортабельном автобусе в отель. Размещение в отеле. Свободное время. 2 день Обзорная автобусная экскурсия по Парижу. Пешеходная экскурсия по Монмартру с п...»

«Формы государства Вид занятия, тип урока: урок комбинированный, с элементами выполнения практических заданий. Цель урока: актуализируя опорные знания, способствовать осмыслению и усвоению знаний о государственном, политическом устройстве стран мира, системе государственной власти...»

«Вопросы к зачету1. Общие вопросы изучения денег, основные источники.2. Денежные реформы и основные методы их проведения.3. Зарождение научной нумизматики.4. Нумизматика и история денежного обращения.5. Исторически первые инфляции: медноденежная и железноденежная. 6. "...»

«Православная религиозная организация – учреждение среднего профессионального религиозного образования Русской Православной ЦерквиВЯТСКОЕ ДУХОВНОЕ УЧИЛИЩЕ Кафедра исторических дисциплин История РЕЛИГИЙ Методические указания по самостоятельной работе студентов Киров 2013 Печатается...»

«Задание №1.Продолжи предложение: Название уйсун встречается записях, начиная-до.н.э. Столица уйсун-(город Красной долины)находился южнее озера-. Китайский историкпишет,что правитель государства усней именуется. Титул правителя кангюев. Государство кангюй разделилось внутри себя на каждый из которых уп...»







 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.